Главная / Интервью

Хроника дня

Александр Онищенко: театр – это бесконечная дорога самосовершенствования

Директор и художественный руководитель знаменитого одесского «Театра на Чайной» – об истории театра, любимых спектаклях, планах на будущее, критике, курьезах и коте Глобусе.

Расскажите о том, как начинался «Театр на Чайной».

– Всё началось с Театрального лицея. Я, наряду со многими другими талантливыми актёрами, учился там с 1990 по 1993 годы под руководством замечательного педагога Анатолия Ивановича Падуки. В 97-м – 99-м годах уже в качестве режиссёра пробовал ставить спектакли, всего их было три. Впоследствии более 8 лет я жил за границей, в Испании, вернулся с желанием продолжать работу, но теперь уже хотелось делать что-то своё, независимо от других. Я собрал выпускников-лицеистов, человек 15-20, и предложил им – давайте делать спектакли на профессиональной основе, ну и, конечно, зарабатывать на этом какие-то деньги. Начинали мы в стенах лицея, даже поставили один спектакль, но очень скоро возник конфликт с дирекцией – дескать, что эти взрослые люди вообще здесь делают? Пришлось искать новое помещение. Знаменитый одесский скульптор и кинорежиссёр Александр Милов вызвался помочь нам в этом нелёгком деле – благодаря его стараниям удалось договориться с владельцами помещений бывшей чаеразвесочной фабрики. Мы пришли сюда в октябре 2009-го, увидели заброшенные заводские цеха, заваленные всяким хламом, без каких-либо удобств – нам кинули электрический кабель, и на этом, как говорится, всё. Взялись за ремонт, делали его исключительно своими силами, без привлечения рабочих, но зато рука об руку с художниками будущими членами Экспериментального центра современного искусства «Чайная фабрика», очень помогал, в частности, нынешний куратор центра Дмитрий Банников. К апрелю 2010-го основная часть работ была завершена – уже были готовы стулья, туалет, сцена, подмостки – и наш театр открылся. За время ремонта многие ребята отсеялись – те, для кого всё это было увлечением, хобби, осталось человек 5-6 энтузиастов, тех, кто однозначно решил посвятить себя театру.

Чем жил театр в первые годы своего существования?

– На первых порах было сложно – предстояло выработать зачатки оригинального стиля и метода работы, театрального языка, найти своего зрителя, научиться как-то уживаться вместе, создать сплочённый коллектив единомышленников. В то время нас часто пренебрежительно называли «самодеятельностью». А вот московский режиссёр Андрей Горбатый, посмотрев наши постановки, сказал, что мы – самодеятельность только в том плане, что все делаем сами, но если будем идти вперед, творить в том же духе и дальше – всё будет хорошо. В конце 2010-го начале 2011 года мы открыли театральную студию, просуществовала она полтора года, двое выпускников впоследствии стали актёрами театра. Многие люди, впоследствии по тем или иным причинам расставшиеся с нами, оставили огромный след в истории «Театра на Чайной». Огромную помощь в профессиональном плане, своеобразный толчок дала нам педагог, режиссёр, актриса Ольга Кондратьева, автор постановки «Если бы акулы стали людьми» по мотивам пьес Бертольда Брехта. Большой личный вклад внёс Игорь Аронов, создавший с Артёмом Погосяном спектакль «Что случилось в зоопарке?». Приходили актёры из других театров, которые тоже хотели играть что-то своё. И уже на третий год работы заявлений о самодеятельности театра и недовольных возгласов стало гораздо меньше. Начались различные фестивали, призы, гран-при…

Сколько актёров заняты в спектаклях «Театра на Чайной»? Сколько спектаклей было создано за 5 лет его существования?

– В театре на сегодняшний день играют 15 актёров. Большинство из них совмещают работу здесь, у нас, и службу в государственных театрах. Причём, если раньше подстраивать репетиции под расписание других театров было несложно там актеры были заняты довольно слабо, то сейчас их популярность и нагрузка существенно возросли. В течение пяти лет мы воплотили в жизнь 22 спектакля, по состоянию на сегодня 10 из них остаются активными. Шесть из них поставлены мной, остальные создали Ольга Кондратьева, Олег Шевчук, Денис Костырко и Павел Кошка. Другие спектакли по тем или иным причинам были закрыты – бывает так, что представление теряет силу, устаревает, рано или поздно актёры устают вытягивать его своей игрой. Например, спектакль «Триптих» был экспериментальным, нарушающим все театральные законы: режиссёр сидит на сцене и разговаривает со зрителем о различных видах театра. Одни считали его гениальным, у других он вызывал раздражение, третьи вообще не воспринимали. В числе прочего я рассказывал зрителям о покойной матери, заново переживал трагедию её ухода – это было очень тяжело, и когда на гастролях в Чернигове знакомый режиссёр сказал мне, что так нельзя, это же противоречит всем канонам и традициям, я почувствовал, что всё – хватит.

Работа над каким спектаклем вам запомнилась больше всего?

– Наиболее интересно в творческом плане было работать над «Странными спектаклями» по пьесам Дэвида Айвза. «День 1. Не все зависит от тебя» вышел в октябре 2014-го, «День 2. Всё зависит от тебя» чуть позже. В первом речь шла о том, что даётся человеку Богом помимо его воли – талант, жизнь и смерть. Во втором – о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, о том, чего человек может достичь собственными силами, желанием и стремлением. В обоих этих спектаклях удалось в наибольшей степени аккумулировать опыт предыдущих работ, учесть все старые ошибки и недоработки, подвести некоторые промежуточные итоги.

Каковы ваши творческие планы на ближайшее будущее?

– Недавно я поступил на режиссёрский факультет московского ГИТИСа, на курс Иосифа Райхельгауза, вот буквально на днях сдал первую сессию. Приятно было ощутить на себе, что там людей не ломают, а скорее уточняют, корректируют, дают инструментарий игры и работы со зрителем. Вообще театральное искусство – это бесконечная дорога самосовершенствования, отдельные этапы которой далеко не всегда нравятся зрителям, и если я буду заниматься театром и в дальнейшем – я всегда буду учиться, углублять свои познания и навыки, и ни в коем случае не останавливаться на достигнутом. 10 ноября состоялась премьера спектакля «Натали» по Бунину. Это своеобразная литературно-театральная композиция, на 95% – рассказ, не переведённый в драматическую форму. Ведётся работа также по произведениям Дэвида Айвза и Брайна Фрила.

После каждого спектакля вы приглашаете всех желающих обсудить увиденное за чашкой чая. Как обычно проходят такие встречи со зрителями?

– Зритель всегда очень разношёрстный: одни восхищаются, другие ругают на все корки. Из десяти активных спектаклей половине зала восемь нравятся, два не очень, зато другой половине – с точностью до наоборот. Если судить по негативным отзывам, то из 22 спектаклей, поставленных за всю историю театра, все 22 были неудачными! Мы привыкли к такой ситуации и не видим ничего плохого, если что-то кому-то не нравится. И даже если человек сильнейшим образом негодует и обвиняет нас во всех мыслимых и немыслимых грехах – мы стараемся не обращать особого внимания, и всё равно гнём своё.


Подпись: Пятилетие театра. Подарок от зрителей

Часто ли вы гастролируете в других городах? Сотрудничаете ли с другими театральными коллективами?

– В связи с последними событиями и неспокойной ситуацией в стране сейчас на гастроли выбираемся редко. В прежние годы мы играли в Севастополе, Симферополе, Днепропетровске, Харькове, Киеве, Чернигове. В каждом городе, разумеется, своя атмосфера, своя взгляд на искусство, свои театральные традиции. Тем не менее, практически везде мы находили своего зрителя, за исключением разве что Киева – там к общему языку с публикой прийти, к сожалению, не удалось. Сотрудничаем с Болгарским театром, поставили совместно спектакль «Человек, который платит». Наладили дружеские отношения с Черниговским молодёжным театром – и мы к ним приезжали, и они к нам.

– Своеобразным символом вашего театра до недавнего времени был дворовой кот Глобус… Как у него дела сейчас?

Да, он прибился к нам достаточно давно и чувствовал себя здесь как дома. Перед спектаклем его невозможно было выгнать на улицу, приходилось оставлять в зале. Он вёл себя так, как будто все пришли именно к нему: лежал, развалившись на столе, сам выбирал, к кому идти на руки, иногда милостиво разрешал себя почесать. К сожалению, прошлой зимой он пропал. Но мы верим, что с ним всё в порядке. Возможно, когда-нибудь он ещё вернется…

– Какие курьёзные случаи бывали в жизни «Театра на Чайной»?

Была совершенно замечательная история, когда на один из спектаклей пришёл бывший актёр – огромный, с хорошо поставленным баритоном. Он очень шумел перед началом, на протяжении всего спектакля чем-то шуршал, а по завершении представления вышел к сцене и заорал так, что слышно было, наверное, за несколько кварталов – «Вон из искусства!!!». Было довольно забавно.

– Что бы вы могли пожелать читателям ТАЙМЕРА?

Мирного неба над головой…

Беседовал Дмитрий Остапов

6
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».