Главная / Интервью

Хроника дня

Боец АТО: я не воевал с врагами, я просто стрелял, в кого скажут

Доброволец ВСУ – об обстрелах Красногоровки, пьяных солдатах на передовой, волонтёрах-кормильцах и законсервированной до лучших времён гуманитарной помощи.

– Расскажите о том, как вы попали в зону АТО.

– Сидел дома, смотрел телевизор, думал, что же это такое у нас творится. Как-то раз зашёл приятель, говорит – это ж Украина воюет с врагом, нужно идти спасать страну, защищать Родину! В августе 2014 пришел в военкомат, сказал им, что хочу, могу и умею воевать – как-никак две войны за плечами. Прошёл медкомиссию, сказали, что годен, прибыл на пункт приёма личного состава – а вот там уже завернули, дескать, ты по давлению не подходишь, завышенное оно у тебя. Второй раз было то же самое, а на третий всё-таки получилось – в Николаевской области знакомый лейтенант помог устроиться добровольцем. Пошёл в пехоту – а что, нормально, они обычно воюют больше всех. Прослужил там неделю, потом перевели в Одесскую область, пару месяцев был в учебке, муштровали нас сильно, я даже пару раз сознание терял. В октябре отправили на восток – сначала в село Красное, потом перекинули в Красногоровку, охранять один из блокпостов.

– Как проходила ваша служба в зоне боевых действий?

– Там я понял, что мы реально попали: националисты – никакие не товарищи, а обозлённые зверюги. Они не умели воевать, не знали, что на войне не работают обычные человеческие принципы морали и нравственности, не думали над тем, где с той стороны может прятаться снайпер – вообще ни о чем не думали, только водку хлестали. Через три недели я окончательно понял, что эти люди не способны брать на себя ответственность за жизнь других бойцов, в том числе и мою – а это очень важно в боевых условиях. Устал терпеть, попросил перевести меня в снайперскую роту – но комбат только рожей покривил. Пару раз мои так нажрались, что реально стало страшно: стоит пьяное тело, не отдаёт себе отчета в том, что делает, передергивает затвор автомата, и давай по посадке шмалять. И таких там было очень много…

Прямых контактов с "сепарами" не было, но под обстрелами мы сидели часто, несмотря на все мирные договорённости: в ноябре раз 10 по нам стреляли из САУ, раз 8 – из ЗОУ, в декабре били прямой наводкой из САУ и миномётов. Причём с нашей стороны ребята в основном молчали, иногда только давали ответки. У меня в отделении, к счастью, никого не задело – везло им, хоть и пьяным. Потери были в соседних отделениях, причём не маленькие. Местные относились к нам нормально, иногда приносили финики и самогон, мы их тоже старались не обижать. Снаряжение выдавали на уровне: автомат, гранаты, патроны, всё, как положено, а вот кормили как собак – хлеб да тушёнка. Волонтёры – те молодцы, привозили нам и еду, и одежду, вплоть до нижнего белья, и обмундировку. В январе 2015 перевелся в базировавшуюся неподалёку разведроту. Там было уже полегче: нам даже прислали гуманитарную помощь из Канады, правда, начальство дало команду её законсервировать до лучших времен. Обещали всем справить новую форму, но так ничего и не сделали: человека три было одето, как нужно, остальные вообще в гражданке. На передовой пробыл, в общем и целом, около 4 месяцев, весной демобилизовался.

– Как бы вы могли кратко подытожить свои впечатления от увиденного и услышанного?

– Я не воевал с врагами – больше того, я там врагов вообще не видел. Мне сказали – надо защищать Родину, и я воевал, стрелял, в кого скажут. Жители Донбасса – не враги, обычные люди. Эта война выгодна политикам – и нашим, и их.  Не мы её начали, и не мы её закончим. Очень мало на передовой людей, которые действительно могут, хотят и умеют воевать. Но даже в самой серьёзной зарубе мы не должны терять человеческое…

Беседовал Дмитрий Остапов 

3
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».