Главная / Интервью

Хроника дня

Продажный журналист Владимир Петров: любой чиновник и депутат однозначно заслуживает удар по морде


Владимир Петров – личность известная и весьма противоречивая. Он входит в пятёрку самых популярных политических блоггеров Украины, занимается, как он сам говорит, организацией провокаций. Владимир Петров побывал в гостях у «Таймера», поделился своим видением ситуации в украинской журналистике и ответил на вопросы.
- Как вы думаете, почему именно сейчас в Украине заговорили о свободе слова?
- О свободе слова всегда начинают говорить в тот момент, когда у журналистов заканчиваются деньги. А свобода слова предполагает, в их понимании, что им не дают что-то делать, в данном случае – не дают зарабатывать деньги так, как они этого хотят.

Журналист прекрасно понимает, что заработок денег для него лежит не только в той плоскости, чтобы за деньги говорить то, что ему говорят, но и в той плоскости, чтобы не говорить того, чего ему не нужно говорить — за деньги. Это одна из сфер бизнеса в украинской медиа-тусовке – платить за снятие материалов, чтобы материалов не было, чтобы журналисты не говорили чего-то плохого. Потому что людей, которые говорят что-то хорошее, достаточно. А тех, кто талантливо говорит что-то плохое, – очень мало.
- Что дороже стоит на рынке услуг – пиар или чёрный пиар?
- Чёрный пиар, безусловно. Но нужно сначала разобраться, что мы имеем ввиду под зарабатыванием денег. Если доктор приходит, чтобы лечить людей, учится для этого, а потом делает ложные диагнозы, чтобы делать ложные операции, является ли это зарабатыванием денег? Является ли фраза «мне нужно кормить семью» оправданием подобной деятельности? Безусловно, нет.
Если ты выбрал судьбу журналиста, то определись – ты продажный журналист или непродажный. Если ты продажный – пожалуйста, задекларируй это. Я всегда говорю, что я работаю за деньги. Я – продажный журналист.

- Но население это воспринимает как некое клеймо.

- Население может воспринимать это как угодно. Если ставить перед собой цель формировать общественное мнение и этого общественного мнения бояться, что оно его заклеймит, тогда это – не журналист.
Ни для кого не секрет, что журналист – это, в первую очередь, объективность. Это человек, который должен отвечать за то, что он говорит, а не использовать свой авторитет, чтобы формировать общественное мнение именно в том моменте, где ему платят деньги. Журналист – это, собственно, глашатай, человек, который должен отдавать себе отчёт в том, что он говорит.
- Но ведь журналист может говорить за деньги то, что считает нужным, но может за бОльшие деньги переступить через свои идеалы и работать, например, на другую политическую силу.
- Если журналист проповедует идею за деньги одного клиента, потом проповедует другую идею за деньги другого клиента – вот это ненормально.
- Может ли журналист быть объективным?
- Да. В том случае, если он искренне верит в то, что он делает. Возможно, со стороны это будет казаться однобоким и необъективным, но это будет объективно.
- А как читатель, зритель должен понять – объективен журналист или нет?
- А читатель, зритель не должен определять вообще. У читателя и зрителя не должно возникать мыслей – объективен журналист или не объективен. Ведь ни у кого не возникает мысли, объективен врач или нет. Когда мы идём в больницу, мы отдаём себя в руки врача. Когда мы включаем телевизор, мы отдаём себя в руки журналиста.

- В Одессе существуют телеканалы, журналисты которых исповедуют диаметрально противоположные взгляды. Одни – оппозиционные, другие – обслуживающие городскую власть. Зрители называют продажными журналистов в зависимости от собственных предпочтений. Как на это реагировать?

- Бить в морду этим деятелям. Я считаю, что любой чиновник, госслужащий или депутат, находящийся в любом совете любого созыва, в принципе, получив эту должность, это место, уже заслуживает по морде однозначно. Потому что каждый из них, поступая на эту должность и занимая это кресло, уже декларирует тот факт, что он – мерзавец и негодяй.

- То есть управлять городом нормальный человек не может априори?

- Не может по одной простой причине. Это как в милицию прийти работать с чистыми помыслами и через год превратиться в скотину, потому что есть такое понятие, как профессиональная деформация и система. Система сжирает человека, человек подстраивается под неё для того, чтобы гармонично жить, существовать, работать. Точно также и с чиновниками, и с депутатами. Они не готовы противопоставлять себя системе.
- А с журналистами не так?
- Нет. Потому что у нас уже давно не Советский Союз, потому что журналист может противопоставить себя системе. Но при этом он должен осознавать, что будет воевать со всеми другими журналистами.

- Тогда возможно такое явление, как журналистское братство, сообщество?

- Точно также, как в шоу-бизнесе, например, сообщество и братство певцов. Журналисты — братья, которые за лишний гонорар перегрызут друг другу глотку. Давайте называть вещи своими именами.

- Как расценить ситуацию, когда с журналистом одной телекомпании случается несчастье, и при этом это никто этот факт не освещает, не становится на защиту, потому что остальные обслуживают интересы других политических сил?

- Профессия журналиста овеяна несправедливой романтикой после фильма «Бандитский Петербург». Журналисты в большинстве своём — люди ленивые. Я имею ввиду представителей мужского пола, так как я считаю, что женщины не должны в принципе физически работать, а должны развлекаться, и даже работа у них должна быть в виде развлечения – например, журналистика. И я убираю 40% людей с психическими диагнозами. Остальные – ленивые, ограниченные, сильно пьющие люди, которые пошли в эту профессию, потому что можно сидеть задницей, ничего не делать, собирать буквы в слова, и, когда напиваешься в пятницу вечером или в субботу с коллегами и писаешь в центре города под деревом, то милицейскому патрулю можно показать «корочку» и сказать: "Я журналист, не обижайте меня". Среди журналистов, с которыми я сталкивался, 10% — толковые люди. Все остальные – глупые бездари, постоянно друг другу завидующие, постоянно считающие чужие деньги, чужие гонорары и ненавидящие друг друга искренне. Ситуация, когда с кем-то что-то случается, и остальные не поддерживают – абсолютно нормальная для данного общества.
- Существует ли, на ваш взгляд, разница между столичными журналистами и провинциальными?
- Да. Провинциальные города менее продажны. В провинциальном городе достаточно 100 долларов, чтобы купить журналиста с потрохами. В столице придётся заплатить 200. В этом разница.
- Журналистика и политика – должны ли они пересекаться?
- Должны. Яркий пример журналиста, который стал политиком — Владимир Арьев или Андрей Шевченко. На самом деле цель журналистов, которые воюют с политиками, – только одна, чтобы им заткнули рот деньгами и приняли в эту политическую тусовочку.
Журналисту просто стыдно попроситься, поэтому он говорит: вот вы все такие нехорошие, придите и уговорите меня. Это психология женщины, которая подходит к мужу и говорит – ты меня не любишь. После чего муж в течение двух часов рассказывает ей, что он её любит, и женщина успокаивается. Так же и здесь: журналист говорит, что все политики — козлы, в надежде на то, что политики придут и скажут: ну иди к нам, козлам. И он пойдёт к ним.
- Как можно бороться с журналистами, которые готовят заведомо неправдивые фильмы, новости. Облекают их в художественную форму, построенную на лжи?
- Во-первых, посредством судов. Обязательно надо на них подавать в суд, потому что журналисты в массе своей крайне трусливы. Во-вторых, нужно над ними просто смеяться. Журналисты не выносят, когда над ними смеются. Они очень высокого мнения о себе. Нужно относиться к этим людям с юмором, с пониманием их диагноза. Ведь на самом деле, чем злее журналист, тем грязнее на нём свитер. Чем более мерзкие статьи он пишет, тем чаще он пьёт. Чем громче он кричит о том, что он непродажный, тем ужаснее у него фасон брюк или тем грязнее у него туфли. Это такие замарашки, которые знают, что они замарашки по жизни, и пытаются прятаться за какие-то высокие идеалы.
- Вы такой нелицеприятный образ журналиста нарисовали…
- Я просто стоял однажды возле редакции «Комсомольской правды» и увидел, кто оттуда выходит на обед. И мне стало плохо физически и физиологически, мне начало тошнить. Сходите в Киеве на открытие какого-то фешн-уика. 90% фотографов, журналистов, которые приходят, одеты грязно. Это люди, которые считают, что они этакие хиппи, им всё позволено, и они могут прийти в грязных джинсах на приём.
- В последнее время появилась молодая поросль журналистов, которые ничего не знают, не умеют, но считают себя журналистами. Какие ваши советы начинающему журналисту?
- Начинающему журналисту совет один: требовать денег ровно в 2 раза больше, чем получают твои коллеги. Второй – если до 30 лет ты не решил поменять профессию журналиста – застрелись. Ты не состоялся, это касается мужчин. Никогда не продаваться дёшево, надо продаваться за большие деньги.

- Должен ли журналист быть борцом с какими-то явлениями, с какими-то уродами?

- Журналисты облекли себя ролью борцов. Журналист должен работать тезисно и информационно. Например, он не должен бороться с педофилом. Он должен подойти и сказать: это педофил, и быть готовым отвечать за свои слова в суде, перед обществом. Борется пусть милиция, это её занятие.
Любой человек излагает факты, исходя из своей позиции. Будем откровенны: журналист всегда может умолчать факты невыгодные и подать факты выгодные. И в этом его позиция. Но факт должен быть фактом. Если ты знаешь, что человек – педофил, но каждому изнасилованному ребёнку он дарит 2 миллиона, то это твой выбор – озвучить 2 миллиона, или не озвучить. И в этом состоит позиция журналиста лично.
У нас есть организация – «Журналисты против депутатов». Мы не боремся ни с кем, у нас есть точечные расследования, когда мы выходим и говорим депутату: ты – мудак. Ни одного судебного иска мы ещё не видели. Мы это делаем чётко, отдавая себе отчёт в том, что нам, возможно, придётся за это отвечать в суде.
- Если, по вашему мнению, все депутаты – козлы, и вся власть – козлы, но ведь власть должна заботиться о горожанах. И что тогда делать? Никогда не поддерживать никакую власть?
- Почему? Козлов можно пасти, можно стричь. Вот ваш сосед – козёл. Вы же не боретесь с этим, вы с этим живёте, сосуществуете. Человека нужно принять таким, как есть. Принять, что власть – козлы, и использовать это, вот и всё. Не надо с этим бороться, не нужно бороться с тем, что ты не можешь изменить. А изменить это невозможно, потому что это – система.
У наших журналистов есть такой нюанс – они искренне верят в то, что они делают. Я ещё не видел ни одного журналиста, который, работая на избирательной кампании, сознавал бы, что он этого политика не любит.
- Какое издание в Украине вы считаете серьёзным и уважаемым с точки зрения журналистов, авторов, издание, к которому можно прислушаться?
- Я вообще не считаю, что к изданиям нужно прислушиваться. Хотя есть два печатных издания, ко мнению авторов которых стоит прислушаться. Это «Дизайн и интерьер» и «Плейбой». Я дружу с главным редактором, там мой друг делает анонсы автомобилей, стоит прислушаться к его мнению.
- А телевизионные новости стоит смотреть?
- Я смотрел до недавнего времени и считаю, что новости – это зло.

- А откуда человек должен черпать информацию о том, что происходит – в мире, стране, городе?

- А зачем человеку эта информация? Зачем бабушке, у которой завтра приезжает внук, знать, что Шуфрич ударил Лёвочкина? Я искренне не понимаю этого. Пускай бабушка включит сериал.
- А новости?
- Украинским новостям я вообще не доверяю. Мне нравятся новости ОРТ, я считаю, что это самые позитивные новости. Люди, которые там работают, делают всё возможное, чтобы гражданам в их стране жилось легче. Россиянин, который смотрит новости на ОРТ, думает – я живу в прекрасной стране. Украинец, который смотрит украинские новости, думает: "Боже, в каком дерьме я живу".
Люди живут в том, что вы им рассказываете. Мэра ведь создали журналисты, создали войну вокруг него. Этот мэр, по сути, никому не нужен. То, что вокруг него создали конфликтную ситуацию, даёт ему право на конфликтные решения, потому что социум воспринимает его как конфликтного человека. Это комплекс отличника и двоечника, получившего пятерку и двойку. Если бы мэр был бы хорошим, и как только хороший мэр по какому-нибудь одному слуху оказался двоечником, его бы горожане порвали сами. А так они прекрасно знают, что мэр – мудак, мэр – мерзавец, принимают это и живут с этим.
Владимир Петров называет себя человеком, который использует журналистику для зарабатывания денег, за деньги устраивает провокации. Однако у него есть проекты, которые делает «исключительно ради любви к искусству и морали».
«Основная идея, которую я несу, – быть честным, в первую очередь, перед собой». — высказал своё кредо наш собеседник.
Комментарий «Таймера»
Мнение Владимира Петрова о том, что 90% журналистов – люди нездоровые, понять можно. Яркая иллюстрация этому – недавнее заседание круглого стола в пресс-центре «Паритет», где присутствовали в большинстве своём представители промэрских изданий и телеканалов, а также националисты. Ну, и ставший в последнее время популярным ранее неоднократно судимый «правозащитник» с женским веером.
Что касается характеристики, которую Владимир Петров дал представителям власти и депутатского корпуса, то это также вполне объяснимо. Действительно, в последние годы у власти находятся в большинстве своём мерзавцы и негодяи, и Одесса – яркий тому пример. Чтобы переломить такой сформировавшийся у народа стереотип, необходимо привести во власть адекватных, умных и ответственных людей, что и будет сделано в ближайшее время.


Беседовала Ирина Долматова

1
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Тысячи людей посетили фестиваль фейерверков в Одессе

Штормовое предупреждение не помешало проведению грандиозного шоу на Одесском морвокзале.

1