Главная / Интервью

Хроника дня

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Гимном удивительной природе и древней архитектуре Грузии стала фотовыставка Давида Григоряна «Грузия на плёнке», которую до 10 сентября можно увидеть в пространстве «Квартира № 6» Одесского муниципального музея личных коллекций имени А. В. Блещунова.

Свою экспозицию мастер увлекательно комментирует сам, признаваясь, что «возвращаться» в путешествие, глядя на негативы, — огромное удовольствие: «Интересно просматривать хаотичную последовательность изображений — незнакомые лица чередуются с родными, успокаивающий горный пейзаж сразу после волнительной акции протеста, пасмурно–молчаливые горы рядом с тёплым морским пейзажем, до которого в реальности 400 километров». Отснятый фотоматериал длиной 160 сантиметров, 3 поездки по одной стране и 30 катушек плёнки, особая история — за каждым кадром.

Итак, Давид Григорян рассказывает…

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

… о тбилисском детстве, одесской юности и катушках фотоплёнки в холодильнике.

— Я родился в Тбилиси в 1987 году, там же успел провести 6 лет солнечного детства, которое прервалось гражданской войной. По этой причине родители решили переехать на время в Одессу, чему я максимально противился. Первые месяцы в Одессе устраивал скандалы с требованием вернуть меня в Тбилиси, где ждали любимый двор, ботанический сад и дворовые друзья. Отказывался идти к дюку де Ришелье, думая, что это ещё один наш родственник, к которому обязательно нужно пойти.

Временный переезд стал постоянным, так что в Одессе я провёл все школьные годы. Ради забавы в старших классах взял в руки камеру. После школы, не особо смотря в сторону фотографии, решил стать ближе к архитектуре и поступил в реставрационное училище, где ничему не научился. Работая в некоторых реставрационных мастерских и осознавая всю безнадёжность данных организаций, как и ухода за архитектурой в городе в целом, я пытался уделять время фотографии и перестал смотреть в сторону реставрации. Вскоре фотография из забавы превратилась в основной род деятельности. Последние 8 лет не выхожу из дома без камеры, а в холодильнике всегда найдётся минимум 5 катушек плёнки (и сейчас храню в запасе 35 катушек).

Для подготовки этой выставки я отправился в Киев, где в течение четырёх дней печатал 18 фото из трёх путешествий по Грузии в период с 2013 по 2016 год. Таким образом, фотография, напечатанная ручным способом, смотрит на вас, а не только вы на неё. Понимаете?!

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

… о том, как в одном кадре уместить кризисную историю.

— На этом снимке, сделанном в 2013 году, Лаура, наша соседка по тбилисскому двору. Она рассказывает моей маме (которая за кадром) обо всём, что возможно уместить в 20 минут (больше времени у неё не было, так как Лаура собиралась на урок английского, который она преподаёт частным образом), начиная от соседей и своей семьи, заканчивая ситуацией в стране. Женщины не виделись 15 лет до этого момента и в сжатый срок успели обменяться небольшой информацией. В основном это был монолог о нелёгкой жизни, безработице в стране, низких зарплатах, притоке деревенских и оттоке городских из Тбилиси. Всё это озвучивалось в сигаретном дыму. В Грузии курят все и везде, там не принято выйти покурить на балкон, так как дома дети или некурящие. Кстати, моя мама тоже преподает английский, но к счастью, не курит вовсе.

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

… о том, на что может толкнуть человека по прозвищу «доцент» определённое количество чачи.

— Кадр из 2015 года. Это весёлое действие происходит в доме моих родственников. Это действительно так — попасть в Грузии на какую-то застольную движуху очень просто. В каждом доме найдётся достаточное количество вина и чачи, которые подтолкнут на дальнейшие песни–пляски. А ещё Тбилиси — это такая же большая деревня, как Одесса, если не больше. Там друг друга знают все. Так, оказавшись в этой квартире, я познакомился с человеком, который преподавал музыку моим родителям в школе, и он — близкий друг и коллега папиной сестры (на фото слева). Такие переплетения там на каждом шагу. Теперь о человека на фото справа: эрудит, интеллигент, физик по образованию — Эдуард, по прозвищу «доцент» (мой отец так его назвал). Уже много лет он занимается экспертизой картин, имеет в квартире лабораторию, где делает рентгенограмму полотен и там же гонит вино и чачу! Таким образом, мне посчастливилось держать в руках работу грузинского примитивиста Нико Пиросмани. Вот так–то!

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

… о Казбеке, который может подождать.

— Эта псина попала в кадр по дороге в монастырь Гергети. Приехав в село Степанцминда, я преследовал примитивную цель — снять гору Казбек. По приезду был лютый туман, ни о какой горе и речи не шло, пришлось ночевать в гестхаусе. Поутру я решил подняться на противоположную от Казбека невысокую гору, на которой стоит Гергети. Пеший подъём длился около 2-х часов, полностью сопровождаемый этим дружелюбным псом, который показывал мне путь и предавал уверенность. В какой–то момент он устал меня постоянно ждать и убежал вперед к монастырю, где унюхал другую собаку, а я добрался до верха самостоятельно. Но так получилось, что к церкви, откуда открывается панорама, я так и не дошёл, так как сперва я был под кайфом от увиденного — всё вокруг меня было в горах, все 360°. Монастырь где–то виднелся среди всего этого. После мой подход к монастырю прервали туристы, вступившие со мной в беседу. В итоге основная моя цель поездки — гора Казбек, несмотря на солнечную погоду, затянута облаками, а новые знакомые туристы были на машине, в которой меня привезли на трассу, откуда я поехал обратно в Тбилиси. Но хорошо, что именно так, Казбек и Гергети никуда не денутся, а вот зевающий пёс на фоне сторожевой башни — отличный кадр. Вообще этот кадр — один из любимых в моём архиве.

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

… о серии «Крестовый перевал» и «лобовом» Саакашвили.

— Эти мужики замечены мною в Гудаури, именно на Крестовом перевале, который часто перекрывают из–за непогоды. Людей и караван машин охватила суета, а я решил продолжить путь пешком, хотя идти до горы Казбек 32 километра по заснеженной серпантинной трассе — не лучшая идея. После пройденных пары сотен метров я отказался от этой авантюры. Разворачиваюсь — и вижу надвигающуюся в мою сторону группу лиц с тюками в руках. Разъярённые ситуацией мужчины шли, намереваясь встретить машину с другой стороны трассы (бывает, что движение со стороны Осетии открыто), чтобы она доставила их во Владикавказ. Пока машины не было, я успел сделать серию фотографий и встрять в диалог с самым взволнованным из всех. Я представился и сказал, что я из Одессы. Мой собеседник — крупный, седой мужчина в чёрном кожаном плаще и ярости от того, что потерял в пути почти сутки, и что никто не собирается чистить дорогу от снега.

Отрывок диалога:

— Нужно, чтобы Саакашвили вернулся к нам из Одессы - и всё будет чётко, при нём был порядок, перевал открывали за час-два, движение восстанавливалось.

— Так его же в Грузии мало кто любил, я о нём слышу, в основном, негативные отзывы.

— Это потому, что он «лобовой» тип, он Путину так и сказал, что он «пи***ас».

Словесно этот мужик уделал всех, кроме меня. Мат звучал на грузинском и русском…

Кстати, в 2013 году, по дороге на Казбек, я уже застревал на этом перевале из-за снегопада, и его, действительно, открыли меньше, чем за час. Тогда Саакашвили был на должности буквально последние недели.

Пока общались, нас едва не сбила в пропасть машина, которая приехала за ними, с трудом справившись с управлением.

На цветной фотографии видно, как мужчина в чёрном, в центре кадра, получает деньги за организацию, скажем так, небезопасной перевозки пассажиров. На чёрно–белом фото тот, который оплачивал всё это, просил сфотографировать его, с удовольствием позируя мне. На втором чёрно–белом фото — тот самый, самый взволнованный. Толком не состоявшейся поездкой, конечно, я доволен, имея такой «подбор кадров». А Казбек — подождёт!

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

… об избалованных батумцах.

— Эта картина, меня, как жителя не пальмовых широт, остановила и зацепила до боли. Избалованные природным изобилием грузины выбрасывают листья пальм. Возмутительно, вот бы в Одессу пальмовый бульвар, как в Батуми, длиною 17 километров, подумал я, и нажал на кнопку спуска. Одна из грузинских декораций — в мусорном баке. Реально зацепило...

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»
«В автобусе», 2015

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»
«Гона», 2016

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Давид Григорян: «Я думал, что дюк де Ришелье — ещё один наш родственник»

Записала Мария Гудыма

Фото: Лев Райзман

16
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Автогонщики из Украины, Молдовы, Турции и Германии будут бороться за престижный «Кубок Лиманов»

22-23 сентября на трассе вблизи города Дергачи (Харьковская область) состоится ралли «XADO DRC», которое является 5-м этапом чемпионата Украины по мини-ралли «Кубок Лиманов».

Видео



????????...