Главная / Интервью

Хроника дня

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Молодой одесский кинорежиссёр Дмитрий Резанов — о своём первом полнометражном кинофильме «Чорты»: ограниченный бюджет и чудеса самоотверженности, недостатки предыдущих экранизаций и новые творческие подходы, съёмки в заброшенном бассейне и кладбищенские курьёзы.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— Расскажите об основных этапах вашего творческого пути.

— В 2006 году закончил философский факультет университета имени Мечникова. Ещё будучи студентом всерьёз увлёкся историей немого кино: смотрел фильмы, много читал, впоследствии также занялся исследовательской деятельностью, писал монографии и эссе на данную тематику. В 2007-2008 годах вёл на одесском телевидении многосерийную авторскую передачу «Прибытие поезда». Всего было снято 15 выпусков: за это время мы вместе с синематографом успели пройти сложный и тернистый путь от братьев Люмьер и Эдисона до середины Чаплина, после чего программа по решению руководства канала была закрыта — как чересчур интеллектуальная и малоинтересная зрителям. Затем я всё-таки поступил в аспирантуру и окончил её в 2012 году.

Со временем пришёл к выводу, что кино — именно тот вид искусства, который способен оживить философию, сделать её интересной для широких слоёв публики. Мой первый короткометражный фильм «Человек под Луной», вышедший в свет в 2010 году, был, конечно же, немым, и представлял собой экранизацию символистской новеллы Валерия Брюсова «Теперь, когда я проснулся». Цель, которую я изначально поставил перед собой как режиссёр и сценарист — в доступной форме дать людям возможность познакомиться с мировоззрением великих писателей и мыслителей прошлого.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— Как появилась на свет идея экранизации «Бесов»?

— В 2013-м я начал понемногу двигаться в сторону Киева: читал лекции по истории немого кино, устанавливал контакты с целым рядом интересных людей, в том числе с молодыми актёрами киевских театров. Уже тогда в столичном воздухе витала пока ещё смутная, неоформленная, но всё же вполне реальная идея — а не сделать ли нам вместе что-нибудь масштабное, увлекательное, оригинальное? У меня был замысел снять биографический фильм о Григории Сковороде — запечатлеть на экране образ величайшего украинского философа, о котором у нас вообще мало кто знает — ну, кроме того, что он изображён на купюре номиналом 500 гривен. Я даже написал сценарий и, заручившись поддержкой Одесской киностудии и четырёх музеев Сковороды, принялся искать средства на его воплощение. Но тут начался Майдан — и всем стало не до кино: пришлось взять более чем двухлетнюю паузу.

За это время творческие планы радикально изменились: в один прекрасный день мне в руки попался горячо любимый с юных лет роман Фёдора Михайловича Достоевского «Бесы». Начал читать — и сразу обратил внимание, что текст романа очень легко превратить в сценарий кинофильма, чем я, собственно, тут же и занялся. Параллельно заметил странную родственную связь этой книги с другим, гораздо менее известным очерком Достоевского — «Зимние заметки о летних впечатлениях», представляющим собой как бы зародыш, идейный эмбрион, из которого впоследствии выросли «Бесы». Сценарий, в котором я постарался объединить оба этих произведения, был написан достаточно быстро: знакомые актёры читали и говорили — да, надо ставить! Спонсировать создание фильма согласился известный одесский меценат Леонид Шемякин — и вот, летом 2015 года мы приступили к съёмкам…

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— Как проходили съёмки «Чортов»? Какие отзывы собрал фильм во время первых просмотров?

— Бюджет картины составил всего 25 тысяч долларов: для такой сложной художественной задачи, как полнометражная экранизация Достоевского, это весьма небольшая — прямо скажем, очень маленькая сумма! В процессе съёмок мы испытывали множество самых разнообразных проблем: технические провалы, личные конфликты и драмы, уходы и возвращения актёров и членов съёмочной труппы. Тем не менее в том же 2015 году работа над фильмом в конечном итоге была успешно завершена.

На протяжении следующего, 2016 года, продолжался его монтаж и работа со звуком: тяжелейший этап, всю озвучку пришлось дважды собирать и сводить практически заново. Наконец, весной 2017-го мы поставили точку, и уже летом «Чорты» были впервые показаны в закрытом формате в зале Одесской киностудии: на премьере присутствовали люди, которые всячески помогали нам в процессе создания киноленты, а также знакомые учёные, критики, музыканты, режиссёры. В итоге картина получила в основном положительные отзывы придирчивой одесской публики: никто не ожидал такого серьёзного подхода к экранизации классики!

Второй полузакрытый показ прошёл в сентябре в Киеве: на этот раз в роли «приёмной комиссии» выступили сами актёры, а также члены съёмочной группы, прошедшие с «Чортами» все круги ада. Здесь реакция была смешанной: одни зрители были в восторге, другие, по их собственным словам, вообще ничего не поняли — в том числе и те, кто непосредственно участвовал в процессе съёмок, вот что самое смешное! Вместе с тем, большая часть киевской публики оценила проделанную работу: насколько я понял, фильм в общем и целом понравился даже тем, кто так и не смог до конца разобраться в происходящем на экране.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Интересно, что на протяжении последних месяцев, во время клубных показов в одесских вузах — в первую очередь, в гуманитарном корпусе нашего университета на Французском бульваре — мне довелось услышать множество неожиданно хороших и интересных отзывов, в том числе от студентов и преподавателей, весьма далёких от философии вообще и Достоевского в частности. Часть аудитории обычно не принимает «Чортов» и уходит восвояси, но те, кто остаётся и смотрит до конца, впоследствии выражают искреннее удивление уже тем фактом, что в Украине, оказывается, вообще возможно такое кино!

Многие говорили и писали в интернете, что наш фильм даёт ответы на множество актуальных жизненных вопросов, что он необычайно злободневен, что именно такое кино они давно ждали. Дескать, самое время обозначать магистральные проблемы современности и искать пути их решения, повышать планку, снимать философские ленты и таким образом вносить разнообразие в бесконечную череду унылых детективов с мордобоем и слезливых историй о любви. И это, на самом деле, очень приятно: какое-то время я всерьёз опасался, что «Чортов» сумеют по-настоящему оценить человек 15 из миллиона зрителей. А вышло совершенно иначе…

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

На сегодняшний день фильм запущен в фестивальный оборот: ждём реакции широких слоёв публики! Выйдет ли картина в прокат в нашей стране — вопрос очень интересный и сложный. Я смотрю на это дело скептически: произведение великого русского писателя, да ещё экранизированное на русском языке — слишком много формальных причин для отказа. Надеюсь, что те, кто принимает подобные решения, проявят мудрость и не будут путать искусство с политикой. Тем более что «Чорты» — продукт чисто украинского производства, а экранизация признанной мировой классики — лучший тест на зрелость и самостоятельность для любого развивающегося национального кинематографа!

Вообще процесс создания фильма позволил выявить массу любопытных фактов: во-первых, в Украине живут и работают множество необыкновенно талантливых людей, которых по большому счёту никто или почти никто не знает. Во-вторых, эти люди сплошь и рядом не имеют возможности заниматься тем, чем действительно хочется: большинство из них вынуждены работать в низкопробных сериалах и рекламе, чтобы хоть как-то оставаться на плаву и сводить концы с концами, следствием чего является медленное, но уверенное профессиональное разложение и моральная деградация. И в-третьих, с этим надо что-то делать! Вот мы, собственно, и делали — не испытывая ложных надежд и иллюзий, никого ни о чём не прося, исключительно на свой страх и риск…

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— Расскажите о предыдущих попытках экранизации «Бесов». Каковы, на ваш взгляд, их основные достоинства и недостатки? Кому из режиссёров удалось наиболее полно и точно отобразить на экране писательский замысел?

— Перед тем, как снимать свой собственный фильм, я, разумеется, обратился к предыдущим интерпретациям «Бесов». Постановок произведений Достоевского на большом экране на сегодняшний день существует не так уж много: даже в советские годы, когда классику действительно ставили на высочайшем уровне, экранизации подлежали далеко не все романы Фёдора Михайловича, а те из них, которые всё же были перенесены на плёнку, отнюдь не всегда удавались хорошо. Хотя, например, классическое «Преступление и наказание» 1969 года, с моей точки зрения, — непревзойдённый шедевр, абсолютно эталонное киновоплощение.

Что же касается собственно «Бесов», то это произведение в Советском Союзе если и не находилось под полным запретом, то уж во всяком случае осуждалось и порицалось официальной идеологией: помню, нам ещё в школе рассказывали о том, что это «клевета на революцию», «поповщина», и вообще, дескать, «великий писатель оступился». С развалом СССР и исчезновением цензуры, разумеется, появилась возможность ставить всё, что заблагорассудится. Но вот беда: вместе с цензурой ушли в прошлое и высокая кино-культура, предполагающая бережное отношение к первоисточнику и стремление максимально чётко передать авторский замысел, и профессиональный подход к делу у художников, костюмеров и звукорежиссёров, и целый ряд других аспектов, в совокупности выводивших советский кинематограф в число лучших в мире.

На мой взгляд, все четыре экранизации «Бесов», вышедшие за последние 30 лет, никак нельзя назвать удачными. А «Китаянка», снятая Жаном-Люком Годаром в 1967 году, вообще поставлена по отдалённым мотивам — произведение Достоевского там узнаётся с большим трудом.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Первой из вышеупомянутых современных экранизаций — в 1988 году — на свет появилась картина известного польского режиссёра Анджея Вайды. Этот фильм вполне соответствует духу своего времени, и по существу представляет собой эдакую гламурную «клюкву» о русских революционерах, какими их привыкли представлять себе законопослушные жители Парижа. С моей точки зрения, это вообще не Достоевский, а какой-то развлекательный роман — костюмированный детектив, причём весьма низкого пошива: вся философская и религиозная проблематика сводится здесь к банальным клише. Впрочем, это и неудивительно, ведь сценарий фильма основан не на самих «Бесах», а на пьесе Альбера Камю «Одержимые» — переосмысленной французским экзистенциалистом инсценировке романа. В фильме, бесспорно, есть хорошие, сильные моменты — например, когда Кириллов стреляет себе в рот из пистолета с очаровательным зелёным всполохом. Но в целом, повторюсь, речь идёт о «залипухе» из серии «водка, медведи, балалайка, красная рубашка»: кино про русских для тех, кто никогда в жизни их не видел и вообще слабо представляет себе, о чём писал Фёдор Михайлович.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Следующая в хронологическом порядке постановка — экранизация 1992 года, снятая в эпоху развала советского кино, когда всё старое уже было разрушено, а новое ещё не создано. Это, на мой взгляд, натужный, путаный фильм, которому не хватает пространства, чистого воздуха, внятной идеи: много криков, истерики, ложного пафоса. Смотришь и думаешь — «А зачем вообще это всё? Разве шум помогает передать суть?». Несомненный плюс данной ленты — великолепная игра актёра Андрея Руденского: правда, если быть уж совсем честным, повторить триумфальный успех пятилетней давности и вложить в Ставрогина столько же душевных и творческих сил, сколько в роль Клима Самгина, актёру так и не удалось. Главная же проблема фильма, на мой взгляд, состоит в том, что режиссёр и сам хорошенько не знал, что именно он хочет донести до зрителя, кроме простой констатации факта — вот, дескать, первая российская экранизация полузапрещённого ранее произведения…

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Сразу две попытки экранизации «Бесов» были предприняты в 2014 году: четырёхсерийная версия Владимира Хотиненко и авторская интерпретация Романа Шаляпина. Первая вышла дорогой, размашистой, очень хорошо оформленной визуально: кареты, лошади, соответствующие эпохе костюмы и интерьеры. В этом фильме содержание книги действительно отражено полностью — присутствуют абсолютно все сюжетные линии, в том числе второстепенные и малозначительные. Однако наряду с чередой несомненных внешних плюсов в картине есть один внутренний недостаток, начисто перечёркивающий все остальные достоинства — нет самостоятельной концепции! У режиссёра, судя по всему, начисто отсутствует подлинное понимание глубины идейных проблем и конфликтов, которые являются ядром произведения Достоевского, он просто нанизывает на сюжетный стержень одну сцену за другой, как в обычной мыльной опере.

Вдобавок я не увидел там достойной актёрской работы: целая плеяда в общем неплохих и достаточно знаменитых артистов чисто механически повторяет заученный текст, почти не задумываясь над смыслом, не вкладывая в слова никаких переживаний, причём всё это происходит в абсолютно предсказуемых житейских ситуациях и мизансценах. Порой кажется, что актёров можно было бы в произвольном порядке перетасовать между собой, поручив им совершенно иные роли, кому какая достанется — и картина от этого практически не изменится. В общем и целом, у Хотиненко, по-моему, получилась не экранизация, а тщательно прорисованная иллюстрация романа в чисто советском духе: Ставрогин — опереточный демон, Верховенский — заговорщик-карбонарий и так далее.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Что же касается версии Шаляпина, то она на первый взгляд кажется значительно интереснее: чувствуется неформальный подход, попытки актёров сделать что-то новое и нестандартное. Но в конечном итоге эта интерпретация оказывается ещё хуже, чем предыдущая: когда режиссёр отходит на второй план, и вместо него фильм начинают ставить сами актёры — это отдаёт фальшью, подобные перемены мест слагаемых выглядят крайне неуклюжими. На мой взгляд, за всю истории кино от силы 4-5 необыкновенно талантливых людей могли спокойно перейти от актёрской игры к режиссуре — и здесь явно не тот случай. Заметно, что артисты хотят что-то сыграть, стараются, вкладывают в свои образы подлинные эмоции и переживания, но без режиссёрского руководства их игра превращается в набор плохо связанных между собой этюдов, сделанных, между нами говоря, с большой снисходительностью к самим себе. Не сумев собрать что-нибудь более-менее убедительное в плане сюжетного каркаса, создатели фильма, чтобы повысить градус, решили добавить эпатажа — в результате в фильме есть сцены, где Верховенский бегает, в чём мать родила.…

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Тщательно проанализировав все 4 экранизации и дав им максимально объективную оценку — насколько это возможно для человека, которого больше интересует именно Достоевский, а не карикатуры на него, — я сделал для себя очень важный вывод: как не надо снимать! Льщу себя надеждой, что нам, не претендуя на абсолютную полноту отображения такого многогранного произведения, как «Бесы», всё же удалось создать принципиально новое прочтение, которое в то же время не слишком разнится с основными идеями автора.

Хотя многие аспекты сюжета за недостатком финансирования пришлось сократить, а отдельные реплики передать другим героям, главная линия романа, на мой взгляд, была реализована в полном объёме, причём собственно Фёдор Михайлович не был подменён ни выспренней субъективной интерпертацией, ни шаблонной актёрской игрой, ни художественными образами-клише. Хотя вообще, на мой взгляд, «Бесы» — настолько увлекательная, злободневная и актуальная книга, что каждые 5-10 лет нужно снимать новые экранизации — и они наверняка будут интересны и востребованы следующими поколениями зрителей.

Мы живём в бурную эпоху войн, революций, масштабных кризисов и катаклизмов, испытывая постоянное духовное напряжение, а «Бесы» — именно то произведение, в котором вся эта давящая атмосфера представлена в наиболее ярком, развёрнутом, «концентрированном» виде. При более внимательном прочтении Достоевский может многое рассказать о том, что так волнует нас на сегодняшний день — например, почему революции никогда не приводят к заявленным, декларируемым и желаемым результатам, и заканчиваются совсем не так, как начинались, разочаровывая большинство своих ярых сторонников. Дескать, не за то мы боролись и кровь проливали! Ответы на эти и многие другие вопросы можно при желании найти на страницах «Бесов».

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— В чём заключаются наиболее характерные отличительные особенности вашей собственной экранизации романа?

— Изначально я ставил перед собой следующую задачу: вытащить из текста книги всех героев, самые яркие диалоги, сюжет — во всяком случае, наиболее важные его философские аспекты и перенести всё это в наше время. При этом старался по максимуму избежать того нехитрого подхода, что вот, дескать, это моё личное видение — очередное пропускание классики сквозь призму неординарной творческой личности. «Чорты» на 60% состоят из Достоевского: остальные 40% — мой скромный вклад как автора идеи, режиссёра и сценариста. Сюда относятся, например, несколько сцен, которые отсутствуют в книге, но при этом являются очень важными для понимания всей глубины того или иного персонажа или сюжетного поворота. Действие картины происходит в наши дни плюс-минус 15 лет: с моей точки зрения, для серьёзной экранизации «Бесов» нет никакой необходимости привязываться к атрибутике XIX века — какая, в конце концов, разница, на чём ездят главные герои — на машинах или в каретах? Этот роман написан как бы вне времени: он удивительно актуален и современен, и потому прекрасно звучит как в старинном антураже, так и среди привычных атрибутов нынешней жизни.

В процессе работы над фильмом мне хотелось, во-первых, уйти от архаичности позапрошлого века — котелков, кринолинов, антикварной мебели и лошадок — хотя, впрочем, одна лошадь в кадре всё же есть. Во-вторых, не превращать всё происходящее на экране в сиюминутную бытовуху: мы, мол, и так живём по Достоевскому — наркоманы в подвале разговаривают цитатами из романа и тому подобный заунывный бред. И, в-третьих, найти некий художественный компромисс между современностью и классикой — вот к чему я стремился.

Невзирая на, казалось бы, совершенно иные жизненные обстоятельства, в которые помещены герои фильма, всё, о чём рассуждали и спорили без малого 150 лет назад, осталось столь же актуальным и сейчас и, наверное, будет звучать не менее свежо и пронзительно ещё через 200 лет.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Если же говорить о художественных особенностях картины, то я очень хотел сделать основных персонажей как можно более яркими, острохарактерными, индивидуальными: в отсутствии именно таких героев, как мне кажется, и заключается основной недостаток всех предыдущих киноверсий «Бесов». Большинство режиссёров изображали действующих лиц романа крайне однобоко — с помощью порядком набивших оскомину клише: Ставрогин сплошь и рядом выступает как холодный бездушный монстр, по трупам идущий к непонятной цели, Хромоножку обычно показывают как юродивую дурочку, Верховенский предстаёт перед зрителями в качестве эдакой говорящей головы, никак не связанной с идеями, которые он высказывает, и так далее.

По умолчанию подразумевается, что Достоевский — это прежде всего пафосная говорильня на повышенных тонах. Я же постарался сделать всех героев живыми, объёмными, настоящими — ведь человек тем и отличается от персонажа, что не сводится к набору цитат и стереотипов. И актёры, принимавшие участие в съёмках, справились с поставленной задачей как нельзя лучше. Ещё одна особенность фильма — съёмка большей части материала с помощью субъективной камеры, от первого лица — как в компьютерных играх жанра «шутер»: это отчасти вынужденная новация позволяет взглянуть на происходящее под совершенно другим углом.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— С какими проблемами пришлось столкнуться во время съёмок?

— Различных проблем, на самом деле, было огромное множество. Достаточно сказать, что в процессе съёмок мы сменили трёх главных операторов и трёх звукорежиссёров! Пока, наконец, не нашли настоящих профессионалов, согласных работать на устаревшей технике за совершенно смешные деньги — таких людей ведь очень мало, а те, кто есть — буквально нарасхват, постоянно нужны всем и каждому.

Четыре съёмочных месяца можно прекрасно описать двумя словами — полное безумие: одни актёры параллельно заняты в театре, другие спешат на съёмки в сериале, третьи вообще завтра улетают в Европу — приходилось ждать, иногда неделями не получалось совместить троих человек в одной сцене. Правда, мы и во время простоев усиленно репетировали, искали локации и реквизит для дальнейшей работы, дважды переписывали сценарий.

Ежедневно, ежечасно, ежеминутно приходилось решать проблемы, связанные с недостаточным финансированием: там чего-то не хватает, здесь, наоборот, перерасход. Когда одна и та же сцена снимается в течение четырёх съёмочных дней, а деньги есть только на один — это катастрофа…. Было очень сложно, порой совершенно невыносимо, несколько раз реально хотелось всё бросить — и гори оно синим пламенем. Но каждый раз что-то внутри заставляло брать себя в руки и продолжать работу. В итоге я выстоял: всё, что мог — сделал! Было бы чуть больше средств — получилось бы лучше, но это весьма распространённая проблема, имеющая место во время съёмок практически любого фильма. Снимаю шляпу перед артистами: работать за весьма скромный гонорар, да ещё и в довольно сложных условиях — это настоящее самопожертвование…

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— Расскажите об актёрах, снимавшихся в фильме. Кто из них, на ваш взгляд, сумел лучше всех справиться с поставленной задачей и воплотить на экране режиссёрский замысел?

— Актёры во время съёмок выкладывались по полной программе: как режиссёр, я очень доволен всеми. Разумеется, одни сцены в итоге оказались сильнее, другие слабее, но исключительно с точки зрения содержания, а никак не в плане актёрской игры. Все персонажи «Чортов» получились живыми, объёмными — как и задумывались изначально. Особенно хорошо, на мой взгляд, удались Хромоножка в исполнении Ани Топчий, Верховенский, блестяще сыгранный Женей Авдеенко, и Лебядкин, роль которого исполнил Пётр Сова. Аня, к примеру, сразу вошла в образ, прямо-таки вросла в кожу персонажа, хотя роль ей досталась не из лёгких — нервная, неуютная, не допускающая ни малейшей фальши. Тем не менее с ней было очень приятно работать: мы репетировали каждую сцену, продумывали все мелочи и детали, причём Аня просто горела этой ролью — постоянно предлагала удачные идеи и сама же воплощала их в жизнь. А однажды призналась, что это первый в её карьере фильм, в процессе съёмок которого вообще имели место подробные репетиции! Как говорится, это всё, что вам нужно знать о нашем современном кино...

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Отлично справился со своей ролью Женя Авдеенко — его Верховенский, я уверен, войдёт в историю как самое точное, но при этом, как ни странно, обаятельное воплощение! Женя — мега-профессионал и просто замечательный человек, который работает на площадке на все 150 %: во время съёмок ключевой сцены в лесу, к примеру, он достиг такого накала, что аж охрип! Хотя тем же вечером должен был играть в театре.

Что же касается Петра Совы, то это очень мощная натура, во время работы с которой запитываешься правильной художественной энергией, испытывая вместе со всей съёмочной группой совершенно потрясающие ощущения! Это яркий импровизатор, предварительно много работающий с материалом, который в процессе игры глубоко переживает и чувствует своего персонажа. Для лучшего понимания роли он единственный регулярно приходил на чужие съёмки, что вообще-то совершенно несвойственно современным актёрам.

Лебядкин в исполнении Совы впервые получил настоящий голос: обычно этот герой изображается как пьяный клоун, а мы решили показать трагедию персонажа, объяснить, что постоянные хохмы — это от беды, а гаерство — попытка скрыть внутреннюю боль, обречённость и тоску…

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— Какие курьёзы случались во время работы над фильмом?

— В процессе съёмок имели место, в основном, курьёзы организационного плана. Так, например, одну большую сцену мы планировали снять на Байковом кладбище — самом старом и красивом в Киеве. Думали, зайдём нахрапом, быстро всё отснимем — и спокойно уйдём восвояси. Но не тут-то было! Не прошло и пяти минут с начала съёмок, как перед нами как из-под земли выросли молодые люди спортивного вида на велосипедах со вполне резонным вопросом: «А что это вы тут делаете?». «Да вот... кино снимаем…» — проблеяли мы, отгоняя прочь недобрые предчувствия. «А разрешение у вас есть?» — грозно спросили суровые стражи кладбищенского порядка. «Нет», — тихо ответили мы, чувствуя, прямо по Ильфу и Петрову, что сейчас нас будут бить, возможно, даже ногами. Но, к счастью, до этого не дошло — крепкие хлопцы ограничились предложением собирать своё барахло и проваливать подобру-поздорову. Ну а нас, разумеется, дважды просить не пришлось.

За разрешением отправились к директору кладбища: пока стояли в очереди заплаканных родственников усопших, испытывали довольно странные ощущения. Так и казалось, что сейчас этот самый директор пошлёт нас куда подальше — дескать, вы что, больные? Люди своих близких хоронят, а вы кино снимать собрались? Уважайте прах и могилы предков! Как ни странно, всё обошлось и на этот раз — разрешение было подписано в считанные минуты, никаких проблем не возникло. А уже в процессе съёмок к нам тихонько подошёл пожилой человек и с непередаваемым благодушием попросил пропустить его вон к той могилке: там, мол, его родные лежат. Интересно, что именно на этом месте на протяжении вот уже шести дублей громогласно разорялись наши герои! Мы, конечно, извинились, тут же всё свернули и отправились на поиски другой подходящей локации.

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

Другую ключевую сцену мы решили снять в здании заброшенного детского бассейна «Чайка» в Сырецком парке в центре столицы. Бассейн не работает, по-моему, со времён развала СССР: всё ценное оттуда давно уже вынесли, остались только лестничные пролёты, исписанные стены да битая плитка. Задолго до начала съёмок мы тщательно осмотрели это место, прикинули, где лучше поставить свет, как разместить декорации, даже немного порепетировали… Каково же было наше удивление, когда непосредственно в день съёмок главный вход, обычно открытый настежь, встретил нас свежими железными решётками и табличками «Вернём бассейн "Чайка" киевлянам!» с рекламой какого-то кандидата в депутаты! Пришлось с трёхэтажным матом затаскивать всю аппаратуру внутрь через разбитые окна. Но это была лишь разминка: только мы с горем пополам забрались внутрь, расположились и начали работать, как вдруг приехала полиция с мигалками — видимо, кто-то из бдительных местных жителей позвонил и сообщил, что развалины бассейна захватила неизвестная ДРГ. Опять-таки был поднят вопрос о разрешениях.

От отчаяния мы довольно дерзко возмутились — дескать, что за чушь, у кого мы должны брать разрешение на съёмки в заброшенном здании? На что не в меру тучный полицейский сурово объявил нам, что бассейн «Чайка» был и остаётся стратегическим муниципальным объектом! Потом позвонил начальству, немного смилостивился и говорит: «А как у вас обстоят дела с пожарной безопасностью?». «Полный порядок, начальник! Огнетушители, песок — всё как положено!» — облегчённо выдохнули мы. «Ну, я всё-таки проверю!» — мужественно заключил озабоченный страж порядка и натужно полез через окно. Человек изо всех сил хотел показать, что не всё так просто — на самом деле нам оказывается огромное одолжение! Благо, невидимая «крыша», возможно, в лице самого Фёдора Михайловича, благоволила к нам и защищала от всяческих бед и напастей. Единственное, о чём я жалею до сих пор, — камера на тот момент была уже выключена…

Новая экранизация «Бесов»: компромисс между классикой и современностью, философия и немного безумия

— Что бы вы могли напоследок пожелать нашим читателям?

— Не верить никому на слово — приходить и смотреть на всё своими глазами! Активно искать свой собственный, настоящий культурный продукт, не слушая «добрых советов» и рекомендаций телевиденья и коммерческого интернета. Почаще отрываться от мониторов и гаджетов, выходить на улицу — и таким образом возвращать себе родной город!

Беседовал Дмитрий Остапов

1 21
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Коробейников Антон Коробейников Антон

почему бесы не в вышиванках?

Ответить -1

Новости партнёров:

Видео

Ректор Одесского университета о реформе в вузе

Руководитель ОНУ имени Мечникова Игорь Коваль рассказал о грядущей оптимизации учебных и научных процессов в университете.