Главная / Интервью

Хроника дня

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

Юная одесская художница-самоучка Вера Пигульская, расписавшая целый подъезд собственного дома на улице Терешковой, — о негативе и гармонии, китайских узорах и московских гитаристах, скрытых талантах и энергетике пространства, гейше с третьего этажа и 3-D композициях на асфальте.

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

— Расскажите о том, что побудило вас заняться рисованием. Какие цели вы ставите перед собой и как реализовываете их на практике?

— Всё очень просто. С детских лет я остро воспринимаю всё, что происходит вокруг. По мере взросления всё яснее чувствовала, что мир отнюдь не такой добрый и прекрасный, как всегда казалось, и в нём полным–полно людей, вещей и строений с тяжёлой и негативной энергетикой. Будучи не в состоянии переварить весь этот негатив, я закрывалась, уходила в себя, погружалась в депрессию. Потом решила, что надо что–то менять, и стала рисовать! Главная цель любой настенной росписи — изменить энергетику пространства, сделать его более живым, ярким и приятным для пребывания. Бывают помещения, в которые только зайдёшь, и сразу становится страшно, тоскливо, неприятно, хочется побыстрее выйти на свежий воздух или, по крайней мере, забиться в уголок. И если тебе в этой комнате жить, надо срочно что–то менять: передвинуть мебель, переклеить обои и так далее. Ну а я для себя нашла другой, более приемлемый вариант: стоит только взять в руки кисти и краски и начать рисовать на стенах, как ощущения волшебным образом меняются — по сути, я создаю свою зону комфорта, можно сказать, наполняю окружающее пространство гармонией и позитивом!

Никогда не училась на художника, сейчас заканчиваю МГУ по специальности «переводчик». Хотя к рисованию тянулась всегда: помню, ещё в школе, на лабораторных работах по биологии рисовала разных гусениц и бабочек, и они получались как живые. Своеобразную школу живописи прошла между делом в стенах родного университета: все эти годы часто ходила в библиотеку, подружилась с персоналом, рассказала о своих мечтаниях и стремлениях, и женщина–библиотекарь посоветовала мне походить на подготовительные курсы для поступающих на факультет дизайна. Я последовала её совету: на протяжении целого месяца мы учились карандашной графике, изображали на бумаге кубики и конусы — я, например, по собственному почину изрисовала целую гору альбомов и, таким образом, набрала некоторую художественную базу для дальнейшего творчества. Правда, после курсов было стойкое ощущение, что я вообще ничего не умею: одно дело — рисовать под контролем опытного преподавателя, умеющего поддержать, направить, указать на ошибку, и совсем другое — творить самостоятельно. Одно время я почти каждый день отлавливала очередную невинную жертву и заставляла её позировать — пару часов сидеть неподвижно, не моргать, не дышать, не разговаривать, покуда я нарисую глаза, профиль, какую-либо часть лица; приставала в том числе и к незнакомым людям на улице. А по ночам делала наброски по мотивам клипов и сериалов, рисовала кошку и автопортреты на основе собственных фото.

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

— Что представлял собой ваш первый полномасштабный опыт в области росписи стен? С какими трудностями пришлось столкнуться во время работы?

— Осенью прошлого года я чувствовала себя особенно некомфортно — ощущалось некое давление со стороны близких, давила ограниченность окружающего пространства — мне вообще трудно усидеть на одном месте, хочется постоянно двигаться, стремиться к чему-то новому, менять атмосферу. В конце концов, я не выдержала, заключила модельный контракт и на три зимних месяца сбежала в Китай. Поселили нас в небольшом 11-миллионном городке Чэнду в провинции Сычуань, в комфортабельном, но весьма неприятном по ощущениям жилом комплексе, хотя позже, когда всё вокруг украсили красными фонариками по случаю Нового года, стало довольно симпатично. Как–то раз я сидела дома, думала, чем бы заняться, и решила попробовать порисовать: пошла в магазин, купила художественные маркеры и взялась за дело. Поначалу это был совсем небольшой рисунок посреди стены, но со временем он рос, расширялся, сам собой складывался в абстрактные узоры и мало–помалу распространился на всю стену — метров 7 в длину и порядка 4,5 в высоту. А потом перекинулся и на соседние, аккуратно огибая розетки, выключатели, диваны и прочие досадные преграды на пути вдохновения и творчества.

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

Знаете, что было самое сложное? Отнюдь не цвета, линии и узоры — это как раз получалось само собой, картинка обновлённого пространства сама возникла в голове и планомерно претворялась в жизнь. Труднее всего было достать до верха! Приходилось становиться на стул, залезать на спинку дивана — в общем, использовать все подручные средства. Самое интересное, что хозяйка квартиры наведывалась в гости раз в три месяца, и в конечном итоге мы с ней благополучно разминулись, хотя и посещали порой серьёзные подозрения, что придётся всё закрашивать. С другой стороны, в Китае любой квартиросъёмщик волен поступать со вверенной ему кубатурой по своему усмотрению — менять планировку, украшать стены, покупать мебель и так далее: там это вполне в норме вещей.

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

— Какие стены стали следующими «жертвами» ваших расписных экспериментов?

— В конце зимы 2018-го я вернулась в Одессу, накупила в «Эпицентре» строительных красок и полностью погрузилась в атмосферу рисования и творчества. Полгода примерялась и тренировалась: смешивала цвета, подбирала палитру, училась держать в руках кисть, оттачивала мастерство — никто ничего не объяснял, до всего дошла сама. Поначалу, к примеру, забыла купить белую краску, попробовала рисовать без неё и в самом скором времени убедилась, что это не моё — слишком уж тёмная гамма получается, ни дать ни взять разноцветная каша. 22 июня сдала последний экзамен и в качестве подарка самой себе решила расписать подъезд старого дома — «хрущёвки» по улице Терешковой. Начала с наружной стенки своей квартиры, хотя впоследствии раз пять или шесть всё переделывала: проснулась утром, посмотрела свежим взглядом, осталась недовольна, всё закрасила и начала снова. Соседи отнеслись к моей работе на удивление благосклонно — интересовались техникой, любовались узорами, спрашивали, почему я со своими абстракциями не подымаюсь вверх и не спускаюсь вниз?!

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

Поначалу работа продвигалась довольно медленно: кроме родителей, сестры и кошки, я практически ни с кем не общалась, стараясь максимально отключиться от всех внешних раздражителей, рисовала по ночам, чтобы никто не отвлекал от процесса. Ну а со временем набила руку, и дело пошло на лад! В конечном итоге остановилась, только когда разрисовала целых три этажа: на одном лестничном пролёте изобразила гейшу, на другом — грустный и задумчивый взгляд, а всё остальное покрыла разноцветными узорами. Если на мой родной этаж ушло больше месяца, то на другие — всего пару недель: главное — разогреться, а дальше всё идет как по маслу, готовые образы, к которым я долго шла, сами рождаются в голове и незамедлительно воплощаются в жизнь. Хотела подняться ещё выше, но тут на сцену вышел муж соседки сверху и сказал, что свой этаж он раскрасит сам! И нарисовал под окном, куда не попадает солнечный свет, какое–то совершенно ужасное красное дерево на чёрном фоне, издалека напоминающее большого паука: я, разумеется, его отругала, он обещал подумать, и потом действительно исправился — подошёл к делу уже более творчески, тот же сюжет изобразил крупнее и светлее. Так что я, можно сказать, не только вдохнула новую жизнь в старую парадную, но и заразила своим увлечением других жильцов, помогла им раскрыть в себе скрытые таланты!

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

— Расскажите о своём путешествии в Москву. Какие новые горизонты творчества удалось покорить в российской столице?

— Зимой этого года мне и вправду довелось побывать в Белокаменной, в гостях у своего друга — юриста и музыканта. Мы много общались по интернету, он неоднократно демонстрировал виды свой квартиры — так, что я даже на расстоянии буквально прочувствовала окружающее его пространство и страстно захотела всё там поменять! В итоге трёхкомнатная квартира неподалёку от станции метро «Войковская» оказалась в моём полном распоряжении, и за два месяца я всю её разрисовала! В процессе работы ощутила, что очень сильно привязываюсь к своему рисунку — как к живому ребёнку, требующему внимания и ухода: пока не доведу композицию до совершенства — не успокоюсь. Правда, порой под настроение оставляю один рисунок и начинаю другой, но потом всё равно возвращаюсь и доделываю начатое. Московскую роспись начала с маленькой комнаты, оборудованной под музыкальную студию: изобразила на стене портрет друга с гитарой наперевес — очень тщательно и скрупулёзно подошла к делу, чуть ли не с линейкой по миллиметрам вычерчивала струны и колки, а потом плавно переключилась на другие стены и комнаты. Приятно, что мой труд был оценён по достоинству: товарищ сразу сказал, что ему нравится, потом рассмотрел как следует, прислушался к внутренним ощущениям и снова похвалил, теперь уже на более осознанном уровне. По традиции использовала исключительно строительные краски, в частности, фасадный акрил: как и в подъезде, много времени ушло на создание основы, а детали прорисовывались уже в более лёгком и непринуждённом ритме.

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены


Вообще на сегодняшний день я могу творить практически на всём, что под руку подвернётся: однажды, к примеру, я разрисовала мелом метров 5 асфальта на улице Генерала Петрова — получилась эдакая масштабная 3D-композиция. В другой раз на перемене между парами оккупировала классную доску и за каких-нибудь пару минут создала целую абстрактно–цветочную картину, приятно удивив не только однокурсников, но и преподавателя. А последние несколько недель работаю над росписью внутреннего пространства центра креативных искусств «Синий Краб» — делаю всё возможное, чтобы в новом помещении творческим людям сопутствовали вдохновение и удача!

«Без еды я могу прожить, а вот без краски — нет!» Как в Одессе, Москве и Китае расписывают стены


— Что бы вы могли напоследок пожелать читателям ТАЙМЕРА?

— Читайте больше по–настоящему хороших книг! Их мало, но нужно искать! Отсекайте от своего восприятия живопись, созданную на негативе, которой сейчас, к сожалению, очень много. Любуйтесь и вдохновляйтесь картинами, которые несут свет, умиротворение и гармонию, или пишите их сами!

Беседовал Дмитрий Остапов


15
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Потоп 3 августа в Одессе: как это было

Выпадение на Одессу двухмесячной нормы осадков не могло обойтись без последствий.

Инфографика



????????...