Главная / Интервью

Хроника дня

Житель Луганска: никто и представить не мог, что у них хватит ума обстреливать областной центр из артиллерии

Коренной луганчанин, недавно переехавший в Одессу – об артобстрелах, голодном лете-2014, отношении людей к Плотницкому, барах с дорогим пивом и долгом путешествии в Южную Пальмиру.

Как начинались протестные акции в Луганске? Что вам особенно запомнилось из того периода времени?

– В феврале, когда люди стали выходить на митинги за референдум, за Россию, никто и представить не мог, что у украинских властей хватит ума обстреливать областной центр из артиллерии! Помню, как в конце февраля – начале марта в городе начали регулярно выявлять конспиративные квартиры, где готовили украинских диверсантов, – там находили ящики гранат, оружия, патронов. Особенно запомнилась грандиозная провокация в конце февраля: возле многострадальной Луганской ОГА проходил митинг, неожиданно из-за поворота выехала машина, из нее высунулся какой-то придурок – и давай шмалять по толпе из автомата. Одни попадали на землю, другие разбежались, я лично видел двоих раненых, а сколько их всего было – один Бог знает, темнело уже, да и сквер там не маленький.

Расскажите о том, что вам пришлось пережить прошлым летом?

– На протяжении июля, августа и сентября 2014 года город каждый день накрывали артобстрелы. Завозов товаров, понятное дело, не было – кто согласится торговать под градом рвущихся на улицах снарядов? Но, как ни странно, некоторые смельчаки всё же находились – открывали ларьки на 2-3 часа в день. Все зависело от температуры воздуха – когда на улице сильная жара, стволы орудий перегреваются, и на это время артиллерия замолкала. Тут-то и открывались всякие ларьки и киоски: правда, кроме водки и хлеба в них особо ничего больше и не было. Кто за какие шиши в них  что покупал – непонятно, денег в городе не было, но люди именно что покупали – о бесплатной раздаче речь не шла. Всё это длилось несколько месяцев – белые «КамАЗы» из России пришли значительно позже, а до «горячих» районов и вовсе не доехали.


Луганские автосалоны после артобстрела. Лето 2015.

С водой тоже было тяжело, особенно у гражданских – военные кое-как перебивались. Мой отец, к примеру, сначала сливал остатки воды с обесточенной водокачки, а впоследствии, когда и она закончилась, ездил с пятилитровыми баклажками на велосипеде в окрестные посёлки, там у многих ещё сохранились колодцы с вёдрами. А вот пожилым бабушкам и дедушкам приходилось совсем худо. Всех спасали люди, у которых были свои скважины и генераторы: собирались все местные жители, кто с ведром, кто с канистрой, кто с тазиком, подключали генератор к насосу и качали помаленьку. Рядом всегда ставилась картонная коробка для денег – кто сколько может, не за воду, а на бензин для генератора. У них же и мобильник можно было зарядить, чтоб хоть родственникам отзвониться. Правда, связи всё равно не было: вышки обесточены, ловило только в некоторых местах, и то совсем слабо – народ звонил по очереди, чтобы не забивать сигнал друг другу. А ещё однажды мы около недели сидели без газа – видать, трубу снарядом перебило, и хотя за её починку взялись сразу, но из-за постоянных обстрелов ремонтировали долго. Так народ собирался под подъездами, разводил костры, доставал походные котелки и готовил еду, так сказать, по военно-полевому, по-солдатски…



Как на сегодняшний день в Луганске обстоят дела с продуктами?

– Я уехал в сентябре 2015, и на тот момент в городских магазинах было почти всё, правда, без всяких там акцизных марок и по очень недешёвым ценам – хлеб, например, стоил 45 рублей при курсе 1 к 2 по отношению к гривне. Ещё одна характерная деталь – крайне небольшой выбор: пива, например, было всего две разновидности, зато, правда, водки много, из мяса – только курица, ну и ещё сосиски. Тот же хлеб был только одного вида – серый кирпич, всяких там булок и круассанов в магазинах не было, хотя при желании можно было, наверное, раздобыть – местные пекарни вроде бы работали. Но народ, ясное дело, не жалуется, – после того, что мы пережили, спасибо, как говорится, и на том. Экзотические фрукты, бананы и прочее, лежали в отдельном уголке и потихоньку портились, потому что никто их не брал: цены высокие, а денег у людей мало. Военных кормят в казарме, им не до бананов, а у гражданских или совсем ничего нет, или хватает только на продукты первой необходимости. С работой до сих пор туго, хотя люди стараются как-то выкручиваться, перебиваются случайными заработками.

А как складывалась ситуация с бензином?

– Две трети заправок были «сухими» – их просто охраняли, как стратегические объекты. Однажды нам нужно было съездить в Лисичанск, перегнать туда машину, так мы потратили около двух с половиной часов, чтобы найти заправку с 92-м бензином. И стоил он, конечно, недешево, особенно по сравнению с Россией – там, говорят, бензин сейчас по 29 рублей за литр, а у нас – по 48.



Как живёт город сегодня? Удалось ли жителям вернуться к полноценной мирной жизни?

– В какой-то степени да. С января-февраля стали снова открываться различные кафе, бары и рестораны, и к концу лета их уже было довольно много, особенно на открытом воздухе. Ну, как много – процентов 20-30 от довоенного числа. Что представлял собой обычный луганский бар в сентябре? Те же самые два вида пива по весьма внушительным ценам. В основном там сидят те, кому хорошо и регулярно платят зарплату – по большей части «служивые», в форме, если по гражданке – то, скорее всего, у кого-то день рождения, контингент постоянно один и тот же. Отовсюду звучали военные песни – и старые, и современные, в записи или под гитару. Атмосфера, скажем так, своеобразная... Бывает, что напиваются, и сильно – если начинают буянить, за ними приезжают из комендатуры и, в зависимости от поведения, вежливо ведут в машину или же скручивают и увозят.


Два снаряда в одну воронку не попадают... Опровержение. Луганск, лето 2014.

Весной в городе открылся – не знаю, как и сказать, банк не банк, а скорее центр денежных переводов – ясное дело, никаких кредитов и депозитов, только если кому перевести или получить деньги, и то по большей части из России. На сегодняшний день в окрестностях города остались две горячие точки – Станица Луганская и 31-й блокпост, под Славяносербском. Там до сих пор происходят боевые столкновения, точечные обстрелы. А вообще в городе тихо.


Улица Советская, остановка «Завод Пархоменко», густонаселенный район Луганска. Слева - поворот на железнодорожный вокзал, справа - второй по величине городской рынок. 20 июля 2014 года.


Таким это место было до войны…

Расскажите о том, какие настроения сейчас ходят в городе? О чём говорят и на что надеются простые луганчане?  

– Люди устали, им уже всё равно – они просто хотят, чтобы всё это закончилось. Вместе с тем, если кто выступает за возвращение к Украине, – его никто бить не станет, все понимают, что это личное мнение. Но таких мало. Все, в основном, осознают, что жить отдельно республика не потянет, причём не только ЛНР, но и вся теперешняя Новороссия. Кто-то верит, что мы будем с Россией, кто-то выступает за независимость – всё по-разному. Хотя бывают нюансы. Мой одноклассник, например, учился в Харьковском военном училище, впоследствии принимал участие в АТО с украинской стороны – и ничего, мы до сих пор поддерживаем нормальные отношения, он только мне писал «Смотри, чтоб я там тебя в прицел не увидел!». Другая «подруга» давно уже уехала куда-то в Европу, а как началась заварушка – заложила на сайте «Миротворец» чуть ли ни весь наш класс, с фотографиями, фамилиями и адресами. Мы много раз заходили, искали себя – ну так, чисто поржать. К Плотницкому народ относится плохо – все знают, что он «поднялся» за счёт гуманитарки, сплавлял её в магазины за деньги. Правда, доказать это трудно. А вот Захарченко очень уважают – за справедливость, что ли. Насколько известно, он не воровал так, как Плотницкий.


Луганский аэропорт до…


… и после обстрелов.

Как вы добирались в Одессу?

– Это отдельная история. Железнодорожного сообщения у нас, понятное дело, нет, – остаются только автобусы и легковушки. Если ехать через линию фронта – нужно получить пропуск, но как, где – не совсем понятно, на практике мало кто этим занимается. Все остальные пользуются услугами частников: те берут автобусы, обычно 2-3, один туда, другой обратно, оставляют объявления в Интернете и на подъездах домов. Дескать, организуется автобусный рейд в Одессу, или там, в Киев, Днепропетровск, Запорожье, Николаев, кто хочет – присоединяйтесь. Были также предложения по России – Москва, Питер, Белгород, Сочи, Крым. Билет до Одессы нужно заказывать заранее, стоил он порядка 2000 рублей, ну, или около 1000 гривен, у нас же мультивалютная система, хоть в долларах плати, – было бы чем. Я пришёл, оплатил, сел в автобус – возле бывшего ДК строителей, это нынешний Украинский драматический театр. Ехали мы без малого двое суток – через Изварино, часа два стояли на российской границе: наши, ЛНРовские пограничники посмотрели паспорта и сказали «Езжайте!». Правда, нас заранее предупредили, чтобы мы даже не заикались о том, что едем в Одессу – кто в Курск, кто в Рязань, кто в Питер. А вот российские пограничники долго не проускали – целая очередь выстроилась. Кружным путём, через Ростовскую область и Белгород, заехали в Харьковскую область, причём опять же, на украинской границе никаких упоминаний о Луганске – мы вроде как возвращались из России, с летних каникул. Водитель наш, конечно, оставлял желать лучшего: по дороге мы заблудились трижды – где-то в Запорожье, потом в полях, а потом ещё в самой Одессе. Но всё-таки доехали!

Как бы вы могли кратко подытожить свои впечатления от увиденного и пережитого?

– Лучше бы этой войны не было вовсе. Она не нужна никому! И никто в итоге ни к чему не придёт…

Беседовал Дмитрий Остапов.

9
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».