Главная / Интервью

Хроника дня

Мария Хомутова: «Главное в жизни — чувство юмора и жизнерадостность!»

Набирающая известность одесская актриса — о переходном возрасте, жизненных метаниях, непрерывном самосовершенствовании, настоящем профессионализме, о Фёдоре Михайловиче, Агафье Тихоновне, съёмках в «Незламной» и новогодних тюзовских страшилках.

Расскажите об основных этапах вашего творческого пути.

— Родилась в Одессе, в семье филолога и врача-невропатолога. С артистической деятельностью у нас в семье напрямую никто связан не был, но все очень любили искусство в различных его проявлениях и по мере сил и возможностей приобщали к этому увлечению и меня: мама собирала журналы «Искусство», бабушка ходила на лекции в Музей западного и восточного искусства. Так что я с раннего детства не стеснялась проявлять свои таланты: например, переодевалась и танцевала под музыку на грампластинках. Всегда хотелось восхищения, звёздности, быть в центре внимания — в школе этого категорически не хватало. В 13 лет, можно сказать, на сломе веков, мама привела меня в театральную студию «Я+Я» при Воронцовском дворце — в те времена там было много самых разных кружков. Это был переходный возраст — приходилось как-то спасаться от давления окружающего мира, находить свою отдушину, ловить глотки свежего воздуха в творчестве. Театральной студией руководил замечательный педагог Сергей Георгиевич Коротков: под его началом я проучилась порядка семи лет, попутно ещё и влюбилась в одного из актёров — правда, у нас сохранились исключительно платонические отношения. После 9 класса ушла из 107-й школы, в которой мне было довольно тяжело физически и морально, и поступила в театральный класс школы № 37 под управлением Ольги Сергеевны Кашневой, основанный ещё в 1979 году и благополучно существующий до сих пор. Помимо обычных предметов, мы изучали различные артистические спецкурсы — актёрское мастерство, сценическую речь, эстетику, сценическое движение, причём сдавать их нужно было наравне с историей и географией, все отметки шли в диплом. Там я, кстати, получила классную гуманитарную базу, с которой было не страшно выходить в большой мир — ведь далеко не все мои одноклассники позже стали актёрами. Впоследствии из студии при Воронцовском дворце плавно перешла во взрослый любительский театр «Кто мы?», принимала участие в спектакле «Морфий» по мотивам рассказов Булгакова — мы несколько лет играли его в легендарном одесском Доме с ангелом. Параллельно ходила в театр Натальи Прокопенко и к Анатолию Ивановичу Падуке в Театральный лицей, откуда впоследствии вышли в свет многие замечательные одесские актёры.

Очень хотела поступить в театральный вуз — сначала в Москве, потом в Питере, о другой профессии практически не помышляла — но, к сожалению, не прошла по конкурсу, расстроилась жутко. Тут за меня взялись родители! Не позволили кочумать без дела — настояли на том, чтобы я пошла учиться дальше, хоть куда-нибудь! Как-то раз принесли рекламный буклет с философского факультета университета имени Мечникова, который сулил всем абитуриентам буквально золотые горы: новые просторные помещения, спецтехнику для занятия английским, телестудию и ещё много разных разностей. Меня, в частности, заинтересовала возможность изучать дисциплины, связанные с искусством — его историю, различные стили и направления, короче говоря, всё то, чем я интересовалась с детства. В конечном итоге в 2004 году поступила на культурологическое отделение философского факультета, честно отучилась три года, четвёртый — на бакалавра — впоследствии закончила заочно. На сегодняшний день считаю, что первое образование явилось для меня настоящим счастливым билетом во взрослую жизнь! До поры, до времени я была очень замкнутой — жила в своей собственной коробочке, в которой было хорошо, тепло и комфортно, но довольно тесно. А благодаря философскому научилась общаться с людьми, анализировать свои поступки, не судить о других чисто субъективно и, самое главное, открываться окружающему миру — оказалось, вокруг столько всего интересного! Процесс учёбы на культурологическом отделении проходил довольно весело: одни любили мультфильмы аниме и комиксы манга, другие — тяжёлый рок, гитары и куртки-косухи, третьи — рэп, RNB и брейк-дэнс, четвёртые — философию Ницше и классическую музыку… При этом практически со всеми было очень интересно общаться, узнавать что-то новое, делиться творческими мыслями и идеями.

В 20 лет наступил кризис: пришло чёткое осознание, что если я прямо сейчас не исполню свою заветную мечту, не попробую поступить в театральный, то всё — надо бросать детские увлечения и искать серьёзную работу. Случайно услышала, что в Киевский национальный университет театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого прямо сейчас — один раз в четыре года! — набирают людей на русский курс актёрского мастерства знаменитого педагога Николая Николаевича Рушковского. Решила так: если не поступлю — тогда уже точно завяжу с театром. Накануне поступления чувствовала себя в форме: выучила несколько запасных стихов и монологов, настроилась на задорный боевой лад. Хотя петь я тогда как следует не умела, танцевала на любительском уровне, вообще была на 10 килограмм полнее, чем сейчас, да и никакими особенными внешними данными не отличалась. Тем не менее, ощущала себя полностью готовой ко всем экзаменам! И таки-да поступила! Весь курс был такой, совершенно нетипичный: нас с самого начала учили, что настоящий актёр берёт зрителей отнюдь не внешностью, а внутренним содержанием. В каждом из нас Николай Николаевич разглядел что-то особенное…

Учиться было довольно легко, на протяжении всех пяти лет я получала несказанное удовольствие от игры на сцене, всё делалось с любовью. Тяжело приходилось разве что в самом начале и под конец. Сложно было найти своё место на курсе, когда вокруг все такие яркие и талантливые, ощущалась довольно серьезная конкуренция. Правда, со временем я перестала переживать на этот счёт — переключилась на саму себя, изменила стиль мышления и мировосприятия, взглянула на вещи с другой стороны. Где-то примерно до пятого курса активно занималась самоутверждением, а уже перед выпуском и поступлением в театр поняла, что условное место под солнцем нужно завоёвывать с помощью профессионализма, а не амбиций. Начала активно работать над собой, перестала сравнивать и тем более соревноваться с кем бы то ни было, на каждом следующем этапе развития говорю себе: «Не верю!» и двигаюсь дальше. И стало гораздо легче работать с коллегами! Разумеется, остановиться в этом деле практически невозможно: вся театральная жизнь — непрерывный поиск, постоянная перестройка сознания, бесконечный процесс самопознания и самосовершенствования…

После окончания университета в 2012 году один сезон прослужила в киевском Театре юного зрителя. Этот период в карьере больше всего запомнился разными детскими утренниками и новогодними ёлками. Со временем поняла, что такого рода искусство выхолащивает изнутри, очень легко обрасти штампами и на всю жизнь остаться румяной веселушкой. Правда, отдельно хочется отметить роль Дуняши в спектакле «Вишнёвый сад»: играть Чехова, да ещё и сразу после выпуска, — это была большая удача. В 2013 году ушла из ТЮЗа в «Новый театр на Печерске» — можно сказать, по зову знакомого режиссёра, Игоря Лысова, который потом уехал, а я осталась! Первая серьёзная роль — Варя в спектакле «Идиот» по роману Фёдора Михайловича Достоевского, на неё почему-то вообще никто пробовался, так что я заранее знала, что гарантированно попадаю на сцену. До сих пор я обычно играла лёгких, комедийных героинь, а тут захотелось настоящих страстей, глубоких чувств и эмоций — решила попробовать себя в драме! Опыт удался, причём довольно успешно: впоследствии я играла эту роль на протяжении почти двух лет. Вообще любой артист, как правило, хочет играть разнообразные роли, меняться, переодеваться, вживаться в новые образы. Хотя, если честно, поиграв Достоевского, захотелось опять вернуться в комедию! Параллельно принимала участие в постановке «Король Иудейский», а ещё танцевала в пластическом спектакле «Gogol-поиск». До сих пор работаю в театре на Печерске — очень его люблю, считаю, что он самый лучший в Киеве! Хотя и маленький…




Дуняша, «Вишнёвый сад», Киевский ТЮЗ «Театр на Липках», 2012

Какая роль на театральных подмостках на сегодняшний день остаётся для вас самой любимой?

— Агафья Тихоновна в дипломном спектакле по пьесе «Женитьба» Николая Васильевича Гоголя, в который были вложены сотни идей, влиты литры крови, выплаканы стаканы слёз, измотаны метры нервов, но при этом высмеяно множество шуток и в конечном итоге получено море позитива. Это был настоящий полёт — я в буквальном смысле практически летала по сцене. Вообще, есть подозрение, что это на самом деле была не я, а самое настоящее волшебство! Очень скучаю по этому…



Помимо всего прочего, ваша творческая кладовая насчитывает более 15 ролей в различных кинофильмах и телесериалах, в том числе эпизодическую роль в нашумевшей военной драме «Незламна», или «Битва за Севастополь». Съёмки в каких картинах запомнились вам больше всего?

— Единственная работа в кино, которой я горжусь — короткометражка «В Манчестере шёл дождь», которая летом этого года неожиданно получила приз «Золотой Дюк» на Одесском международном кинофестивале как лучший украинский короткометражный фильм. Это было приятно! Что же касается «Незламной»… Больше всего мне запомнилась исполнительница главной роли — Юлия Пересильд. Она — просто робот, настоящий профессионал, на момент съёмок находилась в прекрасной, необыкновенной форме, ещё и молодым актёрам давала фору — всех по траве переползала! На площадке общалась всегда строго по делу, чувствовалось, что знает себе цену, но в тоже время на перекурах замечательно травила анекдоты! Это, наверное, и есть те качества, которые определяют актрису, способную по-настоящему хорошо сыграть главную роль в масштабной киноэпопее…

Какие курьёзные случаи имели место в вашей театральной практике?

— Однажды я подрабатывала аниматором на новогоднем представлении в ТЮЗе: в вестибюле мы расставили столики, разложили на них краски, так называемый аквагрим — дети заходят, видят, что вокруг всё такое пёстрое и разноцветное, подбегают к нам, а мы по желанию раскрашиваем лица — кому снежинку, кому ёлочку, кому ещё что. И тут мой напарник Коля ни с того ни с сего стал рисовать на лицах черепа — как на Хеллоуин. И, главное, всем так понравилось! Человек пятнадцать ушло занимать места в зале с черепушками на физиономиях… Так потом знакомая девочка, которая в представлении играла одну из Снегурочек, рассказывала мне: «Выхожу я на сцену, смотрю — а в зале мертвецы сидят, как будто трупы с ввалившимися глазами, зомби-апокалипсис в чистом виде!». Она ещё долго после этого приходила в себя… А родители потом жаловались, что краска с лиц почему-то не отмывается…


Рассказ «Жизнь и воротник» русской писательницы и поэтессы Надежды Тэффи. Фрагмент выступления в Театре изобразительного искусства «Двор культуры». Одесса, июль 2016

Что бы вы могли пожелать своим одесским фанатам, киевским поклонникам и всем читателям ТАЙМЕРА?

— Сохранять здравомыслие, ясность ума, чувство юмора и жизнерадостность! В этом, на мой взгляд — вся Одесса: я живу на два города, Киев — это работа, важная часть меня принадлежит столице, но Одесса — всегда в моем сердце, душой я здесь, иногда специально приезжаю на пару дней, чтобы просто вдохнуть глоток свежего морского воздуха, наполненного неунывающим юмором и жизнелюбием. Ведь без всего этого жизнь становится пресной — можно скукситься, заснуть и умереть! А с юмором появляются силы жить и работать дальше! Как писал Маяковский, «и стоило жить, и работать стоило!»…

Беседовал Дмитрий Остапов 

10 1
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».