Главная / Интервью

Хроника дня

Комбат «Шторма»: лучше бы Александр Одижный вообще не упоминал, что был в АТО.

Экс-командир батальона особого назначения «Шторм» при ГУ МВД Украины в Одесской области Николай Павлишин рассказал о своих впечатлениях от службы в зоне АТО с бывшим начальником ГАИ Одесской области Александром Одижным.

Расскажите, когда впервые встретились с Александром Одижным?

– Я возглавлял батальон с момента его создания – с 14 апреля 2014 года. Подполковник милиции Александр прибыл в батальон в июле 2014 года. Тогда он мне показался боевым офицером, который желал служить в «Шторме».

Почему Одижный решил служить в «Шторме»?

– Не могу сказать. Люди были разные, со всех городов Украины. 80% – это те люди, которые хотели защищать Украину, 20% хотели просто туда проникнуть – они не надолго там задерживались.

Когда вы отправились в зону АТО?

В июле 2014 мы как раз формировали подразделение для ротации. В это время мы уже были в районе АТО. Мы выполняли задачи в Луганской области. Через каждые 30-35 дней проводили ротацию. На первой, второй ротации его не было. На момент очередного выезда в АТО он не отказался от поездки. Хотя, знаете, у нас были такие люди, которые сразу уходили, если узнавали, что выезжаем в АТО. Плотного знакомства как такового не было. Ведь там был не только Одижный, там было целое подразделение.

В качестве кого Александр Одижный отправился в зону АТО?

– На момент поездки он был назначен командиром взвода, а вообще числился как инспектор батальона.

За какие заслуги Одижный был назначен командиром взвода?

– Фактически он не занимал должность командира взвода. В штате он был инспектором. Была вакантная должность, на которую он был назначен министром Внутренних дел и выполнял задачи как инспектор. Но на время боевых действий у нас был временный штат, где структура разделялась на должности: был командир роты, командир взвода, командир батальона. Численность взвода – 15 человек. В зоне АТО – война, никто ничего не спрашивает. Смотрю, что подполковник, значит у него больше знаний и умений, чем у других. Вот я ему и сказал: будешь командиром взвода, вот так я его и назначил. Он не был командиром штатного взвода, он просто инспектором был.

Какие боевые задачи пришлось выполнять экс-начальнику ГАИ, пребывая в должности командира взвода?

– Ни в каких боях он не участвовал, никакие колонны он не выводил. Он был лишь под миномётным артиллерийским обстрелом, где рядышком с ним рвались мины, снаряды.

Сколько Одижный пробыл в зоне АТО?

– Восемь дней, не больше.

Как он проявил себя за этот период несения службы?

– На тот момент батальон дислоцировался в районе города Лутугино и выполнял задачи под населённым пунктом Георгиевка Луганской области. Там у нас были бои. Я его помню два раза. Человек, который бывает на войне, ведёт себя по–разному – одни пугаются, вторые убегают, третьи сдаются в плен, четвёртые дерзко атакуют, пятые воюют. Он поддался панике. На войне боятся все. В связи с этим начались проблемы. Если командир в панике, то и взвод его будет в панике. Я вынужден был снять его с должности и перевести в рядовые. За два дня он до такой степени сумел показать свои деловые и моральные качества, что взвод уже не знал, что делать.

Уточните, из–за чего конкретно вам пришлось перевести Одижного в рядовые?

– Он проявлял неадекватные действия. Бывают такие моменты, когда люди своими глазами видят, что должно произойти что–то другое. Он думал, что он прибыл выполнять задачу как милиционер. Возможно, он был на это настроен. Но он столкнулся с задачей, в которой воюют как солдаты, где погибают люди. Он этого не ожидал. Он задал вопрос мне: «Товарищ командир, почему мы оказались на передней линии, там, где находятся бойцы Вооружённых сил. Мы – милиционеры, мы здесь быть не должны». На что я сказал ему: «Вопросов нет, ваше место теперь будет пулемётчиком…после я сказал, вопросов нет – ваше место будет в Одессе». Вот мы его оттуда после этого и отправили домой.

Как он отреагировал на ваше решение?

– Меня это не интересовало. Его согласие меня не интересовало. В конце – концов, согласился же, раз уехал.

В итоге, с какими обязанностями не справился бывший главный ГАИшник Одессы?

– С подъёма и до отбоя он должен был командовать людьми, их контролировать, ставить боевые задачи, управлять ими в бою, по перемещению. Командир должен следить за тем, чтобы бойцы были подготовлены, одеты, обуты. К сожалению, он не справился.

 

По вашему мнению, какими качествами должен обладать командир взвода?

– Волевыми, конечно. Взвод должен смотреть на него как на волевого человека и чувствовать надёжность.

Кого вы можете назвать в качестве примера достойных командиров?

Подполковник Будзар, полковник Штепа – эти два командира выполняли отважно и храбро поставленные задачи в зоне АТО.

Александр Одижный не прошёл переаттестацию. Вы что–то слышали об этом?

– От членов комиссии по переаттестации слышал, что на собеседовании Одижный выхвалялся, как воевал в АТО, но такого в жизни не было. Он решил уйти в милицию и сделать себе имидж не знаю на чём. Честно, я на его месте вообще не упоминал бы, что был в АТО.

Сколько вы провели времени в АТО?

– Два года. Ну, два года нельзя сказать, если брать по дням, то это полных 3 месяца. Я готовил подразделение, потом с ними убывал в АТО, выполнял задачу, а потом за неделю до конца ротации возвращался в Одессу, формировал опять подразделение и снова возвращался в АТО.

Почему вы решили покинуть батальон «Шторм»?

– Месяц назад я ушел со «Шторма». Это было моё решение, и тому есть несколько причин. Когда мы вели боевые действия, я чувствовал, что там я нужный человек. Когда «Шторм» начал заниматься вопросами патрулирования, блокпостов – практические не был задействован в серьёзных мероприятиях, я почувствовал, что там достойнее меня найдутся. Во–вторых, сыграла ситуация, когда губернатор выставил в Интернет всех моих людей – на мой взгляд, это предательство. Этого делать нельзя было. Если бы это были Вооружённые силы, я бы согласился, но это батальон специального назначения, он выполнял такие задачи, которые история может показать лишь через год–два. Я не вижу здесь героизма.

Корреспонденту ТАЙМЕРА удалось пообщаться и с заместителем командира батальона «Шторм» Анатолием Будзаром, который на момент службы с Одижным в зоне АТО занимал должность командира роты. К сожалению, Анатолий физически не мог много говорить, однако своими впечатлениями о службе с экс-начальником ГАИ он всё же поделился:

– Особого героизма с его стороны не было. Никаких особых успехов в боевой работе также не было. 8 дней всего лишь – были обстоятельства, по которым нужно было его сократить. В первую очередь он должен был вести себя как боец, которые поехал туда защищать родину, выполнять все приказы беспрекословно. К сожалению, на тот момент такими качествами он не отличался. Приказы выполнялись, но с недостатками, мягко говоря.

Беседовала Валерия Шаповалова
1
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.