Главная / Интервью

Хроника дня

Вадим Новинский: мы должны выбрать тех, кто будет думать об украинском народе

На днях в Одессе побывал с визитом народный депутат Вадим Новинский, давший блиц-интервью нескольким одесским журналистам в студии телеканала «Репортёр».

С лидером фракции «Оппозиционного блока» в ВР, кандидатом в президенты от которого является Александр Вилкул, общались ведущий «Репортёра» Григорий Блайда, главный редактор «Вечерней Одессы», Олег Суслов, главред издания «Деловая Одесса» Елена Жура, а также ваш покорный слуга - редактор интернет-издания ТАЙМЕР Юрий Ткачёв. Текстовую версию интервью ТАЙМЕР публикует сегодня.

Вадим Новинский: мы должны выбрать тех, кто будет думать об украинском народе

Григорий Блайда (Г.Б.): Позвольте первый вопрос от меня. «Оппозиционный блок» заявил о старте проекта под названием «Народный импичмент президенту». Ну, во-первых, поясните, чем он отличается от конституционного парламентского импичмента – в чём ключевые отличия? И как вы оцениваете шансы на его успешную реализацию, учитывая тот факт, что президент Порошенко попытался, ну или по факту подмял под себя ключевые органы власти, от которых, возможно, зависело бы его успешное проведение?

– Власть в Украине принадлежит народу. И я уверен в том, что акция под названием «Народный импичмент» будет успешна. Мы все были свидетелями того, как в минувший понедельник в одной из телепередач были озвучены факты коррупции в «Укроборонпроме», и многие в парламенте по этому поводу стали сразу предлагать проведение импичмента по процедуре, прописанной в Конституции. Но до выборов президента осталось 30 дней. Сама процедура импичмента – очень долгая, и, если по ней идти, будет длиться полтора-два года. Мы очень надеемся на то, что после 31 марта у страны будет другой президент. Поэтому мы объявили о том, что начинаем акцию под названием «Народный импичмент». И призываем всех граждан Украины ответить Петру Порошенко на выборах своим веским словом. Потому что у нас только народ является источником власти: именно народу президент должен будет дать ответ за всё то, что происходило в нашей стране последние 5 лет. Мы уверены в успехе этой акции: она завершится неизбежным для Петра Порошенко исходом – отставкой и уходом с поста президента. Президент Порошенко не выполнил ни одного из своих обещаний, которые давал украинскому народу на выборах в 2014 году. Ключевые из них, я напомню, – это «война будет остановлена за две недели», и второе - «страна будет жить по-новому». Война идёт уже почти 5 лет: тысячи погибших, разрушенная Украина, и конца-краю этой войне нет. И страна живёт по-новому – гораздо хуже, чем в 2013 году. Об этом говорят все экономические показатели в стране. Живёт по-новому только ближайшее окружение президента Порошенко: они действительно живут гораздо лучше. Поэтому народ Украины даст свой ответ, и проведёт процедуру народного импичмента на выборах президента.

Олег Суслов (О.С.): – В этом году непомерно много кандидатов президенты. Сколько программ вы лично прочитали, и как вы можете охарактеризовать уровень политической риторики, популизма, реальности выполнения, обещанного в этих программах?

– Я не читал все 44 программы, я читал только одну, и принимал участие в её написании – это программа кандидата от партии «Оппозиционный блок – Партия мира и развития» Александра Юрьевича Вилкула. Я уверен, что она реализуема. Цель этой программы – мир и развитие. Мира можно достигнуть за достаточно короткий промежуток времени, имея политическую волю и политическую смелость. Без мира у нас не будет развития экономики. Кто бы ни говорил, что во время военных действий у нас будет расти экономика – это полный обман. А без ее роста и развития невозможно благополучие украинцев. По данным правительства, экономический рост составляет 2-3 процента, но я уверен: это неправда и манипуляции со статистикой, это больше похоже на инфляционный рост экономики. Но даже по оценкам Кабмина, чтобы прийти к уровню 2013 года, мы должны работать ещё 30 лет! Столько ждать страна не может! Поэтому главное условие развития экономики – мир. Только развивая экономику, мы можем прийти к успешной стране, где люди будут жить благополучно.

Вадим Новинский: мы должны выбрать тех, кто будет думать об украинском народе

Елена Жура (Е.Ж.): – Я задам вам церковный вопрос. Судя по тем событиям, которые происходят в православии, первый удар по каноническому православию был успешно отбит, но остаётся острый вопрос и опасность церковного рейдерства. Как он может быть решён в нашей стране при теперешних обстоятельствах, и как ваша политическая сила будет противостоять дальнейшим попыткам отобрать наши лавры, монастыри, храмы?

– Мы – единственная парламентская политическая сила в стране - «Оппозиционный блок – Партия мира и развития», - которая выступала и выступает за поддержку канонического православия, за поддержку нашей Украинской православной церкви. Это церковь украинского народа, в которой служат архиереи и священники-украинцы, ее верующие – тоже украинцы. И центр её находится в городе Киеве, а не где-то в другом месте. Те антицерковные законы, которые принимались в Верховной Раде, и та ситуация с вторжением государства в церковные вопросы, — это исключительно предвыборная компания одного кандидата – Петра Порошенко. Он понимал, что ему не в чем отчитываться перед украинским обществом, и решил создать псевдо-церковь. Но то, что он создал – это не церковь, это политическая организация с религиозным названием, и церковью она никогда не станет, потому что там благодати нет. Церковь каноническая – это Украинская православная церковь, которая ведёт своё начало с 988 года: 1030 лет Крещения Руси мы праздновали в прошлом году. Мы – единственная фракция, которая не поддержала ни один из законопроектов против УПЦ. «Оппозиционный блок» оспаривает в Конституционном Суде закон о насильственном переименовании  УПЦ и закон об обеспечении рейдерства храмов в пользу вновь созданной при помощи Петра Порошенко и силовиков церкви под названием Православная церковь Украины, потому что они полностью противоречат Конституции: Основной закон прямо запрещает государству вмешиваться в церковные дела и дискриминировать кого-либо по любому признаку, в том числе религиозному. Кроме того, оба законопроекта голосовались с нарушением конституционной процедуры –  были зафиксированы случаи кнопкодавства. После получения так называемого томоса мы видели, как государство при помощи правоохранителей и местных органов власти загоняет верующих в ПЦУ. Заводятся уголовные дела на священнослужителей и архиереев нашей церкви, их вызывают на допросы, проводятся многочисленные обыски, особенно на Западной Украине. Идёт давление на верующих: организована массированная лживая кампания в средствах массовой информации. Мы слышим ложь из уст первых лиц государства в отношении УПЦ: это фактически, хула на Духа Святого – то, что они делают сейчас. Мы защищали, защищаем и будем защищать каждый храм, каждого священника, каждого архиерея, которые будут подвергаться гонениям со стороны государства. И мы это уже делаем сейчас: группа юристов защищает приходы нашей церкви, и делает так, чтобы справедливость была восстановлена.

Как проходят так называемые собрания религиозных общин? Приходит глава района, или глава сельсовета, собирает сельский сход, который называют собранием религиозной общины. Но из 1000 жителей села в храм может быть ходят человек 200. Собирают эту тысячу человек, в том числе представителей других конфессий и просто неверующих людей, которые в храм никогда в жизни не заходили. На каждом таком собрании присутствуют представители силовых органов, в первую очередь подконтрольной президенту Службы безопасности Украины. Проводят свои собрания, в основном построенные на лжи и неправде в отношении канонической УПЦ. Она подвергается всяческим обвинениям: в ход идут такие грубые выражения, как «московские попы», «КГБшники». И, конечно же, когда задают вопрос «Вы за московскую церковь или за украинскую?», все голосуют за украинскую, и власти собирают подписи. Но это абсолютно незаконное действие. После этого собираются верующие люди, которые действительно ходят в храм и проводят свои собрания, и юридически путём через суды защищают свои храмы. Те данные, которые сейчас озвучивает государственная пропаганда – о том, что 250-300 храмов перешли в ПЦУ, – это неправда. Есть случаи перехода приходов, в основном на Западной Украине. Есть и случаи перехода священников, которые опять же подвергаются давлению, всегда есть предатели – что поделаешь?! Но, к счастью, их очень мало. Поэтому вся пропаганда и весь большевистский напор в отношении нашей церкви провалились. Всё проводилось под патронатом Петра Порошенко и больше никого – это я могу вам совершенно твёрдо сказать. Хотели сделать такую большевистскую коллективизацию: получили томос, Порошенко едет с ним в какую-то область, и ему должны были тут же все отчитаться, сколько приходов после его появления перешли в новосозданную структуру. Но всё оказалось пшиком! Перешло какое-то количество приходов, но в основном это были приходы в ведомственных структурах - Министерства обороны, Министерства внутренних дел, здравоохранения и образования – в университетах, институтах, госпиталях. Там просто приказом главврача, ректора или командира части приходы переподчинялись. Но и структуры раскольников не ликвидированы: есть так называемая Украинская православная церковь Киевского патриархата, есть так называемая УАПЦ, и зарегистрирована ПЦУ — вот сколько создано юрисдикций в результате так называемой церковной реформы президента Порошенко. Я уверен в том, что президенты приходят и уходят, и этот президент уйдёт, а Церковь была, есть и будет! Она за свою более чем тысячелетнюю историю пережила огромное количество правителей, и все пытались её подмять под себя, но никому этого не удалось сделать. Наша церковь была, есть и будет домом Христовым, домом Благодати Божьей, и нигде в другом месте этого не будет, что бы ни пытался сделать Порошенко и его ближайшее окружение.

Юрий Ткачёв (Ю.Т.): – У нас довольно давно стоит насущная проблема с людьми, которые в 2014-2015 годах оказались за решёткой, зачастую по достаточно серьёзным обвинениям. Но по каким-то причинам эти люди 4-5 лет остаются под стражей без суда и приговора. Следствие, а точнее судебные слушания по их делам проводятся, скажем так, весьма неспешно: люди могут по году сидеть вообще без единого заседания, разве что им раз в два месяца продлевают меру пресечения. Есть ли у вас какое-то видение, как должна решиться судьба этих людей?

– Кого вы имеете в виду, осужденных по каким статьям? Есть же те, кто находится в камерах предварительного заключения по каким-т тяжёлым статьям, убийство или что-то ещё…

Ю.Т.: – Нет, я имею ввиду политические статьи.

– Вопиющий пример того, о чём вы сказали – это судьба Александра Сергеевича Ефремова, который находится за решёткой уже более двух с половиной лет – с августа 2016 года. Нет ни одного доказательства его вины! Но Генеральная прокуратура, следователи и наши суды, которые, опять же, в результате судебной реформы переподчинены Администрации Президента и руководятся оттуда, его упорно <оставляют под стражей – ред.>. И он находится за решёткой до сих пор: ему опять в конце января продлили меру пресечения на два месяца – и так происходит уже 18-й раз. Если бы у нас действовала презумпция невиновности, и суды и ГПУ руководствовались бы принципом законности, а не правом сильного и желанием Луценко или Порошенко кого-то наказать по политическим мотивам, то Ефремов вообще не был бы задержан. Но суд находится под давлением силовых структур – в первую очередь СБУ и Генеральной прокуратуры. Помните, был такой судья Киреев, который осудил когда-то Тимошенко? Они забывают судьбу всех тех, кто нарушает закон, злоупотребляет служебным положением, выносит несправедливые приговоры, фабрикует уголовные дела по политическим мотивам. Я знаю это на себе: против меня, моего ближайшего окружения, компаний, где я являюсь акционером, заведено 75 уголовных дел. В 2016-207 годах я ходил в Генеральную прокуратуру как на работу, давал показания по тем или иным вопросам. Ни одно дело в отношении меня не передано в суд – потому что оно там рассыплется.

Г.Б.: – Давайте поговорим о ключевой по мнению абсолютного большинства украинцев в нашей стране проблеме – о войне на Донбассе. Ваша политическая сила и вы лично являетесь ярым сторонником мирного урегулирования ситуации на востоке Украины. В отличие, кстати, от ваших политических оппонентов, которые строят свою предвыборную риторику именно на агрессии. Каким образом вы видите урегулирование конфликта на Донбассе? Готовы ли вы и ваши однопартийцы в случае успешного результата на выборах ехать на переговоры с Донецком, с Москвой для того, чтобы решить ситуацию? На каких условиях вы это готовы сделать и чем можете пожертвовать ради того, чтобы в Украине всё-таки наступил мир?

– Действительно, мы единственная политическая сила, которая, когда были подписаны Минские соглашения, сразу же их поддержала. Это совпадало с нашим видением того, как должна быть урегулирована та война, которая происходит на востоке Украины. К сожалению, четыре года прошло с момента подписания Минских соглашений, но они до сих пор не выполнены – ни по одному пункту. Идут взаимные обвинения – Украина обвиняет Россию, Россия обвиняет Украину в том, что соглашения не выполняются по той или иной причине. Но у любого договора есть две стороны, и обе стороны виноваты в невыполнении. Я говорю сейчас с нашей, украинской стороны: нельзя обвинять только Россию, мы тоже виноваты в том, что соглашения эти не выполняются. Надо иметь политическую волю и политическую смелость пойти по этому пути и выполнить Минские соглашения: другого пути не существует! В любых конфликтах, которые урегулировались во всём мире, прописан примерно такой же механизм, как и в Минских соглашениях. Проанализируйте хорватский опыт урегулирования политического конфликта – там всё то же самое: разведение противоборствующих сторон, отвод тяжёлых вооружений, затем амнистия, принятие закона о выборах, выборы по согласованной со всеми сторонами схеме, и потом уже социально-экономическая реабилитация территорий и постепенная интеграция в общее государственное пространство. То же самое везде проходили – это мировой опыт, и другого ничего не придумаешь. Есть базовые Минские соглашения – это дорожная карта: какие-то пункты можно усовершенствовать, вводить непротиворечащие им положения. Было предложение о введении миротворческого контингента, который бы смог обеспечить разведение противоборствующих сторон на безопасное расстояние и отведение тяжёлых вооружений. Но после того, как было такое предложение, наша сторона и президент Порошенко стали жёстко на позицию: необходимо, чтобы миротворцы зашли сразу на всю территорию, неподконтрольную сейчас, включая госграницу. Но на это никто не пойдёт – нужно искать компромисс в этом вопросе. Мы считаем и глубоко убеждены, что миротворцы должны войти с максимально широким мандатом именно на линию разграничения, чтобы прекратить горячую фазу конфликта, чтобы перестали гибнуть украинцы. Каждый день мы слышим, что на линии соприкосновения или кто-то ранен, или кто-то погиб. Хватит лить кровь – нужно заняться мирным урегулированием! После того как будут реализованы первые четыре пункта Минских соглашений, необходимо принимать те законы, которые прописаны в рамках политической части: закон об амнистии тех, кто не совершал тяжких преступлений, согласованный закон о выборах местных органов власти, социально-экономическая реабилитация территории. То, что там пенсии не выплачиваются, социальные пособия не выплачиваются – <это недопустимо, ред.>. Введена блокада, преступная с нашей точки зрения, как в отношении украинского государства, так и временно неподконтрольных территорий. И после этого – проведение выборов, формирование местных органов власти и постепенно, по мере исполнения политической части Минских соглашений, – чтобы миротворцы распространялись на всю территорию Донбасса, включая госграницу. Я изучал хорватский опыт, мы проводили в Загребе специальную конференцию с хорватскими политиками, которые претворяли все эти шаги в жизнь в 90-х годах. Они говорили так: первое необходимое условие достижение мира политическим путём – это политическая воля руководства страны! Без этого ничего невозможно. А когда у нас руководство страны получает выгоду от того, что военные действия продолжаются, чего можно ждать? Ведь на войну можно списать всё: весь свой непрофессионализм, всю свою коррупцию, как мы видели с «Укроборонпромом». И это ещё только маленькая верхушка айсберга – а что там будет, если копнуть глубже, мы ещё не раз удивимся после смены власти. И последний момент: нынешнему руководству страны – ни президенту, ни правительству, ни коалиции в парламенте – невыгодно, чтобы временно неподконтрольные территории вернулись обратно в законодательное поле Украины. Потому что тогда они будут принимать участие в выборах. А всем понятно, что за эту власть жители Донбасса точно не будут голосовать никогда! Им это просто не выгодно политически. И они (нынешнее руководство страны, - ред.) руководствуются исключительно политическими соображениями своих партий, а не судьбой страны!


Вадим Новинский: мы должны выбрать тех, кто будет думать об украинском народе

О.С.: – Я хотел бы попросить вас вернуться к работе парламента. Хотелось бы уточнить, когда, по вашему мнению, может быть исправлена сегодняшняя ситуация, когда представители «Оппозиционного блока» не возглавляют ни один парламентский комитет. Какие комитеты могла бы возглавить ваша политическая сила – чтобы мы говорили, что у нас есть демократия?

– В любой стране мира оппозиция всегда выполняет контролирующую по отношению к власти функцию. И мы помним: даже в истории нашего парламентаризма оппозиция возглавляла бюджетный комитет, регламентный комитет и комитет по средствам массовой информации. Но вдруг наша очень демократичная коалиция под названием «Европейская Украина» решила в 2014 году, что оппозиции не надо выделять ничего. Хотя нам было обещано, что будет принят закон об оппозиции. Кстати говоря, мониторинговая миссия Пета Кокса от Европарламента наработала Дорожную карту – рекомендации, как сделать так, чтобы приблизить парламентаризм в Украине к европейским образцам. Там, среди прочих рекомендаций, прописано, чтобы был принят закон об оппозиции, который чётко бы описывал права оппозиции и права коалиции, и тогда всё было бы понятно. Но у нас полный произвол коалиции: партии, имеющие 2-3% рейтинг доверия граждан Украины, разделили власть и вершат судьбы всей страны. Давным-давно нужно было разогнать этот парламент, избранный в условиях войны, и избрать новый, который бы решил главные для Украины задачи, а не принимал законы, разделяющие наше общество по языковому, религиозному, региональному признакам, по отношению к истории и так далее. У нас общество разделено и, к сожалению, этот раскол только углубляется, пропасть между людьми увеличивается. Нужно принимать законы, которые, наоборот, будут объединять общество! К сожалению, этого не происходит. Когда пройдут парламентские выборы, я верю, что народ Украины изберёт уже другой парламент, который будет думать об украинцах и отвечать на самые серьёзные вызовы, которые стоят перед нашей страной и обществом. В первую очередь это проблема мира, только после этого можно говорить о развитии. 

Е.Ж.: – Вадим Владиславович, вернёмся к вопросу давления на вас. Мы совсем недавно лицезрели картину, как во время одного из пленарных заседаний Верховной Рады спикер Андрей Парубий очень жёстко отреагировал на ваше замечание, и была очень нелицеприятная ситуация. Скажите нам, пожалуйста, часто ли вам поступают угрозы, часто ли приходится сталкиваться с таким непарламентским поведением, и как вы вообще противостоите этому? Можно ли этому сейчас как-то противостоять?

– То, что касается инцидента, который произошёл во время обсуждения законопроекта о рейдерстве храмов УПЦ в пользу ПЦУ, я вам честно скажу: я не слышал, что он сказал. Я к нему подошёл и говорил о том, что он нарушает базовые статьи Конституции и закон о Регламенте ВР, который он обязан соблюдать. Когда только со второго или третьего раза прошёл этот закон – первый раз не проголосовали, второй раз, я пошёл в президиум и стал спикеру об этом говорить: «Снимайте этот закон. Потому что вы не имеет права больше ставить его на голосование – он должен быть просто снят с рассмотрения». То, что он мне ответил, я не слышал – даю вам слово! Я узнал об этом только от журналистов, которые задали мне вопрос при выходе из зала. Если бы я слышал – наверное, как-нибудь ответил бы ему на это несмотря на то, что нас слишком мало в зале Верховной Рады. Знаете, когда человек прибегает к хамству – это не признак ума, это признак его отсутствия! И когда проявляют хамство – значит не о чем говорить, нет аргументов. Я привык вести дискуссию в цивилизованном русле. Во время цивилизованной дискуссии нужно всегда предъявлять свои знания, умения и аргументы. Когда этого нет, когда нечем аргументировать – прибегают либо к грубой силе, либо к пещерному хамству. Но мне не впервой. Когда и Петр Порошенко, и Андрей Парубий говорят что-то подобное в мой адрес – значит, я всё правильно делаю, защищая интересы украинского народа.

Г.Б.: – Давайте о судьбе вашей партии, ваших бывших коллег. Пропасть между представителями некогда мощного и монолитного бело-голубого лагеря, к сожалению, увеличивается. Поясните, кто, с вашей точки зрения, стал инициатором, кто первый высказал мнение, что необходимо отделиться и разойтись? И второй момент: вы понимаете, что неотвратимыми последствиями этого раскола может стать то, что в совокупности ваша партия наберёт, возможно, меньше голосов на предстоящих парламентских выборах, нежели имеется сейчас? Как вы оцениваете вообще эту ситуацию с расколом в «Оппозиционном блоке»?

– Никакого раскола нет. Это неправильная интерпретация того, что произошло. Давайте вспомним историю. «Оппозиционный блок» был образован в сентябре 2014 года – перед выборами в парламент. В него вошли разные политические силы, и мы набрали около 10% голосов. Мы были все вместе, прошли непростой путь в политической жизни, в очень непростых условиях. Затем кому-то захотелось создать свою партию. Первым вышел из партии Вадим Рабинович, который вместе с Евгением Мураевым создал партию «За життя», и стал нас жёстко критиковать. Мы все помним жёсткую дискуссию между Вадимом Рабиновичем и Сергеем Лёвочкиным: как они, не выбирая выражений пытались обвинять друг друга в разных смертных грехах. Затем Евгений Мураев вышел уже из партии «За життя», создал свою партию «Наши» – дробление продолжилось. В конце концов, мы стали свидетелями неожиданного кульбита, когда Вадим Рабинович и Сергей Лёвочкин вдруг помирились, и решили говорить о каком-то объединении. Мы тогда сказали: мы все были вместе, в партии «Оппозиционный блок» – пожалуйста, возвращайтесь, мы готовы к тому, чтобы опять быть вместе. Не мы же уходили из «Оппозиционного блока», наоборот, мы были в партии и выполняли то, что нам поручили наши избиратели. За нас же голосовали люди, за всех нас – зачем уходить, фактически предавать своих избирателей, создавать что-то другое, какую-то альтернативу? Кому это было выгодно, кому это было нужно, скажите? Я на протяжении четырёх лет пытался сделать так, чтобы мы были едины, и выступал в роли клея для нашей партии. Сделал очень много, чтобы у нас никакого раскола не произошло – его и сейчас нет. Затем Юрий Бойко и Сергей Лёвочкин решили пойти на объединение с Вадимом Рабиновичем, не спросив ни у кого на это согласие. Помню, как в начале сентября сначала Вадим Рабинович заявил, что всем нужно объединяться. Тот же Сергей Лёвочкин через три часа сказал, что он готов, и нужно сделать всё для этого. Я тогда выступил с заявлением и сказал: да, объединение всех здоровых, прогрессивных оппозиционных сил – это правильно! Но давайте для начала соберём политсовет партии, потом съезд партии, получим мандат на переговоры, и только после этого перейдём к практическим шагам. Не надо ставить телегу впереди лошади! Но на это почему-то никто не пошёл. После этого нас поставили перед фактом, что Юрий Бойко и Вадим Рабинович подписывают соглашение в кулуарах Верховной Рады. Назвали это объединение сначала «За життя – Оппозиционный блок», но аббревиатура оказалась не совсем красивая, потом поменяли название. Но мы же никуда не уходили! Мы как были в партии «Оппозиционный блок», так в ней и остались. Мы остались верны своим избирателям! Кто-то захотел выйти – пожалуйста, выходите, но кому это выгодно? Нашей партии и нашим избирателям – точно не выгодно. Это выгодно только Банковой. Я могу сказать совершенно чётко, что вот это объединение «Оппозиционная платформа – За життя» – они работают в пользу Администрации Президента, по согласованию с ними.

Г.Б.: – То, что они до сих пор пользуются брендом «Оппозиционный блок» – вы как-то намерены со своей стороны воспрепятствовать этому?

– Вы знаете, когда Юрий Бойко заявляет о том, что «Оппозиционный блок» уже в прошлом, могу ответить: «Уходя – уходи!»  Если принял решение – поступай по-мужски! Не мешай нам дальше развивать нашу партию и достойно представлять интересы наших избирателей в парламенте и других органах власти. Нет, начинают нам всячески строить козни: пишут заявления в Министерство внутренних дел, в полицию, уголовные дела против нас заводят, идут в суды, пытаются препятствовать регистрации результатов съезда. Мы это всё пройдём. В партии нет никакого раскола. Партия была, есть и будет продолжать свою работу по защите интересов наших избирателей. Мы пройдём все эти испытания с честью, и будем дальше работать над тем, чтобы говорить правду людям о том, что происходит в нашей стране. Я уверен, что на ближайших выборах в парламент наша партия точно возьмёт результат не хуже, чем был на предыдущих выборах, а я думаю, что и лучше.

Е.Ж.: – Я, как редактор «Деловой Одессы», предлагаю перейти к вопросам экономики и посмотреть на неё под социальным углом. Сегодня, согласно выводам экспертов, около 70% доходов украинских семей – это оплата ЖКХ. Сейчас появилась инициатива оформить всем украинцам монетизацию субсидий. Понятно, что эта монетизированная субсидия будет потрачена людьми, и опять они в отопительный сезон столкнутся с тем, что до 100% (доходов будет уходить на оплату ЖКХ, - ред.)…

– Для чего проводят эту монетизацию субсидий, знаете? Это завуалированный подкуп избирателей. Президент Порошенко не может избраться законным путём – нет ни одного шанса на это. Поэтому в ход идут вот такие серые, чёрные схемы подкупа, с использованием «чёрного нала» и через вот такой подкуп на муниципальном уровне и на уровне госбюджета – по выплатам тысячи, двух тысяч гривен. Для монетизации субсидий хотят использовать Пенсионный фонд, чтобы он выплачивал – даже такие мысли есть. Для многих это будет непонятно: получится как будто бы прибавка к пенсии. Путём обмана и подкупа власти не добьёшься! И второе: хотят использовать админресурс и просто фальсифицировать выборы – об этом только ленивый сейчас не говорит. То, что касается экономической ситуации и всех тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства – это идёт тарифный геноцид, который эта власть осуществляет в отношении собственного народа. Тарифы считаются подъёмными, когда они не превышают 15-20% совокупного дохода семьи. И мировой опыт говорит о том, что если они превышают эту цифру – то люди просто не платят. В результате накапливаются долги за услуги ЖКХ, и снежный ком экономического коллапса только увеличивается. Конечно, тарифы нужно снижать, или переводить их в соответствие с доходами украинцев. Здесь очень много манипуляций, очень много коррупции и неправильных действий со стороны власти.

Е.Ж.: – Есть ли реальные шаги по снижению этих тарифов – как вырулить?

– Конечно, есть. Здесь наша власть идёт на поводу у Международного валютного фонда, который диктует, как себя вести: это было требование МВФ об увеличении тарифов на услуги ЖКХ. И если предыдущая, так называемая «злочинная влада», не шла на такое соглашение, и всячески этому сопротивлялась, то эти сразу пошли. Я её называю «новая злочинна влада» – уже по-другому народ её не называет. Если Бог даст возможность стать властью через какое-то время – то с Божьей помощью, я уверен, это будет. Мы точно эту ситуацию изменим.

Вадим Новинский: мы должны выбрать тех, кто будет думать об украинском народе

Ю.Т.: – Вы упомянули соглашение с МВФ. На самом деле, действительно очень сложная ситуация с долгами Украины – это сейчас, по-моему, крупнейшая статья расходов бюджета. Вы знаете, что с этим делать? Если, предположим, вы приходите к власти, Александр Вилкул становится президентом и так далее – что вообще с этим можно сделать?

– Нужно вести переговоры с МВФ – это очень сложные переговоры, я согласен с вами – на условиях выгоды украинского народа и украинского государства. Переговоры эти должны быть прагматичными, очень жёсткими, но в итоге нужно всё равно достичь компромисс – в противном случае может быть дефолт. Для того, чтобы отдавать долги государства, которые, как мы слышим, составляют от 60 до70 процентов от ВВП, во-первых, необходимо, чтоб был рост ВВП был реальный, а не мнимый. Мы знаем, что после того, как были прерваны экономические отношения в рамках СНГ, Украина превратилась в кладбище заводов. Раньше были заказы из Таможенного Союза на эти предприятия, а когда мы подписали кабальное соглашение об ассоциации с Евросоюзом – мы открыли все свои таможенные границы, а взамен не получили ничего. Мы видим это на своём примере: когда продукция, металлопрокат поступает в Европейский союз, они сразу объявили – квота такая, свыше этой квоты – 60 Евро пошлина. В итоге если мы поставляем миллион тонн металлопродукции в Евросоюз – 60 миллионов Евро заплати, пожалуйста, пошлину. Кто это выдержит? Это что, равноправное соглашение? Конечно, нет, его нужно тоже пересматривать на выгодных для Украины условиях. Только в условиях роста экономики может идти речь о том, как мы будем обслуживать внешние долги и отдавать их потихоньку, не в ущерб социальным обязанностям государства.

Е.Ж.: – Вадим Владиславович, про умершие заводы. Сегодня Одесский регион продолжает претерпевать очень серьёзные проблемы, связанные с непростым, тяжелейшим положением наших основных, крупных мега-предприятий, взять тот же припортовый, наш ОНПЗ, планы передать в концессию наши порты. В связи с этим люди бастуют, потому что деньги уже идут в обход казны, уже сокращаются кадры, уже непонятно что происходит. Реакции власти нет никакой: приезжают политики, обещают этот вопрос решить – опять же, воз и ныне там. У вас огромнейший опыт управления крупными предприятиями. Как вы, как мега-менеджер мега-предприятий, видите вопрос передачи этих предприятий в частные руки? Ведь тут же надо избежать экологической угрозы и социального напряжения, и, главное, куда пойдут налоги – в обход казны или нет? Что тут надо делать с нашими предприятиями? Огромные коллективы, градообразующие предприятия…

 – Налоги идут только в казну, иначе это не налоги, а просто коррупция. Коллективы должны быть сохранены, предприятия должны работать. Приватизацию, которую озвучило наше правительство, проводить в данный момент нельзя: я считаю, что во время войны приватизацию никто не проводит. Потому что сейчас за бесценок можно купить всё. Сначала нужно создать стоимость, и только после этого предприятие приватизировать, чтобы государство не потеряло того, что должно получить в результате. А для того, чтобы предприятие работало, необходимо, чтобы работала банковская система, чтобы менеджмент, который государство нанимает для работы на тех или иных предприятиях, отвечал интересам государства, интересам украинского народа, а не рассматривал эти предприятия как источник наживы для себя лично и тех, кто привёл его на это предприятие. Наверняка у каждого есть покровители в высоких кабинетах, и с ними просто делятся. С коррупцией надо бороться, а не возглавлять её, как сделала нынешняя власть. Должен быть достойный, профессиональный, честный менеджмент, и тогда предприятие потихонечку будет выходить из кризиса. Это сложная, непростая работа, но в каждом случае нужно разбираться отдельно. Одесский припортовый завод был уникальным предприятием, которое могло сразу же продавать свою продукцию на экспорт. Как можно было довести его до такого состояния – я не знаю, это нужно было очень постараться. Это сделано именно сейчас, за последние четыре года.

Г.Б.: – Сознательная политика. Многие говорят о том, что это делалось сознательно для того, чтобы довести завод…

– Сознательно или бессознательно – не знаю. Или просто обычный непрофессионализм тех людей, которые пришли к власти в результате революции. Здесь всё вместе: непрофессионализм, плюс такая махровая коррупция.

Г.Б.: – Спасибо, Вадим Владиславович, за то, что пришли в нашу студию, и пообщались не только с нами, но и с одесситами. Успехов вам! Я напомню, мы были в студии…

 – Я ещё хотел сказать. Дорогие одесситы! 31 марта 2019 года – очень важный день в истории Украины. И от нас от всех зависит, какой будет страна после выборов. Обязательно нужно всем прийти на выборы. Не сидите дома: приходите на выборы и голосуйте за тех, кто может остановить эту катастрофу, эту вакханалию, которая творится в Украине. В результате этих выборов к власти должны прийти те, кто будет думать об украинском народе, и будет служить ему, а не собственному карману. Приходите на выборы и делайте свой выбор! Именно вы – источник власти в Украине, а не кто-то другой.

4
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Брифинг одесской полиции по поводу убийства Дарьи Лукьяненко

20 июня глава одесской полиции Олег Бех провёл брифинг для СМИ, в котором рассказал о её поисках, расследовании и уликах против главного подозреваемого.



????????...