Главная / Интервью

 

Хроника дня

Мария Манько: «Мой роман впервые — без секса»

О своей новой, ещё не до конца написанной книге, рассказывает одесситка Мария Манько (первые книги написала под псевдонимом Маша М.), с успехом завоёвывающая англоязычное литературное пространство.

Важнейшее достоинство Машиной прозы состоит в том, что она умеет быть открытой и честной перед своим читателем, пусть его это даже может шокировать. И задавать вопросы ей можно точно так же прямо.

Мария Манько: «Мой роман впервые — без секса»

— Помехой ли писателю карантин?

 Не совсем. Я книгу начинала писать с сентября месяца, потихоньку она продвигалась, при всех путешествиях, а во время карантина очень плотно, три месяца писала каждый день. Даже не знала, что так можно работать. Три месяца карантина оказались самыми продуктивными за всё время моей писательской практики. Как будто на острове находилась. Так-то путешествуешь, встречаешься с друзьями, а в карантинных условиях сидишь себе и творишь. И завершила начатое полгода назад, не совсем, правда, завершила, ещё осталось работы на месяц. Буду переделывать, доделывать, дописывать, переписывать. Это мой первый роман без секса.

— Как?! Хотя чему я удивляюсь, перед этим был детектив без трупа.

— Нет, там интересные эротические сцены есть, но секс как таковой отсутствует. Считаю, что он там и неуместен. По жанру у меня получается римейк-фэнтези. Я попадаю в книгу Джека Лондона «Мартин Иден». Я, Мария, живущая в двадцать первом веке, оказываюсь в теле Руфи Морз, подруги и покровительницы начинающего писателя, с современным сознанием. Руфь учит Мартина, как быть писателем, смотрит на него и понимает, что ему надо расти как литератору, а не влюбляться в неё. Она уже объективно смотрит на вещи. Но и элементы романтики присутствуют. Здесь просто больше любви к литературе, чем к конкретному мужчине. Мне интересно было жить параллельно в двух мирах и творить новые миры.

«Не помню, как мы дошли домой. Но хорошо помню ощущение от пачки выигранных денег, которых нам с Мартином должно хватить минимум на месяц роскошной жизни в Нью-Йорке. Я ощущала власть над целым миром. Что для меня Мартин, для чего я с ним вожусь?! Сколько таких Мартинов я могу найти ещё сто, тысячу?! Я владею этим миром, я человек из будущего. Я знаю, что будет с этой планетой на сто лет вперёд. Я могу изменить историю! Я могу… Вот только ноги мои подкашивались, и я с трудом поднялась на четвёртый этаж. Выпито было немало, но всё же я не была такой пьяной, как Мартин, который, войдя в квартиру, едва доплёлся до дивана и сразу же заснул.

Зато лорд Генри был трезв как стёклышко. Хотя, если и сравнивать его со стёклышком, то это было тёмное стекло, посмотрев в которое можно было потерять зрение. Он налил два бокала того самого жасминового вина, которое мне так понравилось, но выпить которое я тогда не решилась. Один бокал он протянул мне… Он стоял, держа в руке бокал с ядом, название которому "соблазн".

Единственный способ отделаться от искушения — уступить ему, — с роковой улыбкой произнёс соблазнитель…».

Мария Манько: «Мой роман впервые — без секса»

 И на какой стадии сейчас написание нового романа?

В сентябре планирую отдать рукопись на английский перевод, уже по обычной схеме.

А как идёт распространение предыдущего романа «Сквозь магические очки»? Карантин как-то на этом сказался?

— Зимой был всплеск интереса, поступали даже предложения от двух лондонских издательств, но мне не понравились условия контрактов, так как они мне дают своё имя, а все расходы должна понести я. Есть, оказывается нетрадиционный контракт, традиционный это когда полностью издательство за тебя всё делает, а есть вот такой. Конечно, приятно, что твою работу выбрали, но я не согласна с этой ситуацией, когда рискую только я. А они рискуют своим именем, но ведь уже поняли, что это качественная литература. Были у меня мысли пойти таким путём, но я не пошла. Из Вашингтона я, кстати, хорошие отзывы получила. «Очень здорово, что вы умеете писать истории», — этот отзыв оставил известный писатель (обойдёмся без фамилии), который пишет исторические романы non-fiction, его похвала ценна для меня. Все англоязычные курсы для литераторов сходятся в одном: «Мы научим вас писать истории!» Для них это высший пилотаж, а я сейчас полностью ушла в англоязычное общество. Хвалили за то, что лишнего не пишу. Были комплименты по поводу слога. Часто начинающие писатели громоздят огромный абзац там, где достаточно одного предложения. На Amazon’e были хорошие рейтинги, из Италии, Австралии получила положительные комментарии.

Бумажных книг «Сквозь магические очки» я так и не сделала. Как это работает: вы выставляешь электронную книгу на Amazon’e, это даёт тебе определённый процент. Но сейчас я занялась поисками литературного агента за рубежом. Агент это тот, который тебя продаёт. Он берёт 15-20 процентов с продаж, при этом ты не платишь агенту сразу. Я часто шучу, что проще замуж выйти, чем найти агента за границей, потому что тут подключается судьба, вот как встреча с моим крёстным отцом в литературе Александром Галясом эта встреча просто случилась, и дело пошло. Когда человек в тебя искренне верит, это бесценно, соответственно, агент не может быть только «продавцом», он должен быть твоим другом, родным человеком, второй мамой или вторым отцом. Я зарегистрировалась на куче сайтов, отправила больше тысяч е-мейлов разных, короче говоря, я в поиске, и через знакомых тоже стараюсь найти агентства. Хотелось бы так: зашла девушка в кафе, пьёт свою чашечку кофе, господин за соседним столиком ей подмигнул, послал бокал вина и в итоге оказался её агентом… Этот «щелчок» должен случиться, ведь напрямую продавать рукописи издательствам по вот таким нетрадиционным контрактам совершенно невыгодно. Агенты вхожи в издательства, они продают книгу профессионально, тебе остаётся только писать. Конечно, карантинная ситуация всё усложняет, как и повсеместно.

Сидя в одесском кафе, я такого агента не встречу, он должен быть из Европы, ведь я ориентируюсь на британский и американский литературный рынок. Это два рынка, которые действительно стоит рассматривать, остальные от них далеки. Австралия неплохо, но меньше… Дождёмся конца карантинных ограничений, и вперёд, судьбе навстречу!

А верные русскоязычные поклонники, которые хотели получить русский текст «Сквозь магические очки» — сколько их было?

— Где-то 300-400. Но, опять же, я не делала презентацию, не делала никаких объявлений, это просто подписчики на моей страничке, которые меня знают, были оповещены: они покупали англоязычную версию, я присылаю русскоязычную.

Но вернёмся к новому роману: как возник такой интерес к «Мартину Идену»?

А это моя любимая книга. В ней показано, как много может испытаний пройти писатель, выстоять… Честно говоря, другие книги Джека Лондона мне не так близки. Образ Мартина Идена актуален всегда. Он покоряет своей силой духа. Не только для писателя, для представителя любой профессии важно проходить испытания, переносить отказы, но вдруг это пламя, в которое ты постоянно подбрасывал дрова, разгорается по-настоящему. Мне тоже хотелось бы быть стойкой, на успешном пути необходимо проявлять стойкость, потому что понятие успеха у нас и понятие успеха за границей это разные вещи. У нас успешным человеком называют обычно того, у кого, грубо говоря, куча бабок, это исковерканное понятие успеха. За границей нет, за границей оценивается сам путь, которым ты идёшь, если ты многое делаешь, чего-то достигаешь, тебя уже сочтут успешным. Мне очень нравится эта правильная концепция успеха оценивание по тому, как ты совершенствуешься. Вот это классно. Конечно, я хотела в романе описать своё творчество, но какой-то интересной концепцией. В определённой степени Мартин Иден это я. Однажды ночью, с бокалом вина, я пришла к этой идее, в очередной раз перечитав «Мартина Идена». Так присутствует и другой герой, лорд Генри из «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда. То есть всё, как обычно: Маша, и вокруг неё мужчины (смеётся).

«Я не Дориан Грей, который обесценил свою жизнь пороком, я стараюсь вживить в порок любовь и свет. И пусть он оставался пороком, но был иным: в нем была влюблённость и чувства. Всё то, что лорд Генри называл иллюзией…»

Мария Манько: «Мой роман впервые — без секса»

— А в оригинале читали «Мартина Идена»?

Нет пока. Но было бы интересно.

Я к чему: после этого вам легче будет оценить качество английского перевода, остались ли там какие-то важные конструкции фраз, «изюминки», которые могут ускользнуть в современной интерпретации. Чтобы англоязычный читатель уловил интонацию оригинала…

Возможно, возможно. Мне нравится эта идея. Я читала во время карантина Эдмунда Бёрка, это гарвардская классика восемнадцатого века, там сказано о том, что высшая форма отношения мужчины к женщине это восхищение. И ту же мысль я обнаружила в статье в «Таймс», практически одновременно. Читать Бёрка в оригинале мне было очень тяжело, много сложной терминологии, думаю, Джек Лондон попроще будет. Я уже проходила перевод «Магических очков» — сравнивала русскую версию с английской версией, не могу сказать, что многое теряется. Но тут особый, конечно, случай, у меня половина книги происходит в Окленде, потом идёт Нью-Йорк, где Руфь воспитывает из Мартина писателя, встречает лорда Генри. Вот они сидят за столиком в кафе, совсем как мы с вами, Маша, и Руфь просит Мартина описать, что чувствуют мужчина и женщина за соседним столиком, ведь писатель должен идеально считывать людей, их переживания… Ладно, идеальным ничего не бывает, мы перфекционизм не любим, пусть это будет очень хорошо. И вот ему кажется, что перед ним влюблённая пара. А ей очевидно, что это любовники.

Огромная разница, кстати.

— А почему он ошибся: он был влюблёны в Руфь, и весь мир казался ему населённым влюблёнными парами. Нью-йоркскую линию уже полностью я придумала.

«Я внимательно всматривалась в задумчивое лицо Мартина. По нему было видно, что читает он с интересом.

"Ура, зацепило", — подумала я.

Знаете, о чём я думаю? — встрепенулся Мартин. Как это ваша Маша сумела придумать такой ход? Она могла просто описать переживания, но она превратила их в сказку, а это производит большее впечатление. Ей, наверное, тоже было непросто, как мне сейчас, но она не изливала душу, как я вчера. Она — сильная и пишет о боли сильного человека.

— Мартин, мы все проходим через боль, и вопрос состоит в том, как мы с ней справляемся. Сильный человек ищет выход».

Мария Манько: «Мой роман впервые — без секса»

А какими должны быть иллюстрации к вашей книге?

Хороший вопрос. Пока не знаю. Наверное, какая-то чёрно-белая графика, однозначно связанная с темой писательства, что-то простое и ненавязчивое, в духе минимализма, ничего разноцветного, пёстрого. А читатель всё окрашивает сам сквозь призму своего понимания, восприятия. Важно даже состояние человека в момент, когда он читает книгу. Условно я называю свою будущую книгу «В поисках Мартина Идена». Мне кажется, в окончательном варианте я исключу все такие миленькие, хорошенькие, тёплые воспоминания, которые притормаживают действие. Получилась книга в книге. Вот сделаю её отдельной книгой о маленькой Маше, о том, что она переживала, чувствовала.

Не могу не спросить: продолжаете писать новые картины?

Продолжаю, и даже перешла в абстракцию. Полностью унесло туда, как в жанр фэнтези в литературе, воображению стало скучно в этом мире, наверное. Я не позиционирую себя художником, но занятия живописью очень важны для меня. Муж советует мне, кстати, заняться на Западе курсами сексологии. Но я сказала ему спасибо за комплимент и от такой идеи отказалась сколько можно учить женщин, как ублажать мужчину? Давайте будем самими собой. А правильные мужчины к нам притянутся. Быть самой собой, кстати, гораздо сложнее, чем просто быть с мужчиной. Задумалась о коучинге, только для этого сначала нужно создать себе имя.

Мария Манько: «Мой роман впервые — без секса»

Одесситки наверняка поспешили бы к вам, Маша, в городе вас знают!

 Кстати, хочу признаться: мне всегда нравилась Одесса, но я считала, что Киев люблю больше. Именно в этот приезд, после карантина и всех связанных с ним неудобств и потрясений, я нашла в Одессе столько радости…

«Несколько следующих дней Мартин ничего не писал. Он был морально истощён. Я прекрасно понимала его, поэтому старалась говорить на темы "вообще".

Жизнь любого человека, а писателя тем более, состоит из поражений, поражений, поражений… И только тот, кто смог выдержать это напряжение, доживает до взлёта. Это тяжело, это очень тяжело, но стоит того.

Когда же я взлечу?

Мартин, этого никто не знает. И единственное, что вам остаётся — это идти и учиться — такова судьба писателя».

Мария Манько: «Мой роман впервые — без секса»

Беседу вела Мария Гудыма

Фото Петра Катина и из личного архива писательницы

6
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Одесситов ждёт обновлённая «Зелёная волна»

В этом году XXIV международный книжный фестиваль «Зелёная волна» пройдёт в Одессе сразу в двух форматах. В парке Шевченко и Одесской национальной научной библиотеке — с 6 по 9 августа, а в режиме онлайн — с 6 августа по 6 октября.

2

Видео

После 23:00: как одесская Аркадия в карантин зажигает

ТАЙМЕР решил посмотреть, как повлияло ограничение на работу ночных клубов после 23:00 на ночную жизнь в одесской Аркадии, и убедился, что никак.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...