Главная / Интервью

Хроника дня

Андрей Данилко: Верка Сердючка притягивает не очень здоровых людей

Блестящий артист и продюсер группы Mountain Breeze, Андрей Данилко стал хедлайнером «Юморины» и нашёл время пообщаться с одесской прессой в узком кругу.

В девяностых в редакции одесских газет пачками приходили письма от самодеятельных поэтов, выражавших любовь к его персонажу — бойкой проводнице Верке Сердючке: «баба ты моей мечты на ентом паровозе», «грудь дугой, ноги — иглой, а брови–то, а брови!» Или так: «А фамилие моё не будет нам помехой. Поменяю я её. Будешь, Верка, Пьехой» (подпись: Жорик Гундосый). Народная любовь слегка притомила и саму Верку, и Андрея Данилко; многое подверглось переосмысливанию. Итак, артист рассказывает…

Андрей Данилко: Верка Сердючка притягивает не очень здоровых людей

… о том, как его встретили на одесской «Юморине»

— Мы с Инкой (Инна Белоконь, исполнительница роли мамы Верки Сердючки, — прим. авт.) столько раз в секунду не здоровались никогда. Вышли из машины, зашли в гостиницу — на каждом шагу: «здрасьте», «здрасьте». Ну, это особенность Одессы. Не отношения артист-зритель, а словно мы родственники, которые достигли каких-то стандартов.

Самые–то первые мои шаги были в Одессе, я сегодня вспоминал на радиостанции, сколько тут было всего: и слёз, и каких-то бандитов, и каких-то разборок в девяностых годах. Нас всё время спаивали, а мы были ещё детьми. Такой был легендарный тут клуб «Космо», вспоминаю этот ужас: я подписываю открытки в туалете на полу каким–то людям. Это ужасно, но, в то же время, какая–то бурная жизнь связана с Одессой, приятно снова здесь оказаться. Тем более что мы последние пять лет публично не выступали нигде в Украине, кроме «Атлас уикэнд», который был, кажется, в прошлом году.

Десять лет, как здесь состоялась премьера песни Dancing, которая перевернула всю мою жизнь. И голливудский фильм, куда мы попали как бы по блату. Так что я благодарен Одессе и рад быть снова здесь. Тысячу раз мы участвовали в «Юморине» с разными концертами, но как–то отдельно от общего праздника, я больше участник, чем наблюдатель.

… о победителе в отборе на «Евровидение»

— Я очень рад, что он победил, потому что он должен был победить в прошлом году, но из–за определённых интриг, определённых людей, которые преследуют свои интересы, получился технический кандидат, группа O. Torvald, хотя они мои земляки, я не видел их на «Евровидении». Это не было стыдно, это просто было по–другому. Я ему сказал, Жене Галичу: если есть шанс спрыгнуть с этого поезда, сделай это. И они могли бы спрыгнуть, отдав Косте свои голоса.

Melovin для своих лет очень стержневой, и какое бы там ни было место, я рад, что появляется новое поколение артистов, которое имеет своё лицо. Он очень хорошо держится, хотя и у него был срыв: мы сидели с Саней (Саня Беляк — солист группы Mountain Breeze) в офисе, и тут он позвонил, из трубки исходило отчаяние. Я говорю: «Что случилось, Костя?» — «Андрей Михайлович, я не знаю, что мне делать, меня поливают грязью в интернете, уничтожают оскорбительными, абсолютно непозволительными формулировками». Ну, если тебе артист не нравится, ну зачем ты это пишешь?! Я не понимаю этих людей вообще. Я ему сказал: «Костя, не переживай, мы это проходили. Хоть твоё чучело не палили на Крещатике». Я к нему послал своего водителя, передал успокоительную таблетку гидазепама — его даже детям выписывают, которые, зная предмет, на экзаменах от волнения не могут связать два слова. Он мне пишет: «Андрей Михайлович, это волшебная таблетка!»

На «Евровидении» тряпкой быть нельзя, это не очень музыкальный конкурс. Я удивляюсь Косте — как хорошо он держит удар, он же из Одессы... В его номере есть режиссура, когда он бежит по этой лестнице, а она горит, он играет на фортепиано, показывая, что доиграет, несмотря ни на что, даже если земля горит под ногами. Произношение можно поправить, а главное в его песне есть.

Андрей Данилко: Верка Сердючка притягивает не очень здоровых людей

… о концертной деятельности украинских звёзд в России

— Чем звёздные артисты отличаются от людей с Западной Украины, которые в работают там в гостиницах? Госчиновники имеют в России свой бизнес. Звёзды — такие же обычные люди, которые пытаются зарабатывать деньги. Это дело каждого, я уважаю позицию любого человека, и я прекрасно понимаю, почему они там выступают. У всех коллективы, звёздный артист — это работодатель, мне тоже нужно кормить Инну, тётю Мотю, дать на операцию и так далее. Саша, солист группы Mountain Breeze, не даст соврать, хоть и неудобно хвастаться: одна женщина говорит, не хватает денег талантливому пианисту на поездку в Брюссель на международный конкурс. Я говорю: Саша, давай я проспонсирую эту поездку. Чтобы она не ходила в министерство культуры, которое выделит две тысячи только на то, чтобы зарегистрироваться. Если парень талантливый, тем более из Полтавы… Для этого нужны средства. Конечно, я работаю только на закрытых мероприятиях, это не афишные концерты вообще, это понятно. Чтобы вы понимали: гуляют муж украинец, а жена — русская или еврейка. Они собираются и говорят: «Андрюша, Боже, как вас не хватает», и мы начинаем «Червону руту» или «Гоп, гоп, тра–та–та», они все радуются, они все за нас переживают. Поэтому я там выступаю и считаю это личным делом каждого артиста.

… о поклонниках Верки Сердючки, которые дарят ей подарки и посвящают стихи

— Ну, это ужас, это больные люди, неадекватные. Есть, правда, такие, которые делают интересные подарки, я даже удивляюсь: у меня есть поклонница в Москве, вот у неё уникальная способность в этом плане. Я вообще не умею дарить подарки. У меня бывают припадки щедрости, могу подарить ну не квартиру, но телефон точно. Но дарить на день рождения — это же надо узнать, что человеку нужно, очень сложно дарить человеку, у которого всё есть. Она дарит такие вещи… вот, к примеру: я родился 2 октября 1973 года, так она подарила мне номер газеты «Правда» за этот день, так красиво перевязала… Ты читаешь эту газету и узнаёшь, что происходило, когда ты только родился. Удивительно. Но процентов 80 людей… То, что они предлагают, или стихи, которые они пишут… Кстати, в Одессе у вас был один такой. Он вскочил к нам в номер и начал читать — а мы настолько не ожидали этого с Инной. «Революция!» — кричит, начал Брежнева показывать, Ленина, и при этом спрашивать, кто это, и мы, конечно, были в ужасе. Сердючка притягивает людей «с приветом». Поэтому я стараюсь не очень общаться и не подключаться.

Андрей Данилко: Верка Сердючка притягивает не очень здоровых людей

… о том, что связало с Одессой и разделило жизнь пополам

— Мы реально уже давно не были в Одессе и не выступали при такой большой аудитории. Вот в этом году 10 лет песне Dansing, мы её спели два раза на Куликовом поле, кажется. И она, можно сказать, «зашла», хотя в Одессе же была скандальная история, мне придумали эту фразу «Раша, гудбай». Это была заказная кампания против артиста, надо было слить меня с рынка, и тут такой подходящий момент. Там такие лозунги были: «Сердючка плюнула в лицо России» и тому подобное. Я настолько этого не ожидал, что не сгруппировался. И когда уже произошла эта ситуация, мы второе место заняли на «Евровидении», такая шумиха была, для западной публики мы стали открытием.

Я приехал после «Евровидения» к себе домой на Крещатик и сидел в гробовой тишине, был опустошён, такое чувство, будто о тебе говорят все. И вот мне звонит Армен Борисович Джигарханян: «Сыночка, сейчас не смотри телевизор. Понимаешь, это вечная борьба Гулливера с лилипутами». Он понял, что имеет место заказуха, и я успокоился, видимо всем в 32 года Бог посылает испытания какие–то. Когда тебе все говорят, будто ты преступник, как это пережить? Для меня это был колоссальный урок, и у меня две жизни — до «Евровидения» и после. Два разных человека. Даже когда смотрю те записи, Инна, бывает, приезжает ко мне на Крещатик и мы устраиваем вечеринку, она быстро накрывает стол и мы вставляем эти кассеты и уже порой не помним, как это делается. Кассеты выскакивают обратно, потом звоним водителю, спрашиваем, как это включить, смотрим и вспоминаем, как это мы в Одессе всё с тазиками обыгрывали…

Верка должна пережить какой–то переходный период, перепрыгнуть в другой возраст, вот кто не будет меняться, так это Инна Белоконь, которая Веркину маму играет.

… о своей продюсерской деятельности

— Это очень громко сказано, вообще продюсер — какое–то особенное слово, наверное, мне больше нравится «наставник». Когда меня называют продюсером, я ощущаю себя словно в неуютном костюме. Меня заставили сесть в это кресло на «Х–факторе». Находясь 25 лет в маске, естественно, ты начинаешь комплексовать, стесняться, у тебя возникает куча фобий, социофобий — в одежде, во внешнем виде. Я же никому не могу объяснить, что поправился из–за нарушения по здоровью, понятно, надо взять себя в руки. И 25 лет этих скачек…

Я нулевые годы вообще не помню, не знаю, что там было. Я помню себя в три года, когда я «щедровал», бутылки сдавал, но некоторые года вообще не помню. И нужно делать паузу. Я себя загнал. С 2013 года мы такую активную деятельность прекратили, и вы знаете, я начал постепенно снова превращаться в человека, возвращаться к себе. Я хотел уходить с «Х–фактора» в первые же две недели кастинга. Я думал: на черта я согласился? Нужно вставать в девять утра, а на меня ещё действует снотворное, я ничего не соображаю… Собрался как–то, решил, день надо хотя бы закончить, а завтра пойду к руководству и скажу: «Простите меня, такую суку, но я не могу продолжать по здоровью». Заходят молодые ребята из Полтавы, и я их спрашиваю: «А вы знаете вообще, кого я играл?». Всё–таки это поколение уже может и не помнить. А они: «Конечно». Что–то щёлкнуло в этот момент. И когда выбирали категорию, я выбрал Mountain Breeze. Почему? Потому что они из Полтавы, мои земляки. И я вам скажу, они не сильно обрадовались, что попали в мою категорию, я это понимал, хотя они не признавались. Только месяц назад Саша признался мне, что так и было.

Андрей Данилко: Верка Сердючка притягивает не очень здоровых людей

Понимаете, я непрестижный. Вот я известный, любимый народом, обеспеченный, много хороших качеств, но всё–таки Костя Меладзе — он продюсер, Юля из The Hardkiss — певица. Наверное, это более престижно. Но тут же главное — как проходит время. И ребята потом сами скажут, как им, хорошо со мной или не очень. Для меня самое важное — талант. Если тебя трогает то, что ты видишь, это редко происходит. То, что сейчас я вижу в музыке, всё одинаковое, всё под одну гребёнку. Нет ярких новых индивидуальностей. Мне хочется события, а его нет. Такое, по клубам, точечно… Как в юморе, так и в музыке. Я хочу восхититься, хочу упасть на колени и сказать: «Боже, как хорошо, что ты есть!»

… о природе смешного

— Всё–таки, Сердючка — это массовый юмор, который понятен и профессорам, и бандитам, и врачам. Сейчас нет объединяющего юмора, политика, политика, политика, однодневная история, газета, нет смешных реприз, всё одноразовое и вымученное. Есть интерес к старым записям монологов Сердючки, по 7 миллионов просмотров, многое до сих пор актуально. У нас бытовой юмор, комедия ситуаций. Мы рассказываем о том, что будет смешно и через 20 лет. Любовь, отношения, секс, выпивка, компании. Некоторые номера потеряли актуальность, например, уже нет такого понятия как столовая.

Частоту смеховых реакциий и корень юмора у нас искали специалисты и определили: обычно должно быть так: «Тыры-пыры-тыры-мыры-мыры-мыры» — смеховая реакция. А у нас: «Тыры-мыры» — смеховая реакция. «Тыры-пыры» — смеховая реакция. Сейчас наблюдается тяга к смешному. Есть мысль сделать моноспектакль без песен, без ничего. По сути, Верка Сердючка — это стендап девяностых, и некоторые вещи могут быть неактуальными, но их можно адаптировать к сегодняшнему дню, и не стыдно ни за что, мы не устарели, мы просто рано начали.

Андрей Данилко: Верка Сердючка притягивает не очень здоровых людей

… о срыве концертов активистами

— Эта заказная история началась с меня. Партия, которую я не хочу называть, выставляла перед моими концертами людей с плакатами: «Данылко–мудылко, московська пидстылка». Они хотели обратить на себя внимание. Помню концерт в Тернополе в 2000 году, когда в конце выступления в нас летят яйца, но не попадают, только рядом там: ляп, ляп, ляп. Ну и выскакивает охрана, как будто Пол Маккартни приехал, я тогда ничего не понял, спрашиваю потом: «Ребята, что это было?» А они: «Ну, нам жить же на что–то надо». Оказывается, им дали по 100 гривен, чтобы они эти яйца бросили, они примотали их скотчем под сидениями, посмотрели весь концерт и потом аккуратно кинули. Презираю людей, которые занимаются такими заказными делами.

… о своём судействе

— Я стараюсь, чтобы всё было справедливо. Когда я был несправедлив? Но когда Джамала ставит оценку «четыре» пацанам, а меня Притула спрашивает, почему я поставит «восемь», я говорю: «А ты спроси, почему она поставила "четыре"?» Это на самом деле была единственная песня, которая похожа на песню и которую можно напеть. Тем более, моё участие повлияло на то, что они не прошли в финал, хотя никто не собирался ехать на «Евровидение». Я их предупредил: «Ребята, всё равно все вам скажут, что я вас тяну, хоть вы и знаете, что это не так. Я могу только посоветовать вам поучаствовать в отборочных турах». Они пришли, поучаствовали, сами прошли. Конечно, я мог бы им помочь. Но я оценивал абсолютно реально — они тогда выступили хуже, чем Melovin, который на тот момент был сильнее. Это очевидно.

Единственное, я мог заступиться, когда Джамала сказала, что они неправильно спели «ай си я», когда надо «ай си ю». И Саша знал, что она говорит неточно, мне пишут американские друзья, мои подруги из Америки, которые работают в студии: «Передайте Джамале, что так, как поют ребята, это современный американский язык. Они поют отлично по–английски, так, как поют они, пели бы Леди Гага, Coldplay, а так, как говорит Джамала — их типа София Ротару, Уитни Хьюстон». Тут, конечно, моё незнание… Если бы я знал, я вцепился бы, как лев. Думаю, они будут в следующем году принимать участие в отборе, если у них будет подходящая песня. Мне очень хочется, чтобы у них получилось, для них деньги не на первом месте, они пришли, чтобы сказать что–то своё, как это было и с нами. Деньги придут, когда они покажут качество своей работы. А все эти премии, которые друг другу раздают, чтобы попасть в журналы светской хроники…

…об особенностях национального отбора на «Евровидение»

—Терпеть не могу этих причитаний: «вот, наша сопилочка»… А кому эта «сопилочка» будет интересна на Западе? Какая песня, какой образ? Я же не сижу в жюри на «Славянском базаре», где мне, кстати, предлагали. Оценивать вокальные данные должен профессиональный вокалист, а то, что касается «Евровидения», это очень непростой, очень специфический конкурс. Тебя должны любить не только на сцене, но и в атмосфере этого Евроклуба, этих пресс-конференций. Когда мы были в Хельсинки, я увидел эту атмосферу карнавала и понял: там никто ни с кем не соревнуется. «А у вас какое место?» — «Третье!» — «Аха–ха!» — «А у вас?» — «Двадцатое!» — «Аха–ха!». А наши как: третье место, и уже корвалол сидят пьют. Всё, вешаемся, позор Украине. Чёрти–шо, это только три страны так относятся: Россия, Белоруссия и Украина. А как продавливал Томенко «Гринджолы», которые пели на Майдане, как там, «Разом нас багато, мы нэ вынувати»… «И вся Польща спивае з намы!» — я в первый раз хотел, чтобы они проиграли, это было несправедливо, выглядело в итоге бездарно на «Евровидении», стыд и позор.

…об отношении к двойникам Верки Сердючки

— Сердючка — это такая мать Тереза, которая даёт людям возможность зарабатывать деньги. Я знаю, есть и одесская Верка Сердючка. Зачастую это никакой не референс, это просто плагиат, и сделанный плохо. Единственный раз, когда я видел, что это хорошо, буквально под стол упал — где–то в России, кажется, в Самаре обезьяну одели в шубу, берет с розой (такой период был у Верки), и она так выплясывала, с таким отношением, и выполняла те движения, которые Инна, между прочим, по две недели учила. Я лежал от хохота, потому что это было похоже на пародию, а не на имитацию, подделку. Нельзя пародировать сорок минут. В своё время было больше всего двойников Аллы Пугачёвой, потом затихло, и Сердючка стала номером один по двойникам.

Андрей Данилко: Верка Сердючка притягивает не очень здоровых людей

… о звёздах в политике

— В политике были Руслана, Таисия Повалий, Злата Огневич, сейчас Вакарчук собирается — не пойму, зачем это надо человеку, имеющему такую аудиторию. После этой шумихи политической с «Раша, гудбай» в 2007 году Верке вроде бы надо было двигать в политику, и люди бы ради прикола голосовали, «все уже достали, давай за Сердючку, хоть поржём».

Был случай, мне давали 50 тысяч долларов просто за аудиенцию со мной, посидеть в присутствии нужных людей и пообщаться, я сказал: «Дам вам больше, чтобы вы ко мне даже не подходили». Теперь бы эти деньги пригодились на клип Mountain Breeze — шучу, конечно. В итоге произошла встреча без денег (стучит по голове), и мне, который ничего не решал, за то, чтобы «в списке были вот эти и те», предложили «переложить в машину три миллиона долларов». Представляете, какими суммами они там оперируют? Мы поняли, что всё слишком далеко зашло, и за два часа до регистрации сняли кандидатуру.

… о важности разных жанров

— Я выхожу с абсолютным желанием поднять настроение, не смешить, а объединить. У пацанов задача закончить с каверами и создавать своё, кавер-групп миллионы. Они должны писать свою музыку, и я горжусь ими, потому что Саня пишет каждый раз лучше и лучше. Я за талант в любом жанре. Когда начинают оскорблять Олега Винника, я на его стороне, должен быть музыкальный супермаркет, простые люди хотят отвлечься, они же не могут подпевать группе The Hardkiss, им хочется подпевать: «Нино, мне не всё равно, где твоё вино…» Это как колбаса разных сортов.

Записала Мария Гудыма



3 6 2
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Сагайдак Анна Сагайдак Анна

Странноватый заголовок, но хорошая статья. Спасибо, Мария!

Ответить 0
Робов Олег Робов Олег

Впервые на его концерте был в ДК Политеха в 90 е. .Молодец долгодержится . и сам себе сделал имя. .

Ответить 0
Винниченко Александр Винниченко Александр

Данилко начал как очень хороший пародист. Его Сердючка была бомбой в конце 90х но потом образ сам себя изжил, скатившись из острых житейских пародий ("проводница", "столовая" и т. п. ) в глуповатое шоу. Но хоть не прогнулся под майданутую владу и не скатился до оголтелой русофобии как многие украинские "звезды". .. . и то хорошо.

Ответить 0

????????...

Видео

Видеовзгляд: парад Юморины-2018 на Дерибасовской

Ключевое событие Юморины — костюмированное шествие по Дерибасовской — в видеорепортаже ТАЙМЕРА.



????????...