Главная / Интервью

Хроника дня

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

Известный одесский мастер, идейный и художественный руководитель студии керамики в центре креативных искусств «Синий Краб» — об авторском стиле и «котиках», самопознании и повальном увлечении «гончаркой», срывателях хайпа и распавшейся связи времён, керамических секс-игрушках и электронных просторах для творчества.

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

— Как получилось, что вы стали керамистом? С какими трудностями пришлось столкнуться на пути к намеченной цели?

— Родился и вырос в Одессе, учился в художественной школе у Бориса Шимчука и Натальи Петровой, потом поступил в Педагогический институт на художественно–графический факультет. Защитил искусствоведческий диплом у профессора Тарасенко и стал учителем рисования. Десять лет преподавал в институте художественную керамику и другие сопутствующие дисциплины. Ну а поскольку прожить на одну зарплату преподавателя в наше время совершенно нереально, параллельно подрабатывал в различных мастерских — накапливал опыт. А ещё много ездил по стране и штудировал тематическую литературу, достать которую в «доинтернетную» эпоху было порой достаточно сложно. Работал в свободной школе «АСТР», в детском доме «Перлинка», в Еврейском культурном центре «Beit Grand».

Немало времени и сил на первых порах уходило не столько на разработку какого бы то ни было авторского стиля, сколько на грамотную организацию самого процесса труда. Практически в каждом следующем месте приходилось начинать всё с нуля: покупать глазурь и глину, доставать ручное и электрическое оборудование, договариваться об установке обжигальной печи и так далее — гончарную «кухню» можно развивать и совершенствовать до бесконечности. Кроме того, меня всегда интересовала и заботила не только материальная, но и моральная сторона вопроса: как выглядит вверенное под мою ответственность помещение, какая атмосфера в нём царит, как организуется работа, как складываются взаимоотношения между учителями и учениками и так далее. Поэтому приходилось долго и упорно работать, чтобы в каждом конкретном коллективе соблюдались базовые принципы взаимоуважения и сотрудничества, а рабочий процесс оставался безопасным как для мастеров, так и для гостей. Пять лет посвятил своему собственному проекту — гончарной студии в «Мега–Антошке». Особое внимание мы всегда уделяли деткам с особыми потребностями: занятия проводились практически ежедневно, за год мы предоставляли им около 500-600 бесплатных посещений. Потом, правда, нас «попросили»: закончился срок аренды помещения, на которое у владельцев, судя по всему, имелись далеко идущие и гораздо более выгодные планы. Стали искать, куда пойти, куда податься, договорились с
Оксаной Вовченко и снова взялись за дело — сначала в старом, а затем и в новом помещении «Синего Краба».

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

— Расскажите подробнее о социальной составляющей вашей деятельности. Какие цели и задачи вы ставите перед собой при работе с детьми, имеющими особые потребности или ограниченные возможности? Что вообще представляет собой контингент посетителей гончарной мастерской?

— Невзирая на все жизненные сложности и коллизии, мы по–прежнему изыскиваем внутренние ресурсы и делаем всё возможное для того, чтобы наша студия оставалась социально ориентированной: дважды в неделю проводим бесплатные занятия для детей, имеющих те или иные поведенческие особенности. Основная цель подобных уроков — социализация: мы пытаемся дать им возможность почувствовать себя полноправными членами коллектива, даём шанс подружиться, скрасить досуг, а возможно и найти любимое дело всей жизни. Косвенно наши занятия помогают ещё и родителям: зачастую это крайне уставшие, измотанные люди, 90 % времени отдающие детям — у каждого своя драма, собственный груз горечи и обид. Им очень полезно хотя бы изредка отдыхать, переключаться, получать эмоциональную разрядку, и вот у нас, в частности, родители трудятся наравне с детьми: месят глину, лепят миски и чашки, иногда спорят, но в общем и целом сосуществуют достаточно мирно. Этому немало способствует атмосфера, царящая в помещении студии — здесь реально очень классно!

Архитектор Саша Овсянников, автор нового здания «Синего Краба», изначально проектировал левое крыло второго этажа под гончарную мастерскую, предусмотрев все важные мелочи: и большую площадь, и отдельное помещение для обжига готовых изделий с вытяжкой и стеклянным окном. В общем, здесь есть всё, что нужно для комфортной и безопасной работы. Кстати, так бывает далеко не всегда: в плохо приспособленных помещениях люди нередко травятся продуктами горения, получают ожоги и так далее: «гончарка» — одно из самых грязных и тяжёлых ремесел, перещеголять её в этом плане может разве что «ювелирка» — по словам самих же ювелиров.

Что же касается прочих гостей, то тут никакой особой специфики не наблюдается: к нам ходят как умудрённые опытом и много повидавшие на своём веку взрослые, так и совсем юные представители подрастающего поколения, окрылённые возможностью творить. Особенно радует, что в отличие от прежних времён, сейчас появилось гораздо больше мотивированных людей, стремящихся к самоисследованию и самопознанию, норовящих открыть в себе что–нибудь новое. А ещё мы довольно часто имеем дело с начинающими, но очень талантливыми и неординарными художниками и керамистами, которые со временем могут стать настоящими профи.

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

— Какие процессы происходят сегодня в «околокерамической» сфере? Каким новым веяниям подвержена эта область искусства, по каким закономерностям она развивается?

— Количество поклонников керамики и всего, что с нею связано, за последние годы существенно возросло: сейчас это целое движение, сродни масштабному увлечению или модному поветрию. Лет 10-15 назад ничего подобного не было и в помине, тогда лепкой занимались исключительно энтузиасты. В бурно разрастающемся сообществе керамистов появились чётко выраженные запросы на хорошую глину, качественные краски, нормальные печки и тому подобное — «гончарка», как и любое другое ремесло, очень привязана к материалу и оборудованию. Подобный феномен, на мой взгляд, — закономерный результат развития средств массовой коммуникации и специфики современной культуры, главные особенности которой — абсолютная прозрачность всех процессов и неограниченный доступ к любой интересующей вас информации. Хотя тут есть и обратная сторона медали: множество молодых специалистов не работают над созданием собственного оригинального стиля и визуального языка, а хватаются за то, что лежит на поверхности — заимствуют и тупо воспроизводят чужие идеи и сюжеты, успевшие уже набить оскомину и порядком поднадоесть. В этом плане я, к примеру, очень требователен к ученикам и коллегам — всячески подталкиваю и склоняю их к тому, чтобы идти своей дорогой: вырабатывайте авторское видение, если уж взялись за дело — копайте как можно глубже, не повторяйте чужих ошибок! Понятно, что любой неопытный новичок первый год только приноравливается к процессу — копирует, изучает, пробует, пытается нащупать свою струю и так далее. Но ведь в какой–то момент нужно выйти из детства и обратиться к более серьёзным вещам! А многие как начали с простого и понятного, чтобы снять стресс и негатив, так и продолжают год за годом лепить «котиков», наслаждаясь восторгами друзей и знакомых: налицо своеобразная болезнь взросления.

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

Сталкиваясь с очередным таким «второгодником–переростком», я обычно прямо и сурово спрашиваю: сколько можно? Не пора ли уже бросить гоняться за похвалами и усложнить собственную задачу? Ведь на самом деле творческий процесс начинается с преодоления полосы кризиса после выхода из зоны комфорта: только пройдя через муки творчества можно оттолкнуться от привычного и наскучившего, перейти к экспериментам и поиску, чтобы в конечном итоге прийти к чему-то новому, прежде всего — к самореализации, индивидуальному видению, нетрадиционным решениям. Конечно, чтобы научиться делать действительно крутые вещи, придётся сначала испортить кучу материала и сделать миллион ошибок, но ведь оно того стоит! К сожалению, свой авторский стиль заводят далеко не все. Хотя, с другой стороны, опытные мастера нередко жалуются, что по–настоящему оригинальные работы в нашем обществе категорически не востребованы — не пользуются ни спросом, ни популярностью. В итоге профессионалам тоже приходится делать понятных и узнаваемых «котиков», которые так нравятся обычным людям: условно говоря, девять месяцев корпеть на массового потребителя, чтобы затем три месяца работать для души, и главное здесь — найти оптимальный баланс. Правда, в поисках своего неповторимого почерка в искусстве многие пытаются взять не мастерством, а пафосом и эпатажем, начинают гоняться за славой и почестями, что называется, «срывать хайп»: от подобных соблазнов, на мой взгляд, лучше держаться подальше.

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

— Какие факторы оказали влияние на формирование вашего собственного авторского стиля? Какие мотивы и идеи вдохновляют вас на творчество?

— У меня отношения с сюжетами, можно сказать, сложились весьма удачно: в какой–то момент захотелось сконцентрироваться на том, что так или иначе вдохновляет, волнует, цепляет, не оставляет равнодушным. И вот, сидя по вечерам дома на балконе, я принялся мастерить пласты — миниатюрные, размером с крупную открытку глиняные пластины с различными рельефными изображениями, которые затем покрываются красками и обжигаются. Последний этап работы как раз и несёт в себе заряд оригинальности: как именно наносить краску, сколько делать обжигов и так далее — эти и другие вопросы каждый мастер решает самостоятельно, в присущей одному ему творческой манере. Центральной темой моих работ стало море: с одной стороны, светлые и чистые воспоминания родом из детства, с другой — места, в которых очень хотелось бы побывать, например, городок Сент-Айвс на юге Британии, пристанище художников и скульпторов, в котором жил и творил известный керамист Бернард Лич.

В итоге получились такие себе путешествия в глине по далёким живописным заморским краям, куда я пока что не доехал в реальном мире. Пять лет увлечения глиняными пластинами не прошли даром, сейчас на моём счету уже три серии авторских работ. Первая, посвящённая морю и маякам, насчитывает около 30 картин, вторая, под условным названием «Море и руины» — порядка 20, а в третьей, которая сейчас находится в процессе создания, я решил сосредоточиться на женской красоте и грации в виде портретов и обнажённой натуры. Интересно, что больше всего работ купили мои коллеги–художники, и это просто здорово: высшая похвала, которую только можно представить! Значит, моё творчество действительно воспринимают всерьёз.

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

— Как складываются отношения между опытными и начинающими керамистами? Имеет ли место в наше время некая школа наставничества и передачи опыта из поколения в поколение?

— Скажем так: мне всегда очень хотелось научиться секретам мастерства у коллег старшего возраста — заслуженных специалистов советской эпохи. Но сделать это, к сожалению, так и не удалось — все, кому есть что рассказать, или не могут, или не хотят этого делать! При том, что у нас в Одессе живут и работают прекрасные мастера, по–настоящему виртуозные умельцы: у меня, к примеру, были замечательные учителя в институте, во время долгих скитаний по различным мастерским приходилось работать бок о бок с искуснейшими керамистами, но я от них очень мало взял, и не потому что не хотел — наоборот, всегда старался держать глаза и уши открытыми и непрерывно впитывать новые знания. Просто они ничего не рассказывают — то ли не воспринимают молодое поколение всерьёз, то ли не терпят конкуренции. В результате на наших глазах, как говорится, прервалась связь времён — нарушилась передача зданий от крутых профессионалов времён СССР к юным дарованиям XXI века. По этой же причине, кстати, многие выпускники профильных учебных заведений так и не становятся керамистами — им просто не хватает знаний и опыта: у меня получилось только потому, что выкладывался по полной программе, не жалея времени, сил и средств.

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

— В каких самых оригинальных и необычных местах вам доводилось работать? Какие новые технологии сейчас осваивают передовые одесские мастера–керамисты?

— Как–то раз я полгода работал в санатории «Одесса», находящемся в ведении СБУ: специально для военных, находящихся на реабилитации после тяжёлых ранений, там был создан кабинет арт-терапии, и мы все вместе месили глину и лепили разные поделки. За это время мимо меня прошла масса разных людей — в большинстве своём самых обычных, чувствительных и хрупких, сильно покорёженных войной, на которой они совершенно неожиданно очутились. Многие из них, даже покинув театр боевых действий и пройдя курс лечения в глубоком тылу, в мыслях продолжали воевать — лепили из глины бункеры и танки. Порой попадались очень интересные ребята, которым всё же удавалось найти выход, залечить нанесённые войной психологические раны и стать на путь возвращения к мирной жизни. Правда, за две недели, которые обычно отводятся на посттравматическую реабилитацию, достичь каких-либо ощутимых результатов даже с помощью очень интенсивной гончарной терапии совершенно нереально. Чтобы задуманная методика возымела эффект, человек, перенёсший физическую или психологическую травму, должен регулярно работать с глиной на протяжении трёх, четырёх, пяти месяцев, только потом начинается динамика, появляется шанс переключиться на обыденную реальность.

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»


Ну а последние три года я работаю технологом в компании «Kwambio», представляющей собой технологический стартап, специализирующийся на 3D-печати керамических изделий. Происходит всё это следующим образом: керамический порошок скрепляется специальной связующей жидкостью, а затем из него с помощью принтера послойно «выращивается» то или иное изделие — в полном соответствии с выстроенной на компьютере трёхмерной моделью. Технология подобной печати была разработана специалистами Массачусетского технологического университета ещё лет 30-40 назад и благополучно погребена в архивной пыли, а мы извлекли её на свет божий и дали ход. Основная проблема заключалась в том, как поставить производство на поток и получать хоть какую-то прибыль. Налаживанием производственных процессов занимался Саша Старовит — мой наставник, уникальный мастер, под руководством которого я за три года очень вырос в профессионально–техническом плане.

Мы не предлагаем людям какие–либо свои собственные наработки или дизайнерские решения — работаем исключительно с чужими заказами, причём размер, форма, цвет, поверхность изделия не имеют никакого значения: в нашем распоряжении 120 цветов, можем сделать хоть матовую чашку, хоть глянцевую тарелку, хоть котика в крапинку. В каждом конкретном случае создаётся полномасштабная 3D-модель будущего изделия, которая после уточнения всех деталей и внесения необходимых правок воплощается в жизнь один к одному за весьма умеренную плату. Что же касается непосредственно заказов, то их можно условно разделить на три основные категории: декоративные изделия — разные эскизы и образцы деталей для выставок и симпозиумов; технические штуки — огнеупорные, стойкие к перепаду температур и так далее; собственно керамика — тут порой приходится иметь дело с очень интересными людьми и совершенно безумными идеями. Однажды мы, к примеру, печатали дизайнерские курительные трубки с последующей отправкой в один из американских штатов; в другой раз работали над керамическими секс-игрушками — в общем, скучать не приходится! Наши изделия пользуются вполне заслуженным спросом, потому что за подобную работу абсолютно предсказуемо не хотят браться ни уцелевшие заводы, ни кустари–одиночки.

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

— В одном из небольших интервью с Оксаной Вовченко вы утверждали, что ремесло со временем никуда не денется — разнообразные электронные гаджеты меняют какие–то детали, но базовые направлении искусства останутся и в далёком будущем, как сохранились до сегодняшнего дня ремёсла, которыми наши предки занимались чуть ли не тысячу лет назад. Изменились ли со временем ваши воззрения на данную проблематику?

— Есть такое понятие, как медиум, средство передачи замысла. Так вот, с моей точки зрения, в зависимости от особенности той или иной эпохи медиумы могут очень сильно меняться, но это не имеет никакого отношения к естественной и важной составляющей человеческой души — тяге к творчеству. Человек всегда стремится творить: как только закрываются вопросы физического выживания, начинается либо творчество, либо деградация. А уж в самом творчестве во все времена имелась масса разновидностей и ответвлений. Гаджеты, в которых сосредоточена жизнь большинства современных людей, это ведь по сути всего лишь некие передаточные материалы, неиссякаемые источники информации, отнимающие массу времени и внимания. Но они же дарят море возможностей для творчества, позволяют развивать скрытые до поры до времени таланты в самых различных, доселе неизведанных сферах. Работаешь ли ты исключительно с природным материалом или же создаёшь картины в графическом редакторе — не суть важно. Моя дочь, к примеру, увлекается 3D-моделированием, и хотя мне очень хотелось бы привить ей любовь к гончарному искусству и поделиться накопленным опытом, я прекрасно понимаю, что там, на экране, тоже можно создавать классные штуки. Возможно, традиционные ремёсла со временем отойдут на второй план, но желание творить и получать радость и удовольствие от процесса никуда не денется…

Михаил Плужник-Гладырь: «Творчество начинается с преодоления кризиса после выхода из зоны комфорта»

Беседовал Дмитрий Остапов


13
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Чёрное море и белая пена

Побережье одесских пляжей укутала морская пена.

1

Инфографика



????????...