Главная / Интервью

Хроника дня

Николай Стоянов: я хочу работать, имею на это право, подтверждённое решением суда

Одесская областная прокуратура ждёт нового руководителя. Среди претендентов – Николай Стоянов, уже занимавший пост прокурора Одесской области, уволенный с занимаемой должности и сейчас оспаривающий законность этого увольнения в судах.

ТАЙМЕР решил побеседовать с кандидатом на пост прокурора Одесской области, в адрес которого часто звучат достаточно громкие обвинения.

Вы считаете, что с должности прокурора Одесской области Вас уволили незаконно?

Так считает суд. У меня есть решения суда, но их никто не выполняет. Суд установил, что меня уволили в нарушение КЗОТ. Нарушено моё конституционное право на труд. Мои интересы как гражданина так и не защищены по сей день. Я хочу работать, имею на это право и решения суда.

Именно поэтому решение по одесской областной прокуратуре пока так и не принято. Кого бы ни назначили, я всё равно приду туда через неделю другую с решениями судов.

Я обращался к президенту страны два раза, потому что президент – гарант того, чтобы в стране выполнялись законы. От него «спустили» бумагу в Генеральную прокуратуру. Есть решение суда: восстановить меня в должности. Что ещё нужно, чтобы исполнить его?

В каком состоянии сейчас Ваше дело?

Первая инстанция и апелляция подтвердили мою правоту. Идут слушания в последней, кассационной инстанции. Прокуратура просила суд приостановить действие решений предыдущих инстанций, но им в этом отказали. То есть, как я уже говорил, меня уже должны восстановить в должности.

В прессе широко обсуждается автопарк из восьми дорогих авто, которыми Вы якобы владеете, другое Ваше имущество – дескать, на зарплату прокурора такого не купишь…

Вот покоя не дают мои дорогие машины! Ребята, у меня в семье есть «бизнесвумен». Жена — собственница объектов общественного питания. Да, эти объекты приносят прибыль, и жена дарит мне дорогие машины. Я что должен сделать, отказаться от семьи, от бизнеса жены, чтобы все были довольны? Платятся налоги, создаются рабочие места, всё в правовом поле. Имеются кассовые аппараты, работает бухгалтерия, куплена лицензия. Что плохого делает моя семья? Я преступник? Если есть где-то нарушения, покажите, докажите!

Среди прочих обвинений, которые выдвигают в Ваш адрес – то, что Вы якобы незаконно прекратили дело о побитых украинских националистах, где подозреваемым был Игорь Марков.

Быстро мне тогда повесили ярлык, но разобраться «ярлыконавешиватели» в деле Маркова так и не захотели. Проще обвинения высказывать. Мы с Марковыми жили в одном доме на одной из станций Большого Фонтана. Я его родителей знаю. Жили в соседних подъездах. Я Игоря знаю 10 лет. Точно так же, как и с ним, я общался и здоровался с другими соседями.

Теперь о деле. Если Марков что-то совершил, он совершил в Одесской области. Здесь был свой прокурор, свои силовые ведомства. Все вопросы к ним. Они передали дело к нам (в Николаевскую область, прокуратурой которой в 2010-м году руководил Николай Стоянов. — Ред.).

Милиция объявила Игоря Олеговича в розыск. Нам его дело перевели. Прочитав материалы, я заинтересовался статусом Маркова. Не было указано кто он: потерпевший, подозреваемый. Я отменил… и сразу же конфликт. Это при Ющенко было. Но я ссылался на закон, и все мои действия были в рамках закона. А мне кучу обвинений! За что?

Доложили в ГПУ. Виктор Пшонка тогда был прокурором. Он тогда собрал 40 человек. Смотрели дело, читали, думали. Пришли к выводу, что я всё сделал верно. Милиция на высоком уровне ознакомилась с решением и делом: состава преступления нет. Все с этим согласились. Я тогда  даже предлагал забрать дело в генеральную и самим принимать решение, но все отказались. Если бы я тогда что-то нарушил, меня бы не пожалели, а показательно наказали бы.

Ходят слухи, что за Вашей кандидатурой стоит Игорь Коломойский: мол, именно он «протаскивает» Вас на пост прокурора Одесской области, чтобы иметь здесь своего человека.

Я не знаком с Игорем Валерьевичем, я даже по телефону с ним никогда не разговаривал. Ему в Одессе «свой» прокурор точно не нужен. Он в моей защите, думаю, не нуждается, так как является самодостаточным и влиятельным человеком. Но, очевидно, интересы его врагов пересеклись с интересами моих недоброжелателей и поэтому родился миф о союзе Коломойский—Стоянов.

Есть мнение, что назначить Вас на пост прокурора Одесской области нельзя: мол, Вы попадаете под действие закона о люстрации…

Люстрация – вообще интересная штука. Вот, к примеру, Анатолий Матиос, который при Януковиче работал в Администрации президента довольно большим начальником. На Майдане тоже не был. Чем не кандидат на люстрацию? Тем не менее, успешно работает заместителем Генерального прокурора. Вот так вот Анатолий Матиос оказался своим парнем и при Ющенко, при Януковиче и теперь при Порошенко.

Что же до меня, то хочу напомнить всем: во времена Януковича я сам ушёл из прокуратуры. Сам, подчёркиваю это. Я прямо заявил, что не хочу пачкаться, выразил протест  против того, что творилось тогда в стране и в системе. Но сегодня про это никто даже не вспоминает.


Ляля Левчук

2
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».