Главная / Интервью

 

Хроника дня

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Бывалый одесский странник-пилигрим Сергей Рогачёв — о грандиозном и беспрецедентном путешествии на Памир: «ковбойские» степи и соляные бури, змеиные колодцы и козлиные черепа, казахское бездорожье и узбекская старина, пьяная свадьба и могила Тамерлана.

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Расскажите о том, что побудило вас отправиться в столь грандиозную поездку. Сколько времени заняла подготовка? С какими трудностями пришлось столкнуться на первых порах?

— Изначально мы с друзьями собирались на Байкал, но потом почитали, что пишут на просторах сети знающие люди, на собственном опыте испытавшие все прелести путешествия по местному бездорожью, и решили придумать вариант попроще. В итоге конечной целью путешествия был выбран Памир, а в качестве средства передвижения — джип Pajero, с которым предварительно была проведён целый ряд технических усовершенствований: увеличили клиренс, установили лебёдку и «люстру» на крышу. И вот, в памятный день 10 июня, захватив в дорогу кучу припасов, в том числе ведро американского сухпайка и три бутылки виски, а ещё тент, лопату и траки, чтоб подкладывать под колёса на случай увязания в болоте, мы втроём уселись в экипированный по всем правилам джип и покатили навстречу приключениям.

До Белгорода ехали без остановок и ночёвок: один человек спал, другой сидел за рулём, третий исполнял обязанности вперёдсмотрящего и бортового штурмана. Границу проехали без забот и хлопот — единственной задержкой стало оформление транспортного средства, для которой пограничникам зачем-то понадобились украинские паспорта, которых ни у кого из нас не оказалось, но за двадцатку «зелени» вопрос удалось решить в течение получаса. В Белгороде перекусили в украинском ресторане и двинулись дальше — через Воронеж на Уральск в Казахстан. За четыре недели предстояло преодолеть порядка 15 тысяч километров — так что график был довольно плотный. 

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

— Как начались ваши приключения? Каковы наиболее яркие впечатления первых дней путешествия? Какие сюрпризы поджидали вас в казахских степях?

— Казахстан встретил нас совершенно убитыми дорогами: километров за 200 до границы дороги, по большому счёту, вообще закончились — хотя обратно мы ехали другим путём, и там состояние асфальта было вполне приемлемым. Забегая вперёд, скажу, что в России в основном хорошие дороги, в Киргизии — просто первоклассные, в Казахстане по большей части средние, хотя при этом строят много новых, в Узбекистане дорог между городами вообще нет — мы ехали по земле рядом с убитым асфальтом. А вот в Таджикистане ситуация двоякая: до Памира всё вполне прилично, а непосредственно в горах пролегает очень живописный, но совершенно разбитый тракт, передвигаться по которому даже на внедорожнике приходилось со скоростью от силы 20 км/ч — велосипедисты, кажется, и то быстрее гоняли.

На границе с Казахстаном тоже никаких вопросов не возникло — заплатили дорожный сбор и чинно-благородно поехали дальше. Первую ночь провели на солончаках в окрестностях посёлка Мангистау неподалёку от Каспийского моря. Спать на солончаках — самое милое дело: земля относительно мягкая, поверхность её сравнительно ровная, никаких опасных животных поблизости — в общем, не жизнь, а песня. Это, по сути, бывшее дно Каспия — нефтегазоносный район, окружённый остатками выветрившихся известковых гор, среди которых расположено множество цементных заводов. И такие солончаки в пути встречались достаточно часто.

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»
Закат на солончаках

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Степные казахские пейзажи очень напоминают ландшафты из легендарных американских вестернов — так и кажется, что сейчас из-за поворота покажется многозначительный прищур Клинта Иствуда, а вслед за ним поскачет шайка крепких парней в широкополых шляпах, пёстрых мексиканских накидках, с бахромой на потёртых штанах и револьверами за поясом. Классическую ковбойскую идиллию — пыльная равнина, растрескавшаяся земля, монолитные глыбы гор на горизонте, потрясающие закаты и рассветы — разбавляют разве что современные мусульманские кладбища, достаточно типичные для Средней Азии. А вообще места там и вправду дикие: дорог на Google-картах нет, так что ориентироваться приходится исключительно по спутниковым фотографиям, никакая легковушка по здешним колдобинам и буеракам не проедет — только джип или военная техника. Так что, перефразируя классика, не всякий турист забредёт в казахскую степь — иногда мы целыми сутками не встречали на дороге ни единого человека!

Чрезвычайно красива местная природа: горы, небо, бескрайняя степь, переходящая местами в совсем уж безводную пустыню с песчаными дюнами — отличные фотографии получаются, даже если снимать прямо на ходу, не вылезая из машины. Правда, днём там невероятно жарко — порядка 35-40 градусов, без кондиционера в машине наверняка пришлось бы очень туго. Зато ночью в горах температура опускается до плюс шести!

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

На третью ночь, 15 июня, мы снова решили заночевать возле моря — но тут вдруг оказалось, что выбранное для стоянки место просто-таки кишит змеями: пройдя метров 20 вдоль берега, я насчитал штук 20 змей! Причём отнюдь не безобидных ужиков — в тех местах водятся, в том числе, ядовитые гадюки. Разумеется, мы немедленно дали дёру из этого змеиного колодца — только колёса засверкали: переехали на расположенную поблизости туристическую стоянку, поставили палатку, легли спать. А наутро пошли прогуляться по окрестностям и своими глазами убедились, что змеи в здешних краях отнюдь не редкость: их там на камнях, как голубей на городской площади, — видимо-невидимо, целые клубки. Соблюдая всяческую осторожность, искупались в Каспие — вода, несмотря на жару, была градусов 16 — и двинулись дальше.

Вообще за всё время путешествия нам удалось повидать огромное количество разнообразной живности: верблюды, лошади, овцы, ежи, тушканчики, зайцы, лисицы, какие-то неведомые рыжие сусликообразные грызуны с большими хвостами, здоровенные ящерицы, кого не видели — так это разве что горных козлов, только черепа вдоль дороги валялись. А в гостинце таджикского города Хорог нам довелось увидеть гордость и красу местных спортивных состязаний — боевую куропатку!

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»
Берег Каспийского моря и купающаяся змея

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

— Как был организован ваш дорожный быт? Что составляло основу повседневного рациона?

— Скажем прямо: мы все трое за последние пару лет немного располнели, так что умеренное до скудного питание в течение месяца пошло только на пользу! В основном это были завтрак и ужин: днём перебивались закупленными впрок замечательными местными кисломолочными продуктами — кефиром, простоквашей, сметаной, а также газированными кисломолочными напитками айран и тан, представляющими собой смесь козьего, коровьего и овечьего, а то и верблюжьего молока с добавлением дрожжей. На завтрак обычно ели фрукты или ту же кисломолочку, на ужин на портативной газовой плитке варили различные кашки, запаривали гречку, пили кофе, а вот костёр жгли всего один раз за всё путешествие. Американский сухпаёк на поверку оказался дико концентрированным: одной разбавленной водой порции весом 250 грамм с лихвой хватает на трёх человек, но мы один раз попробовали и бросили. Захваченными из дому консервами тоже не злоупотребляли — да так, что половину вообще привезли назад! В среднем каждые пару дней нам попадались города, селения и прочие очаги культуры, так что проблем с едой не возникало — по дороге можно было купить всё, что нужно, в том числе знакомые и привычные глазу украинские продукты — водку «Хортица», консервы «Верес». Даже если не успевали доехать до очередного посёлка, просто падали и засыпали, дорога очень сильно выматывала. Ночевали в палатке на надувном матрасе, воздух накачивали с помощью компрессора — замечательная штука, всем рекомендую.

Неотъемлемой спутницей нашего путешествия по казахским и узбекским степям была также пыль: огромные её наслоения за пару часов превращали машину в передвижную гробницу фараона, целые килограммы пыли насыпались в багажник, так что на попадающихся по пути мойках приходилось не только тщательно отмываться, но и пылесосить салон. Впрочем, со временем мы привыкли и относились к подобным неудобствам философски — чему быть, того не миновать.

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

— Как встретил вас Узбекистан? Какие впечатления остались от посещения этой древней восточной страны? Какие испытания выпали здесь на долю одесских путешественников?

— Границу опять-таки прошли нормально — хотя на этот раз машину всё-таки проверили. Хотели было заночевать возле Аральского моря — до него оставалось порядка 70 километров, но тут стемнело, мы, по-видимому, сбились с дороги и уткнулись в местную тюрьму, разминуться с которой не получилось — нас попросту не пустили ехать дальше. Так что пришлось укладываться прямо в поле возле тюрьмы! Аральское море, которого мы всё же достигли на следующий день, 17 июня — очень солёное, вроде нашего Куяльника, утонуть в нём нереально, но вода прозрачная, хотя дно действительно очень сильно оголилось, обнажив крупные залежи соли, спёкшиеся на жаре сплошной коркой. Вместе с тем ездить по соляному дну всё равно не стоит: мы попытались, но чуть было не увязли. Здесь же случилась первая и, к счастью, последняя за всё время путешествия поломка: выехав на дорогу после неудачного «дрифтинга» по высохшему морскому дну, мы обнаружили, что поворотники у нас не горят. Оказалось, полетели предохранители: от удара о дно очередной соляной ямы на фаркопе погнулась вилка, в результате чего замкнуло всю электрику. Добравшись до ближайшего города под названием Нукус, мы попытались найти электрика, но завидев огромную очередь, решили, что управимся своими силами: отрезали вилку, поменяли предохранители — и всё заработало! Вдобавок ещё продули воздушные фильтры, напрочь забитые бездорожной казахской пылью, и двинулись дальше.

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Вообще на узбекских дорогах, помимо уже привычной пыли, нам часто встречались куда более внушительные пылевые вихри и смерчи, живо напоминающие джиннов из восточных сказок — ни дать ни взять эдакие неуловимые степные кочевники: к такому вихрю пытаешься подъехать поближе, а он вдруг раз — и исчез! Сразу целую отару смерчей нам довелось повидать на берегу Арала: издалека всё это ветряное буйство выглядело как пылевая, а вернее сказать, соляная буря!

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

В Узбекистане наш путь лежал через Нукус, Хиву и Бухару в Ургенч и Самарканд. Несколько раз пересекали Амударью — одну из крупнейших рек Средней Азии, видели как дети там купаются, но самим лезть в холодную и мутную воду была неохота. Хива — большой древний город: основная часть старинных зданий сосредоточены в центре, за старыми крепостными стенами, все дома отреставрированы, выглядят ухоженно и красиво. Повсюду стоят минареты и мечети — христианских церквей я вообще не видел, хотя, в общем и целом, страна вполне светская. Туризм вроде бы процветает, но блага цивилизации, привычные глазу европейского человека, встречаются довольно редко. Ургенч — на первый взгляд небольшой провинциальный городишко, но движение на улицах там шестиполосное: самые популярные среди местного населения машины, как впрочем и во всём Узбекистане, — Daewoo Chevrolet белого цвета, совершенно одинаковые. На полпути из Хивы в Бухару нам попался музей петроглифов под открытым небом — наскальные рисунки, снабжённые разъяснительными табличками: самые древние «загорают» под ярким южным солнцем вот уже около 10 тысяч лет, но есть и значительно более поздние.

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»
Хива

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»
Петроглифы

В Самарканд приехали под вечер 20 июня с единственным желанием — тихо-мирно поужинать и лечь спать, вышли в город и увидели огромное количество нарядно одетых детей школьного возраста. Подумали, что у них, наверное, выпускной, решили одним глазком взглянуть — и попали на свадьбу! В итоге нас чуть ли не силой затащили за стол и за какой-нибудь час напоили в хлам хорошей местной водкой: узбеки, как мы выяснили на собственном горьком опыте, пьют ничуть не меньше нашего. Помимо нас, за столом сидел немец с женой, которая — вот ведь действительно большая деревня! — раньше жила в Одессе. Правда, её супруга в компании, по сути, уже не было — он гулял на свадьбе целый день и к вечеру находился в весьма плачевном состоянии. Так что нам ещё повезло — мы попали туда под самый конец! Через час торжественное мероприятие подошло к концу, и мы, поблагодарив чрезмерно радушных хозяев за угощение, неверной походкой отправились в гостиницу, придерживаясь за древние стены и распевая народные песни. Интересно, что вполне приличные двух- и трёхместные гостиничные номера в самом центре Самарканда стоят от 40 до 80 долларов в сутки.

Вообще по всей Средней Азии цены на большинство товаров и услуг, по сравнению с нашими, довольно низкие. Бензин, к примеру, дешевле раза в два, газ вообще стоит копейки. Зато неожиданной проблемой стало дизтопливо, которое там встречается довольно редко. Это потом уже мы поднаторели в местных раскладах и стали заправляться в заведениях под названием чайхана — излюбленных местах отдыха дальнобойщиков.

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Разумеется, на следующий день после свадьбы никто из нас был не в состоянии садиться за руль, поэтому в качестве провожатого для осмотра достопримечательностей Самарканда был нанят местный таксист, по совместительству исполнявший обязанности гида. Больше всего нас заинтересовала гробница известного завоевателя и национального узбекского героя Тамерлана — мавзолей Гур-Эмир, построенный в начале XV века, место массового паломничества — там бывает до 40 тысяч человек в день. Правда, выставленные на всеобщее обозрение надгробия являются фальшивыми — настоящие могилы Тимура и его семьи находятся внизу, в склепе, и туда никого не пускают.

Зато, пожалуй, наиболее приятные воспоминания об Узбекистане связаны с дегустацией восхитительного местного плова с тушёными перцами и сливами. Интересно, что здесь его едят только утром, до обеда: считается, что плов — очень тяжёлая пища, поэтому ближе к вечеру даже и искать не стоит — нигде не продают. То есть употреблять алкоголь в огромных дозах — это пожалуйста, а закусывать пловом — ни-ни! Утром же такое удовольствие в одном из лучших ресторанов Самарканда обошлось нам всего в 15$ на четверых — причём порции подали огромные, мы еле-еле их осилили.

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Средняя Азия глазами одессита. Часть 1. «В казахской степи можно снимать вестерны, а в узбекской — сказки про джиннов»

Продолжение следует…

Беседовал Дмитрий Остапов

22
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...