Главная / Интервью

 

Хроника дня

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

Продюсер Михаил Фрейдлин — о джазовом мышлении, экономических стратегиях, пассионарности одесситов и уникальных вдохновляющих IT-проектах.

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

Вы, Михаил, окончили Одесский политехнический институт и аспирантуру Центрального экономико-математического института АН СССР. Защитили кандидатскую диссертацию по специальности «Управление в сложных социально-экономических системах». Работали в Академии наук, входили в составы разнообразных правительственных комиссий, возглавляли финансовые корпорации, были советником мэра, губернатора. Но Одесса в большей степени знает вас как джазового продюсера. Как вы докатились до джаза?

— Я действительно продюсер, но не только в джазе. Эта профессия, в широком смысле, предполагает инициирование проектов и их реализацию в любых сферах жизнедеятельности. Разумеется, и в джазе тоже. Дело в том, что ещё в школьные годы я втихаря слушал «музыку толстых» по «Голосу Америки». В студенческие годы играл джаз на любительском уровне. Какое-то время даже в биг-бенде Одесского дворца студентов под управлением Леонида Левитина. Сидел за пюпитром и при «бабочке». Так что джаз — часть моего генома. А потом, годы спустя, когда у меня появилась возможность восстановить эту историю, я это сделал. Предложил Юрию Кузнецову создать крутой джазовый фестиваль. Я тогда жил и работал в Москве, в Одессе бывал наездами, и вот меня как-то познакомили с Кузнецовым. Я предложил ему: «Давай забабахаем фестиваль?» Он говорит: «Хотелось бы, но всё остается в грёзах, разговоры в джаз не воплощаются, так что и в этот раз как-то слабо верится».

— Почему Кузнецов так ответил?                        

Потому что ему уже много раз обещали. Это было то ли в 1997-м, то ли в 1999-м. Кузнецов был узнаваем не только как джазмен, но и как медийное лицо, у него брали интервью, приглашали на ТВ, что-то предлагали, обсуждали. Но не получалось. Тогда я говорю: «Хорошо, давай я подумаю, если придумаю правильный формат для Одессы, то будем делать».

— Опыта организации джазовых фестивалей у вас тогда ещё не было?

— Не было. Это был экспромт. Спустя месяц я позвонил Юре, говорю: «Ты знаешь, я, наверно, возьмусь за это дело, но при условии, если это будет одесским джаз-карнавалом. Это должен быть не просто фестиваль с традиционными концертами. У нас будут парады диксилендов, уличные шествия, большие уличные концерты — город должен гудеть от разнообразной джазовой музыки!» Юра радостно согласился. Куда ему было деваться от «городского сумасшедшего» — кстати, этого звания меня официально удостоили во Всемирном клубе одесситов, наградив соответствующим серебряным значком под номером 9. Вот так я стал автором и продюсером «Джаз-карнавала в Одессе».

Естественно, я бы не начал этот проект, если бы не было Юрия Кузнецова и команды в лице Наташи Эртновой, Кати Мальцевой, других ребят. Кстати, в этой команде была и Вика Грубник, с которой меня познакомили Юра и Наташа, и которая потом стала Викой Фрейдлиной… Мне всегда было понятно, что, если ты хочешь начинать что-то новое, надо обязательно опереться на людей, обладающих авторитетом и лидерскими качествами.

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

— Вы переехали тогда в Одессу?

— Нет, не сразу. В Одессе я продолжал бывать наездами, передавал деньги на фестиваль. У нас сформировался бюджет, и началось: и джазовый трамвай, и парады диксилендов, джазовые регаты, выступления повсюду, даже на Привозе! Были гала-концерты у оперного театра и множество других «мелочей». Но главное — три дня филармонических концертов по три отделения каждый, с участием видных музыкантов из многих стран.

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

— Я наслышана, что вы приглашали даже Билла Клинтона.

— Да, в 2010-м году был юбилейный фестиваль, и я задумал пригласить лучшего саксофониста среди американских президентов —  Билла Клинтона. Посоветовался с Еленой Хангой — она же долгое время жила в Штатах. Оказалось, что у неё есть там знакомая дама, советник Клинтона. Ханга ей позвонила, и та одобрила эту идею. Делегация Клинтона как раз должна была лететь на Ялтинский форум Пинчука в конце сентября. Я предложил по пути в Ялту приземлиться в Одессе. Они летели частным самолётом. Мы получили ответ: «Ок, мы остановимся на один вечер в Одессе, Клинтон выступит, и мы полетим дальше в Крым».

— Предполагался опен-эйр?

Нет, это всё должно было быть в филармонии, на гала-концерте, в день закрытия фестиваля. Мы специально сдвинули даты, чтобы всё состоялось. Интервью давали. Даже кто-то из американцев свидетельствовал, что да, действительно Билл Клинтон будет играть в Одессе. Но он заболел. Нам в последний момент сообщили, что он сможет прилететь только через два дня. А как через два дня? Мы же уже всех артистов собрали. Всё уже шло так, как планировалось. В итоге мы были вынуждены отказаться, и его самолет просто пролетел над Одессой. Не случилось.

— Как «Джаз-карнавал в Одессе» превратился в OdessaJazzFest, и почему вы разошлись с Юрием Кузнецовым?

— Мы на самом-то деле не особенно и разошлись. Я просто не захотел продолжать заниматься проектом, который решили сузить — в частности, отказаться от карнавальной части, и я ушёл из проекта. Меня к тому времени уже сильно увлекла идея «Мастер-Джем Феста», в которую, кроме меня, тогда мало кто верил.

— Расскажите про «Мастер-Джем Фест». Когда родилась эта идея?

— В 2003-м году.

— Она так долго вызревала? Ведь «Мастер-Джем» состоялся в 2013-м?

— Да. Мне всё время хотелось в джазе создать конкурс, ввести состязательность. А мне все говорили — и Юра, и другие аксакалы джаза, — что это невозможно. Потому, что невозможно и всё тут. Потому, что нельзя сравнивать разные ансамбли — это всё равно, что сравнивать огурцы с рельсами. А я придумал уникальный формат. В новогоднюю ночь, с 2002-го на 2003-й, мы как раз праздновали с джазменами в Москве. И утром я проснулся именно с мыслью, что это может быть конкурс по различным инструментам — для отдельных музыкантов, способных спонтанно импровизировать во всех джазовых стилях и обладающих тонким чувством ансамбля.

В 2012-м году мы создали сайт www.master-jam.com, стали его продвигать, и в проект поверили в 150 странах — это число стран, из которых заходили на наш сайт. По промо-видео, присланным желающими принять участие в конкурсе, моя команда отобрала из нескольких тысяч несколько сотен человек. Потом эти несколько сотен «полуфиналистов» мы отправили на виртуальный просмотр, по интернету, джазовым авторитетам из разных стран. Они отобрали по пять лучших музыкантов в каждой номинации. Номинациями были музыкальные инструменты и вокал, вокал как инструмент. В результате 40 лучших, отобранных жюри, импровизаторов, а также, дополнительно, ещё трое потрясающе талантливых музыкантов, играющих на неноминированных конкурсом инструментах — флейте, губной гармошке и дарбуке  — съехались на джазовый шабаш в Одессу.

— Что происходило в Одессе?

— А позволите ли сначала пару слов про команду «Мастер-Джема»?

Разумеется!

— Нас было немного — со мной 6 человек: Майя Димерли, босс команды, Ирина Даньшина, Александр Ореховский, Людмила Мазур, Влад Чубарев. А также почти 30 волонтёров из Одесского МГУ, ректором которого был Анатолий Крыжановский, замечательный трубач и мой близкий друг.  Мы все славно сработались. В Одессе каждый день «Мастер-Джема» жеребьёвкой создавались октеты (составы из 8-ми исполнителей), которые импровизировали в разных джазовых стилях. Это был трёхдневный глобальный мега-джем-марафон на концертной сцене на глазах искушённой джазовой публики. А на 4-й день все музыканты играли в биг-бэнде практически без подготовки! Они сыграли девять пьес с тремя дирижёрами, и при этом все были солистами. Такого никогда в мире не было! Зал стоял! Возникла необычайная синергия. Люди вставали, ходили друг к другу, подходили к сцене, никто не садился, такое брожение было живое, все были буквально ошарашены. Причём даже искушённые, степенные ценители джаза. У всех был необычайный подъём, и никто не понимал, почему вот этот фурор стоит. А всё почему? Потому что удалось абсорбировать снизу лучших. Потом из лучших — ещё раз лучших. А потом из них — совсем лучших. И они были настолько хороши, и такое взаимопонимание между ними возникло креативное, что искры летели в зал!

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

— Вы говорите, уникальный проект. Он как-то защищён?

— Да, у меня авторские права.

— Какие были дивиденды от «Мастер-Джема» его участникам? Что это им дало?

— Наслаждение. Прежде всего. А наш лауреат Гран-при, Джоуи Александер из Индонезии, он впервые получил приз в Одессе — в девятилетнем возрасте! Сегодня он считается одним из лучших джазовых пианистов в мире, четырежды номинирован на «Грэмми», а в 2016-м открывал Global Jazz Concert в Белом Доме, по приглашению Барака Обамы.

— Можно ли сказать, что «Мастер-Джем» стал для него трамплином?

— Трамплином для него стал его талант. Редчайший. Но первый свой успех он, конечно, заработал у нас.

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

— Как развивался проект дальше?

— В июне 2013-го, на следующий день после гала-концерта, у меня уже были предложения от целого ряда спонсоров — от «Сбербанка России» до Фонда Гейдара Алиева. Но потом начались события. Майдан. Никто, конечно, тогда не думал, что это будет иметь такие последствия. Убрали Януковича. Пришла новая власть. Какие-то надежды, какой-то рост. Спонсоры были готовы поддерживать «Мастер-Джем» в Одессе. Мы вообще думали, что благодаря этому джазовому конкурсу Одесса станет чуть ли не джазовой столицей Европы. Потом, к середине 2014-го года, стало ясно, что что-то не то происходит в этом королевстве. Майские события. Всё остановилось. Спонсоры отказались от проекта в Одессе: нестабильность. Честно говоря, я немножко растерялся. Если проводить, то уже в 2015-м. А тут министры культуры менялись как перчатки. Каждый раз — обещания. А в итоге и в 2015-м мы ничего не провели. У меня руки опустились. Но сейчас я опять воспрял. Меня пригласили в Санкт-Петербург, я сделал презентацию «Мастер-Джема» на международном форуме «Джаз без границ» под девизом «Джаз объединяет нас!». Появилась надежда, что «Мастер-Джем Фест» будет осуществлен по аналогии конкурса Евровидения — как «ЕвроДжаз» или «ГлобалДжаз». Это событие стартует либо в Германии, либо в Италии, есть предложение из Баку, возможно, и в США. Сейчас наша команда как раз этим занимается. То есть, я вынужден был перенести площадку. К сожалению, уже прошло шесть лет. Но я не сидел на печке, занимался другими вещами, которые мне и моей команде тоже интересны.

— Да, давайте перейдём к этим другим вещам. Раскройте суть термина «джазовое мышление». Что это такое, в чём его суть?

— Джаз — это высший пилотаж музыкального искусства. Это же не просто знание нот и опыт исполнения музыкальных произведений. Это ещё от бога данная способность импровизировать. Музыканты, которые обладают таким даром, обладают особым джазовым мышлением — способностью мыслить парадоксально, креативно. Сочно, что ли. А если выйти за пределы музыки, то джазовое мышление — это способность к такому же нетривиальному мышлению, которое может присутствовать в любых других видах человеческой деятельности. Люди, обладающие джазовым мышлением, могут катализировать творческие, созидательные процессы в самых «неджазовых» сферах.  

— Поясните, пожалуйста, про «неджазовые» сферы.

— Поясню. Так, например, в отличие от джаза, в политической и экономической сферах способности мыслить джазово, как бы по высшему разряду, в нашей стране отродясь не было. Ведь как иначе можно было опустить нашу страну «ниже плинтуса» за столь исторически короткое время? Украина по своему потенциалу — интеллектуальному, ресурсному, технологическому — в 1991-м году входила в десятку самых перспективных стран мира. Её ВВП был даже больше китайского! А где наша страна сейчас? Канючит на планетарной паперти подачки то у МВФ, то у американских и европейских банков, то у правительств стран-гегемонов.   

— И что?

— А то, что если бы, по аналогии с джазовыми ансамблями, в провластных   командах работали профессиональные и креативные «музыканты», то есть политики и экономисты, а их «бэнд-лидеры» были похожи на таких личностей, как Конрад Аденауэр, Шарль де Голль, Ли Куан Ю, Дэн Сяо Пин, то Украина давно бы была благоденствующей страной, процветающим центром Евразийского континента — от Лиссабона до Владивостока и Шанхая. Вспомните фильм «Место встречи изменить нельзя», то место, где Шарапов за пианино играл Шопена. Что там один из бандюг сказал? «Я и сам так могу, ты вот «Мурку» сыграй…» Так вот, наши провластные деятели за все 27 лет только «Мурку» играть и умеют. Хотя, я даже и в этом сомневаюсь. Можете себе на секундочку представить, что на сцену «выходют» музыканты, от которых публика, заплатив за билеты, радостно ждёт исполнения Шопена, Баха или виртуозных импровизаций, а они «могуть» только блатные. Понятно, что их бы освистали и тухлыми яйцами закидали. А в политических и экономических властных ансамблях «Мурку» выдают за Шопена, и публика, то есть население, ещё и аплодирует. Какая-то хрень получается.

— Почему так получается?

— Это отдельная тема. Населению уже давно пора стать народом. Если коротко, то отвечу четверостишьем Евгения Евтушенко:

Народ — кто сам себе не врёт.
Народ — кто враг духовной лени.
Лишь тот, кто мыслит, — тот народ.
Всё остальное — населенье. 

— Как вы сами используете джазовое мышление?

— Непонятно, кто кого использует! Если вновь обратиться к «Мастер-Джему», то уникальность этого проекта — в его формате, коммуникационной технологии. Если в джазовом сообществе удалось поднять снизу лучших, потом ещё раз и ещё раз лучших, то почему бы не попробовать сделать подобное в любом другом сообществе, и вообще во всех человеческих сообществах? В экономике, в политике, в экологии и так далее. Мотивировать людей к позитивной самореализации, чтобы получить в результате колоссальный — и тоже позитивный! — ажиотаж, «джазиотаж», если хотите. По-современному — хайп. Сегодня ведь у нас на волнах хайпа, в основном, те, кто склонен к дрязгам, скандалам и насилию. А как сделать так, чтобы поднять наверх, в том числе во власть, самых креативных, позитивных и энергичных людей?

Предтечей ответа на этот вопрос стал громадный успех «Мастер-Джема». Ведь его изюминкой был социальный лифт. У потенциальных участников был реальный стимул — возможность стать лауреатом, сделать творческую карьеру. Музыкант может чувствовать себя профессионалом, быть профессионалом. Но он же сам себе не продюсер. Наша команда выступила таким своеобразным коллективным продюсером.

— Как это всё реализуемо в политико-экономическом или в социокультурном формате? В масштабах страны, например?

— По аналогии с «Мастер-Джемом» я придумал «Всеукраинский мозговой штурм» —  IT-проект, который сможет реализовать новые принципы общения в интернете, продвижение и реализацию конструктивных идей, проектов и программ действий созидательного типа в главных сферах жизнедеятельности людей — политике, экономике, социальной сфере и экологии. Появилась идея создать национальную социальную сеть.

— А зачем она нужна, если есть Facebook?

— Да, все мы используем Facebook, но каждый наш лайк там — это четверть цента в карман владельцу Facebook. Мы на этом ничего не зарабатываем. Вместо этого теряем время, своё психическое здоровье и энергию. Мы просто залипаем там и помогаем обогащаться Цукербергу и иже с ним, ничего особо не получая взамен. У меня принципиально другой подход. Я предлагаю «Всеукраинский мозговой штурм», в котором обозначены главные сферы жизнедеятельности людей. И в каждой из этих сфер есть проблемы, есть что обсуждать в конструктивном ключе. Если  предложить людям обсуждение этих проблем, но не просто «поговорить», а с выгодой и с продвижением, то нам будет кого поднимать. Появится реальная возможность превратить виртуальное креативное народомыслие в реальное эффективное народовластие. При этом «Всеукраинский мозговой штурм» можно сделать привлекательным не только для украинцев, но и для украинской диаспоры, и для граждан других стран — всех, кому этот проект будет интересен и выгоден.

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

— То есть, для того, чтобы люди принимали участие в проекте, вы намерены их мотивировать?

— Естественно. Другого не дано. Авторы лучших идей, независимо от того, бомж автор или академик, поднимаются наверх, социальным лифтом.

— Куда они поднимаются?

— Модераторы отбирают, скажем, пять лучших решений той или иной проблемы. И их авторов «вживую» приглашают на телевидение. Туда же приглашаются эксперты, представители власти, и в результате дискуссии определяется лучшая идея, а её автор может стать руководителем её реализации.

— О, тут, я боюсь, могут быть проблемы. Одно дело быть генератором идей, а другое стать ответственным за их исполнение. Я вот могу сотню идей придумать, а потом мне скажут: иди возглавь комитет по исполнению. А я интроверт. Зачем мне всё это надо?

— В любом случае возникают определённые авторские права на одобренную идею. И автор может быть просто консультантом или получать роялти с реализации идеи, если эта идея коммерческая. Вариантов масса. Кто-то хочет держать руку на пульсе. А кто-то хочет стать начальником землетрясения. У каждого свои мотивации.

— Мы можем начать «Всеукраинский Мозговой Штурм» с Одессы?

— Конечно.

— Что для этого нужно сделать?

— Для этого нужны деньги и команда специалистов.

— Чтобы собрать деньги, нужны спонсоры?

— Конечно. «Мастер-Джем» как появился? Были деньги — и он возник.

— Какие дивиденды это принесёт энтузиастам, которые начнут всё это делать?

— Это принесёт им нечеловеческую любовь. А если серьёзно, то — возможность самореализации и определённый доход. Ну, есть же одесситы, которые придумали IT-приложения, которые там ушки к лицу — приделывают, и продали это приложение за сто миллионов долларов.

— А здесь мы можем ушки приделать нашему региону чтобы он стал, наконец, прекрасным.

— Ну конечно! Мы увидим ситуации по регионам, областям, райцентрам сверху, на общей карте страны, и сможем разрабатывать масштабные стратегические проекты, интересные потенциальным инвесторам. Мы увидим точки роста и главные направления развития, куда надо вкладывать и зарабатывать благодаря этому. Потому что, когда мы знаем, где самые доходные точки роста, мы легко можем найти стратегического инвестора. И всё это в значительной степени позволяет обеспечить IT-система, о которой мы говорим. Разумеется, надо ещё понимать какими должны быть институциональный уклад, драйверы развития для подъёма экономики, короче то, что посложнее всё той же «Мурки». Навалимся на решение всех этих задач «коллективным разумом»!

— Ну, это немножко утопично всё звучит. В нынешних реалиях. Да, это гениальный проект. Но в ситуации этого места и этого времени насколько это реально?

Весьма реально. Имеется работающая модель с контентом, профессиональная команда, модель прошла успешное испытание. Но я бы хотел сейчас перейти от IT-повествования к разговору о принципиально иной экономической парадигме страны. Но чтобы это не выглядело абстрактно, а реалистично, расскажу о развитии национальной экономики страны на примере одного отдельно взятого субрегиона — Беляевского района Одесской области. В районе гораздо легче создать реально действующую новую модель развития, создать иной экономический уклад даже в нынешних архаичных правовых и экономических условиях в стране. На порядки легче всё это сделать, нежели на более высоком уровне.

— Почему?

— Потому, что в районах как люди во власти, так и предприниматели живут непосредственно на своей малой родине. Здесь они родились, здесь их родители, семья, дети. Поэтому они гораздо более заинтересованы в развитии, чем власть в центре.

— В чём суть модели и как она может вырасти из районной в общенациональную?

— В Беляевском районе, по моему предложению, прошли общественные слушания. Мы говорили о территориальной корпорации развития, проектном подходе, банке развития, проектном кредитовании, индикативном планировании и о другом. Коротко — квинтэссенция на конкретном примере.

Я говорю им: «Вы вывезли сто тысяч тонн зерна на экспорт, в производственном процессе участвовало менее трёх тысяч человек. Налогов, зарплаты и прибыли — с гулькин нос. Потому что это сырьё. Давайте гипотетически представим другую систему производства в районе — производства из этого зерна готовой продукции с высокой  добавленной стоимостью. В этой системе будут созданы комбикормовые производства, откормочные хозяйства, мясомолочное производство, соответствующая инфраструктура. Более того, займемся ещё и ритейлом. Если эти сто тысяч зерна пропустить через эту систему, то можно увеличить число рабочих мест в 8 раз, налогов в бюджеты всех уровней — в 15 раз, ну и так далее. Почему? Потому что мы будем производить готовую продукцию с гораздо более высокой добавленной стоимостью. Люди перестанут ездить на заработки куда-то там за рубеж. Налоги будут расти, социальная сфера будет подниматься, другие проблемы тоже будут решаться. Какой для создания этой системы требуется стартовый капитал? Примерно, 150 миллионов долларов. Как  найти эти деньги? Следует объединить, консолидировать в одну структуру администрацию и деловое сообщество, состоящее из индивидуальных предпринимателей, фермеров, крупных хозяйств. Создадим  продовольственный "альянс", вооружим его понравившейся вам стратегией развития и уполномочим его вести переговоры с потенциальными стратегическими инвесторами, кредиторами, партнёрами. У нашего "альянса", консолидирующего и власть, и деловое сообщество района, и вооружённого стратегией "опережающего" роста, будут мощные переговорные позиции с такими партнёрами. Такие позиции, что 150 миллионов долларов найдутся достаточно быстро. Например, я до этого провел переговоры с голландским Rababank. Они c удовольствием подобную идею готовы рассмотреть, тем более что  Европа нуждается в готовой продукции — в органической еде». Они меня выслушали и говорят: "Да, нам всё нравится, давайте начнём действовать! "».

— И что в результате?

— Всё было принято, всё на ура. Но потом  начался дерибан районов. Нет, не дерибан проекта, денег. Дерибан района. Район стал распадаться на территориальные громады. Пошла вот эта вот вся реформа территориальная…

— Это когда было?

— Полтора года назад.

Ну вот, я об этом и говорю — подобные проекты у нас кажутся утопией.

— Да, поэтому я вынужден этими проектами заниматься в других странах. Хотя сейчас самое время реализовывать такие проекты здесь. Потому что мы опустились «ниже плинтуса». Я сейчас говорю про регион и про страну. Но чем депрессивнее ситуация, тем больше шанс быстрого роста при малейшем изменении политической ситуации в лучшую сторону. Потому что точка отсчёта уж сильно низкая. И поэтому любые созидательные движения будут заметны и эффективны.  

— Как вы оцениваете — с вашей мета-позиции — современную ситуацию Одессы? Одесса в Украине, Одесса сама по себе — какая она нынче?

— Дело в том, что, к сожалению, агрессивное меньшинство, невежественное и с больной психикой, те, у кого нет другого занятия, кроме как самовыражаться склоками и насилием, вот они и заказывают музыку сейчас всё ту же «Мурку». Потому что образованным, умным людям свойственен, как правило, психотип «моя хата с края». И они просто уезжают, бросают всё. Но надо сказать, что Одесса переживала многие трудные периоды в своей жизни, переживёт и этот.  

— Какая сейчас основная трудность Одессы?

— Я уже говорил, это некая пассивность одесситов, к сожалению, а ведь они самые пассионарные в Украине, я так считаю.

— Чем обусловлена пассионарность одесситов?

— Есть исторические объяснения этому. По Гумилёву, пассионарность возникает там, где смешиваются этносы и возникает нечто генетически новое. Появляются пассионарии, которые, в общем-то, и ведут к чему-то новому. Так получилось, что Одессу создавали люди многих национальностей и народностей. И одесситы всегда были умнее и энергичнее многих других. Почему? Да потому что здесь такая гремучая  генетическая смесь. Я даже когда-то писал о геноме одессита. Но при этом в голове у каждого одессита крепко сидит вот эта вот мысль: моя хата с краю. Особенно у умных, которые занимаются бизнесом, сферой культуры и тому подобными вещами.

Есть, конечно, люди выдающиеся, которых я необычайно уважаю и которые высказывают свою позицию, отличную от официально принятой, и призывают людей консолидироваться, творить добро. И поэтому сейчас важно вовлекать в интеллектуальный оборот как можно больше людей, умеющих что-то организовывать, что-то создавать и противостоять нашествию глупости, злости и ксенофобии.

— Откуда это нашествие?

— От экономической безысходности, безработицы, паршивого образования, невежества и, разумеется, от целенаправленного влияния традиционных медиа- и интернет-ресурсов, заточенных на использование всех этих факторов в материальных интересах власть предержащих и их покровителей.

— Как вы — как ещё и шахматист — оцениваете ситуацию на «Великой шахматной доске»? Возможно ли превратить современную Украину из объекта в субъект геополитики?

— Когда мы с легендарным гроссмейстером Владимиром Тукмаковым проводили большой шахматный праздник в Одессе по новелле Стефана Цвейга, в котором участвовали сотни людей, то у нас символом этого праздника была пешка, на которой была корона. Мы говорили: «Одесса начинает и выигрывает». То есть, пешка начинает, проходит в ферзи, и мы выигрываем!

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

— Это красивая аллегория. А что конкретно?

— Мы поставлены в ситуацию цугцванга, то есть вынужденных ходов. Нам надо объединять гражданские общества, разные. Сейчас — самое время. Надо  объединять людей, интеллект, из разных сфер. Очень много умных людей, пока отсиживающихся «в кустах». Даже те, которые уехали за рубеж, они могли бы принимать участие в этом процессе. И один из таких инструментов всё тот же «Всеукраинский мозговой штурм». Нам нужно консолидировать гражданское общество людей, которые хотели бы развитие города, например. Нам нужно поднимать город в разных сферах, «дружно взявшись за руки». В артистической сфере мы, слава богу, не сильно отстаём. Но есть экология, есть экономика. Как это сделать? Что для этого нужно? Вот город написал свою стратегию «5Т». Область пишет свою стратегию. На самом деле нелепо писать стратегию города и отдельно стратегию области. Должна быть стратегия развития Одессы и Одесской агломерации как единого целого.  

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

— Так значит, будущее — за прямой демократией?

— На самом деле, за электронной. Обычная, так называемая прямая демократия, в которой участвуют все, от заключённых до умалишённых старушек, не подходит. А электронная способна собрать самых креативных людей, со смысловыми концентратами в разных сферах. Вот этим и надо заниматься. Так, если говорить о нашем благословенном регионе со столицей в Одессе, то давайте, консолидируясь, создадим стратегию Одессы и одесской агломерации. И синергия возникнет, искра! А потом что будет, то будет. Когда-то ведь всё встанет на свои места.  

— Чем вы ещё занимаетесь?

— Про «мозговой штурм» мы много говорили. Теперь это уже переросло в   более обобщённый IT-проект — «IQ коллективного разума». Далее, мы с командой подготовили доклад на TED о запуске проекта «Intelnet будущее интернета». Речь об IT-проекте созидательном, позитивном, мотивирующем людей к конструктивным решениям благодаря социальным лифтам и иным стимулам. Вот это то, чем я и мои друзья в команде занимаются.  

— Откуда у вас такая позитивная экспрессия?

— Почему я так смело и даже как вы говорите — экспрессивно всем этим занимаюсь? По этому поводу вспомнился фрагмент из моей подростковой жизни и, можно сказать, самой успешной за всю мою жизнь продюсерской практики. В 14 лет, когда я жил в Луганске, прочитал в «Пионерской правде», что будут проводиться Всесоюзные соревнования по футболу среди детских дворовых команд на приз «Кожаный мяч». Я собрал дворовую команду в Луганске, назвал её «Волной», хотя в Луганске не было никакой волны. Назвал так, потому что всегда летом мама меня возила в Одессу к своим родителям и в пионерские лагеря. И я так полюбил море, что назвал луганскую команду «Волной». И вот, я собрал команду, которая победила на всех этапах, и нас привезли в Москву, где мы играли на самых крупных стадионах того времени «Лужниках» и «Динамо». «Волна» стала серебряным призером этих соревнований. Я был капитаном команды, хотя и не был лучшим футболистом в ней. Но я спродюсировал, организовал это, потому что не комплексовал, верил в успех и заразил всех остальных этой верой.  И из 4-х миллионов детей, игравших в футбол, мы попали в двадцатку тех счастливчиков, которых награждал сам Лев Яшин. Поэтому я уверовал в то, что если ставить амбициозные цели, мыслить парадоксально и смело, то можно добиться многого.

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

Михаил Фрейдлин: «Дадим джазу: превратим виртуальное народомыслие в реальное народовластие!»

— Какое вы получаете удовлетворение от продюсерства?

— Самое потрясающее удовольствие ты получаешь тогда, когда видишь, что своими проектами доставляешь радость другим. Все мои проекты нацелены на доставление себе именно такого удовольствия.

— Мы с вами не обсудили последний информацонный повод, связанный с введением военного положення…

— Нет уж, увольте. Давайте наш разговор завершим на приятной ноте.

Беседовала Лариса Осипенко

Фото — из личного архива Михаила Фрейдлина

1 12
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Чижов Геннадий Чижов Геннадий

Думаю , что нашей власти надо цепляться за идеи михаила руками и ногами. Иначе он может уехать самореализовываться и приносить радость людям своими проектами в другие веси. Творческий креативный подход и оптимизм-самое ценное , что дает Одесса для Украины в это нелегкое время.

Ответить +1

????????...

Одесситам покажут «Ночь накануне Рождества» на льду

Ледовая арена во Дворце спорта (проспект Шевченко 31) приглашает 12 января на премьеру мюзикла на льду «Ночь накануне Рождества» по мотивам известной повести Николая Васильевича Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки».

1

Видео

Что грозит жителям Одесской области из-за военного положения?

28 ноября, в первый день действия в Одесской области режима военного положения, губернатор Максим Степанов на специальной пресс-конференции рассказал, как это будет работать.

Военное положение


????????...