Главная / Интервью

Хроника дня

Руслан Хвастов: мода – штука непрактичная

Ангел-хранитель первой профессиональной недели моды Odessa Fashion Week, академик Национальной Академии киноискусства России, лауреат Национальной премии Академии киноискусства «Ника» Руслан Хвастов говорит с ТАЙМЕРОМ о моде, кино и других вдохновляющих моментах жизни.

К титулам нашего собеседника следует прибавить ещё такие: член Национального Союза кинематографистов Украины и России, «Одессит года» в номинации «Деятель культуры» Сан-Франциско (США), лауреат премии «Золотой Томас» за вклад в культуру модной индустрии Украины, автор более 40-ка авторских коллекций одежды, художник по костюмам более 20-ти фильмов, лауреат международных фестивалей и конкурсов моды в России, Украине, Латвии, Приднестровье, участник недели моды в Турции, Испании, Германии и странах СНГ.

 

Руслан, ты был отцом-основателем фестиваля моды «Времена года» в Одессе, а затем долгое время принимал участие в модных мероприятиях за пределами города и страны. Что изменилось на этот раз, почему ты счёл возможным и полезным работать на Odessa Fashion Week?

– Это не совсем фестиваль, это неделя моды, максимально приближенная к тому, что мне хочется видеть в Одессе. Мне предлагали войти в состав организаторов, но в итоге я стал ангелом-хранителем – задействовал личные контакты с известными дизайнерами (например, с Оксаной Караванской), давал советы, участвовал в показах и работе жюри. Я ведь знаю эту кухню изнутри и многое могу подсказать. Там, где ко мне прислушались, был хороший результат. Где не прислушались – что ж, можно сделать выводы на будущее.

Odessa Fashion Week будет проходить два раза в год, осенью и весной, главное, чтобы у Зарины Семенюк, организатора, не опустились руки, чтобы ей хотелось продолжать и неделю моды, и издание интересного и полезного, на мой взгляд, журнала UkrainianFashionAcademy, чтобы её окружали люди, которые понимают: в моду и такие мероприятия стоит вкладывать деньги. Не сегодня, так завтра воздастся…

Над чем ты сегодня работаешь в кино, учитывая, что Кира Муратова, «не изменявшая» тебе с начала вашего сотрудничества, объявила, будто не намерена больше снимать?

– Ева Нейман, с которой мы сделали нашумевшую «Песнь песней», планирует съёмки, но нет конкретных дат. Остальные предложения, увы, это просто смех, безденежье или бездарности с деньгами. Мой последний опыт в детском фильме «Урок магии» был ужасен. Когда мне объявляют в разгар работы, что нет денег ни на ткани, ни на пошив, я прощаюсь и желаю самого лучшего. Проще отказаться, чем потом просить убрать твоё имя из титров. В этой ситуации группу «выручил» дизайнер Владимир Уманенко – взял куски ткани, раздал массовке, те обернули их вокруг лифчиков и трусов – и получились якобы русалки… Потрясающая ниша детского кино у нас никак не освоена, это могло бы приносить деньги, но когда за 3-4 дня до съёмок тебе рассказывают, что ничего нет… И смеются в ответ на твоё недоумение: «Ну «Гарри Поттера» же как-то сняли?».

Сняли, когда вложили в него миллионы…

– Вот именно, молодёжи остаётся смотреть «Гарри Поттера», «Малефисенту» и другие зарубежные фильмы, а «Урок магии», ещё и озвученный корявым украинским языком, вряд ли будет популярен. Одесское кино разочаровывает, а в Киеве снимаются либо фильмы об убийствах, либо какие-то мистические истории, не представляющие особенного интереса.

Возвращаясь к «Песни песней», не могу не спросить: какова была доля винтажа в нарядах героев начала прошлого века и сложно ли входить в исторический контекст костюма дизайнеру, призванному идти на шаг впереди моды своего времени?

– Много было такого, что специально старилось, вытиралось, рвалось, разбиралось. Из бижутерии делали пуговицы «под старину», многие вещи удалось разыскать на складе Одесской киностудии, это был тот случай, когда чем хуже состояние, тем лучше, ведь у них должен был быть вид ношеных, а не только что пошитых.

 

Говорят, пуговицы на мундире главного героя пришлось чуть ли не в кадре кирпичом тереть, чтобы не блестели слишком?

– Было дело. Но не только фактуры, а и фасоны должны были соответствовать эпохе. Сценарий фильма по Шолом-Алейхему предполагал какое-никакое соответствие еврейским традициям, к этому пришлось подойти очень серьёзно. Мы с Евой ездили до съёмок в Санкт-Петербург, консультировались со специалистами, посетили удивительный музей еврейского костюма, где сделали много фото, почерпнули множество идей. Ева как Кира – активно участвует в подборе костюмов. Любит всё настоящее. Очень красивые винтажные каплевидные серьги из мелких жемчужинок мы думали применить в качестве броши для Виталины Библив, исполнявшей роль мамы, но потом пришло лучшее решение: сделали множество пуговичек для платья. Головные уборы заказывали на Днепропетровской шляпной фабрике, которая поставляет свою продукцию в Израиль. Ева находила время вникнуть во все детали и при этом мыслить масштабно, я с удовольствием наблюдал, как она у монитора руками, как дирижёр, спокойно разводила  по 100-200 человек массовки. Мы с ней действовали как единомышленники, понимаем друг друга с полуслова. А Кира – пусть она и диктатор, но я много лет уже с ней, чувствую её, понимаю, хотя первое время, признаюсь, было сложно. «Чеховские мотивы» были для меня безумно сложным фильмом, как и «Настройщик», за которого я получил «Нику», а Кира боялась, как бы у меня «корона не выросла»…

Когда ты начинал работать в кино, многие на киностудии шипели: зачем Кира взяла этого парня, когда есть художники по костюмам с опытом. Трудно было «переформатироваться» в новую профессию?

– Конечно, в кино было всё абсолютно по-другому, но киностудия тогда нуждалась в свежей крови (как, впрочем, и сейчас). Может, кому-то удобно работать с бабушками, которые и 20, и 30, и 50 лет назад делают то же самое.

Часто ли ты одевал актёров в свои дизайнерские вещи?

– Частенько, и не только в свои. На «Чеховских мотивах» было много вещей от кутюр от той же Караванской, от Виктора Анисимова. В «Настройщике» в дизайнерские вещи я одевал Демидову, Русланову, Литвинову, Делиева. Использовали и личный гардероб Ренаты Литвиновой, я приезжал в Москву к ней домой. В «Чеховских мотивах», массовка там была большая, в сцене в церкви все должны были выглядеть, как единый организм, кто-то начнёт выделяться – и это будет заметно.

 

Помнится, в процессе съёмок выяснилось, что вся массовка в церкви не поместится, и многие костюмы подготовлены зря…  А просили звёзды после съёмок в «Настройщике» продать им вещи, которые носились в кадре?

– Просили, но я их дарил, а не продавал. У Аллы Демидовой несколько легких пальто и платьев, у Жана Даниэля несколько вещей, Рената Литвинова что-то получила, Нина Русланова тоже. Красивые вещи появлялись для этих персонажей в кадре оправданно. В то же время для Натальи Бузько в сцене в туалете я подобрал платье, которое ей не подходит, хотя само по себе красиво. Этого требовал замысел режиссёра, героиня Бузько должна была выглядеть слегка нелепо. У Дмитрия Харатьяна есть несколько маек, он носит их в жизни. А вот покойный Богдан Сильвестрович Ступка после фильма «Два в одном» взял свой костюм, чтобы играть в нём на сцене театра Франко – наверное, где-то в костюмерной он там и сейчас… Ступка в жизни очень скромно одевался – джинсы, свитер, заботился только о сценической одежде. У Татьяны Васильевой также остались мои вещи.

В твоих произведениях только звёздам и ходить, они же очень необычны и красивы. Твоя коллекция «Колибри», открывавшая неделю моды в «Бристоле», буквально поражает воображение. Наверняка нездешние ткани в ней использованы…

– Когда я создавал «Колибри», очень хотелось цвета, шёлка, полёта. Лёгкости, перьев… действительно, в основном ткань и фурнитуру я закупал в Эмиратах. А вот когда делался «Осенний поцелуй», который показывался в Арт-центре имени Веры Холодной, хотелось чего-то тёплого, уютного, но в то же время мрачного и хулиганского. Это был первый полный показ коллекции, до этого в Польше и в Киеве были капсульные варианты по 5 единиц. Сейчас «Осенний поцелуй» поедет в Кировоград. Потом в Каменец-Подольский на Дни моды, потом будут Кишинёв и Бухарест. Люблю такие поездки, зимой был в пяти городах Испании с «Колибри». Вот для «Осеннего поцелуя» использовались в основном итальянские ткани плюс отрез марли, который я купил в Барселоне, в одном странном магазинчике. Я полюбил эту серо-чёрную марлю, хотя она в деталях изнашивается, расползается, кисточки из неё становятся разлохмаченными. Сейчас модно, чтобы вещь в процессе носки растягивалась и рвалась. Это непрактично, согласен, но мода вообще штука непрактичная. С другой стороны, получается две вещи в одной – один вид до носки и совсем другой спустя небольшое время.

 

Как у Киры Муратовой – «Два в одном»… Получается, можно старое платье или пальто выдать за остромодное?

– Почему бы и нет? У Ямамото была коллекция, которую на три года закопали в землю, чтобы изменилась фактура ткани, потускнела фурнитура, кожаные детали были словно изъедены временем. У Ренаты Литвиновой были туфли из этой коллекции, она приехала в них на площадку, я не выдержал, попенял ей: звезда, а в таких старых туфлях… Она отвечает: «Вообще-то это Ямамото!».

Помнится, когда мы с тобой познакомились, тебе было всего 19 лет, ты уже оставил модельную карьеру и начал шить свои коллекции, буквально бредил дорогими, статусными тканями – парчой, бархатом…

- … А потом я понял, что не в этом дело. Образование и годы практики показали, что даже дешёвая обивочная ткань может быть красивой в изделии. Из покрывала «Дивандек» в кубиках и ромбиках я сделал пальто и шапочку для главного героя «Мелодии для шарманки», мальчика. Получилось очень ярко, красиво и необычно, по сюжету это сшила для него покойная мама, а беспризорные мальчишки одежду отобрали, сунули взамен грузную куртку… Пальто и шапка сейчас где-то в Киеве у продюсера Олега Кохана. А я жалею, что не нашёл ещё таких покрывал, сделал бы что-нибудь интересное. Молодые дизайнеры на нашей неделе моды, наоборот, стремятся шить из чего-то дорогого, в них вкладывают деньги родители, мужья, жёны, любовники, но если нет собственных идей, получается какое-то ксерокопирование того, что уже известно.

Чем впечатлила Татьяна Рыбачук, которая выиграла конкурс молодых дизайнеров?

– Я отметил как лучшую её свадебную коллекцию «Кармен», которая  сочетает в себе идею, качество, потрясающие детали. Корсет, но какой! Она продлила корсет до края подола, объединила верх с низом…

Ворт разъединил, а она соединила, и получилось впечатляюще…

– Всем молодым дизайнерам советую соблюдать пропорции. Часто приходится спрашивать: «Что же вы человека уродуете?!». Как можно крупную девочку-модель выпускать в коротком, с завышенной талией, в складках? «Я так вижу» – это не ответ, хотя раньше мог сам такое брякнуть. Есть определённые места, где тот или иной стиль уместен. Я вот не люблю фольклорные мотивы в одежде, но для Церемонии закрытия Одесского  Международного кинофестиваля приобрел  себе галстук-бабочку с вышивкой в виде украинского орнамента, подчеркнув свою принадлежность к Украине, стране-участнице, ведь были участники из разных стран…

 

Твоё модельное прошлое помогает тебе сегодня прекрасно выглядеть, сохранять полезные привычки в питании?

– Думаю, да. Как бы я себя ни чувствовал, быть размазнёй не желаю. Дизайнер предстаёт перед публикой после показа своей коллекции, если это, допустим, променадная, круизная коллекция «Колибри», неприлично показывать себя в майке. «Осенний поцелуй» более хулиганский, и мне хотелось выскочить в майке, но всё-таки взял себя в руки в последний момент… Это большая коллекция, 30 единиц, моделям делают чёлки, обувь осенняя. Много было волнений – смотрю, модель по подиуму идёт, а шлейфа не видно, руки голые, задом наперёд вещь надела! Оказалось, она ни при чём. Это я бирку не туда пришил! Но никто не заметил, сочли за оригинальность решения. Люблю вещи-трансформеры, и многое из «Осеннего поцелуя» можно надеть, завязав на разные лады – оставить висеть на одном плече, платье носить как юбку. Будем считать, что показал одним трансформером больше…

Ты начинал как модель в Москве у Вячеслава Зайцева, а потом вас с ним сводила судьба, когда пришла уже дизайнерская известность?

– Однажды я приезжал к нему на конкурс Ламановой, лет 8 назад. Поздоровались, но особо не общались. Что он, что Юдашкин были первопроходцами в своё время, спасибо им за это, но сейчас это центры огромных индустрий, за них рисуют другие, поглощённые модным бизнесом, работают на их бренды. Я бы так не хотел, я рисовать не перестану. У меня есть помощница Лариса Морозова, мы можем вместе кроить и шить, не всегда воспринимаю её инициативу, всегда отстаиваю свою идею, в итоге должно быть по-моему.

Молодые дизайнеры  часто показывают эскизы, и я, наверное, обижаю тем, что честно признаюсь: мне не нравится. Но я же могу ошибаться, сделайте и покажите готовый результат, продемонстрируйте идею. На «Временах года» у нас был дизайнер, который сделал коллекцию из спичек, там были  юбочки и крылья, так итальянцы, которых он удивил фактурой, выкупили идею и запустили в производство ткань со «спичечным» принтом. Это успех, а твердить: «Я так вижу», может каждый…

 

Автор: Мария Гудыма

6
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».