Главная / Интервью

Хроника дня

Продюсер «Матча»: в Минкульте предлагали вырезать украинских полицаев из оккупированного Киева

Фильм «Матч», повествующий о спортивном поединке футболистов «Динамо» со сборной зенитчиков люфтваффе, стал очередной российской картиной, подвергшейся репрессиям со стороны украинских властей.

О судьбе фильма, украинских националистах и цензуре ТАЙМЕР побеседовал с продюсером фильма Дмитрием Куликовым.

Вы ожидали, что возникнут проблемы с прокатом картины в Украине?

Работу над сценарием мы закончили в 2010 году, осенью. А к съёмкам приступили 2 июня 2011 года, начали снимать в Киеве. В течение этого периода мы никак не взаимодействовали с госорганами Украины, но украинские артисты и кинематографисты, которые были задействованы в картине, давление почувствовали уже тогда, потому что представители ВО «Свобода», мягко скажем, обращались к ним с требованиями не сниматься и не работать в нашей картине.

Об этом украинский актёр и одновременно член правления «Свободы» Богдан Бенюк даже в эфире «Интера» сказал, что он обращался к артистам с такими требованиями. Я отчасти понимаю, почему Бенюк это делает, потому что он до этого снялся в картине нашей студии «Кандагар», которая является также патриотическим фильмом, российским, и там он сыграл украинского гастарбайтера в экипаже, я так думаю, что вся эта его деятельность для того, чтобы «замолить грехи», как он считает.

Вообще я не всегда понимаю мотивы, по которым поступают эти люди. У них есть политическая позиция: всё, что исходит от России, – это плохо. Она стоит впереди всего, до изучения содержания даже. Или другая позиция: ОУН-УПА с гитлеровцами не сотрудничала, хотя это неправда, и это любые историки, средства массовой информации украинские, российские, западные подтвердят. Есть тысяча свидетельств, документов, об этом пишут немецкие, американские, канадские историки, не будем трогать даже Россию, но это так. Но если вы спросите об этом члена «Свободы», он скажет: «Нет, не сотрудничали оуновцы с гитлеровцами». Поэтому, что здесь можно сказать, это люди, которые сформировали такую позицию, и они ей во всём следуют, логики, разума за этим, с моей точки зрения, никакой нет.

Предлагали ли Вам внести правки в сценарий до того, как Вы его представили комиссии?

Когда мы подали 22 марта фильм на получение прокатного удостоверения от Госкино Украины, по неофициальным каналам нам передали предложение вырезать из фильма украинских полицаев с повязками, флаг украинский, хотя всё это соответствует историческим реалиям. Мы ошалели от такого предложения. И это те люди, которые сражаются с памятью Советского Союза, утверждая, что там была цензура и там резали, и фильмы на полках лежали. Это с одной стороны, а с другой – режиссёром монтажа фильма была Габриела Кристиани, человек из Голливуда, лауреат «Оскара» за монтаж картины Бертолуччи «Последний император». Договор с ней – на 100 страницах, как с любыми американцами, это сложная конструкция. То есть в монтаже была поставлена точка, мы у неё приняли законченную работу, это означает, что мы не имеем права что-либо там менять.

Таким образом, на общих принципах это неприемлемо, и плюс режиссёр монтажа там поставила уже подпись. То есть, когда Госкино это предлагает, они, видимо, не очень понимают, что предлагают на самом деле.

Получается, претензии только с украинской стороны, в России всё абсолютно спокойно?

Да, у нас завтра премьера будет в Москве, билетов не хватает, ажиотаж довольно большой. На всех предпремьерныех показах, как мы сделали вчера в Одессе, была очень хорошая реакция публики.

А можно ли обойти запрет на прокат в Украине методом таких предпремьерных показов?

Конечно, в таких масштабах, как мы хотели, нельзя. Интерес со стороны украинских кинотеатров к картине очень большой, они забили с 1 мая, когда планировалась премьера, места под это. Театры единодушны во мнении, что зритель пойдёт на эту картину. Мы рассчитывали на то, что миллионы украинских зрителей её посмотрят. Это было бы возможно, если было бы разрешение на фильм и был бы показ, рекламная кампания. Понятно, что наш план уже сорван: даже если нам дадут удостоверение, весь план выхода скомкан. Если мы выйдем только в России, то фильм сразу из кинотеатров перебазируется в Интернет, и всё.

Это с одной стороны, с другой – сорвана рекламная компания, сорваны переговоры с украинскими каналами, которые тоже хотели купить эту картину и выражали к ней большой интерес. Если бы они купили фильм, мы могли бы сделать хорошую кампанию. Всего этого нет усилиями Госкино под давлением украинских националистов из «Свободы».

То есть удар по бюджету будет ощутимый?

Да, фактически украинского рынка нас лишают. Дело сейчас идёт даже не об экономических интересах, а о принципе. Из принципиальных соображений мы постараемся, как вчера в Одессе, а до этого – в Киеве, если у нас не будет широкого проката, на свои средства повезти картину в 5-6, максимум 10, крупных украинских городов и соберём заинтересованную общественность, чтобы показать фильм на большом экране.

Предпремьерные показы были только в Киеве и в Одессе. Как различалась реакция в этих городах?

В Киеве она была более жёсткой. Спасибо, кстати, огромное одесситам, что они пришли, и за содержательный разговор. Вообще на большом экране фильм первыми посмотрели работники агентства кинематографии вместе с критиками и экспертами. Самое интересное, что после просмотра все они мне сказали в лицо: «Не волнуйтесь, у фильма будет хорошая прокатная судьба». Я думаю, что потом на них было оказано очень сильное давление этих националистов, я думаю, что чиновники Госкино боятся, что со стороны националистов могут быть самые разные последствия.

А может это хорошо для дальнейшей судьбы фильма – такая аура запрещённости?

Я бы не хотел её, я бы хотел спокойно, по плану выйти в прокат. Мы снимали кино для миллионов зрителей, нам не нужен никакой скандал по этому поводу. Мы рассчитывали, что люди просто придут посмотреть фильм о подвигах своих предков и соотечественников. Можно по-разному к нему относиться, оно может нравиться или нет, но такого кино нет, и поэтому очень многие люди соскучились по такому – посмотрите любые соцопросы.

Мне весь этот «пиар», всё это абсолютно не нужно, я бы предпочёл выйти по плану, с рекламой, как мы и рассчитывали, так для нас было бы больше пользы.

Какие перспективы сейчас?

Может быть, если нам дадут прокатное удостоверение на днях, случится такое чудо, мы ещё успеем. Но уже всё равно не будет рекламной кампании, «отвалится» часть кинотеатров, они же не могут ждать, мы ведь не подтвердили выход, они берут на наше место другие фильмы, чтобы не было простоя. Кинопрокат – сложный бизнес, там всё надо делать вовремя, когда Госкино не даёт нам этого, оно срывает показ.

В своих предыдущих работах, в студии «Рекун-синема», Вы сталкивались когда-либо с подобным?

Нет, это первый раз. Кстати, многие украинские СМИ поступили неквалифицированно, они написали: «Картина «Мы из будущего» режиссёра Андрея Малюкова и её вторая часть были уже запрещены к показу в Украине». Это неправда! Андрей Малюков, замечательный режиссёр, которого я очень уважаю, снял фильм «Мы из будущего-1», эта картина шла в украинских кинотеатрах. К фильму «Мы из будущего-2» Андрей Малюков не имеет никакого отношения, он никак над ним не работал. Но, как видите, в контрпропаганде против нас используется всё, что угодно, просто перевирается.

Автор: Левченко Анна

4
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Беспорядки в Одессе: как «евромайдановцы» с еврейским бизнесменом воевали

21 мая активисты«евромайдановского» толка атаковали офис израильского бизнесмена Романа Купера в Одессе.



????????...