Главная / Блоги

Хроника дня

Донбасс: полигон «на обочине» или Зона вражды и ненависти?

Разум есть способность живого существа совершать нецелесообразные или неестественные поступки…

Великое произведение искусства отличается от мелкого, сиюминутного и преходящего, в первую очередь тем, что с годами не утрачивает своей актуальности и по достоинству оценивается всё новыми и новыми поколениями. Эти слова в полной мере характеризуют замечательный научно–фантастический роман братьев Стругацких «Пикник на обочине», по мотивам которого впоследствии была снята легендарная драма–притча Андрея Тарковского «Сталкер». Написанная более 40 лет назад книга остаётся востребованной и злободневной и в наши дни, в чём можно убедиться, если сопоставить отдельные её фрагменты с суровыми современными реалиями.

Основное место действия романа – таинственная Зона, оставшаяся после Посещения некой внеземной цивилизацией окрестностей небольшого провинциального городка, полная страшных опасностей, загадочных артефактов и аномальных физических явлений. И потому окружённая колючей проволокой и тщательно охраняемая полицейскими патрулями. Это гиблое место официально посещают лишь энтузиасты-ученые, а нелегально – сталкеры, эдакие мародёры-беспредельщики, в обход всех запретов проникающие в Зону в погоне за разбросанными по ней инопланетными безделушками. Ценой невероятных физических усилий и нервного напряжения, теряя друзей и знакомых, по неосторожности или самонадеянности попадающих в многочисленные ловушки, сталкеры пробираются в самое сердце Зоны, выносят оттуда различный «хабар», продают его на чёрном рынке и таким образом зарабатывают себе на жизнь. Изнанка подобной жизни – стресс, который приходится снимать алкоголем, травмы, периодические «отсидки» в тюрьмах, психологическая зависимость от Зоны, снова и снова тянущая на адреналиновые «подвиги», дети с врождёнными мутациями…

Один из наиболее впечатляющих эпизодов романа – детальное описание концепции Посещения: пришельцы, возможно, просто устроили эдакий «пикник на обочине какой–то космической дороги». «Отдохнув» некоторое время, инопланетяне покинули Землю, не обратив никакого внимания на живущих вокруг людей, но оставили в Зоне множество следов своего пребывания, сродни пустым бутылкам и консервным банкам, забытым нерадивыми туристами на лесной полянке. Такая вот гипотеза, начисто разрушающая сложившееся в веках представление о человеке как о венце творения и покорителе природы, которому подвластно всё живое во Вселенной, и дала название всему произведению Стругацких.

Разумеется, в первом приближении описанная братьями–фантастами Зона больше всего напоминает украинскую Припять. Тут и различные аномалии, и мутанты, и полуразрушенные здания, и брошенная техника, и мародёры… Недаром же очередная волна интереса к роману Стругацких и фильму Тарковского поднялась после аварии на ЧАЭС в 1986 году, и именно в тех местах разворачивается действие целой серии украинских компьютерных игр «S.T.A.L.K.E.R.», наследующих идеи произведения.

Но самое интересное, что в аналогичном ключе можно рассматривать и… Донбасс, за последние полтора года из мирного работящего края превратившийся в арену необъявленной войны, развязанной государством в борьбе за национальную идею против собственного народа. Действительно, если вдуматься, Донбасс сегодня – своеобразный полигон военных манёвров на обочине двух мировых цивилизаций – Запада и России. Для политиков и высокопоставленных чиновников донецкие и луганские земли стали Зоной столкновения геополитических интересов. Для тысяч «сталкеров» по обе стороны фронта – Зоной вражды и ненависти, со своими законами и правилами, в которой на каждом шагу подстерегает смерть, не работают привычные человеческие нормы морали и нравственности. Как донецкие ополченцы, вчерашние шахтеры и рабочие, так и украинские солдаты, призванные по повестке на «антитеррористическую операцию», бродят по Зоне, деля её на подконтрольные участки, попадая в расставленные друг другу ловушки, не понимая, для чего они, собственно, это делают, теряя друзей, убивая ставших врагами земляков, разрушая жизнь ни в чём не повинных людей, волею судьбы оказавшихся на территории братоубийственного конфликта.

Анализируя текст романа Стругацких, можно провести ряд оригинальных параллелей и найти нестандартные ответы на многие насущные вопросы, со всей остротой обозначенные печальными реалиями войны. Так, например, крайне интересен диалог между главным героем романа, сталкером по имени Рэдрик Шухарт, и полномочным агентом Бюро эмиграции, активно предлагающим местным жителям покинуть неспокойное предместье Зоны.

«Никак я вас не могу понять. Жизнь в городе тяжёлая. Власть принадлежит военным организациям. Снабжение неважное. Под боком Зона, живёте как на вулкане. В любой момент может либо эпидемия какая–нибудь разразиться, либо что–нибудь похуже… Я понимаю, старики. Им трудно сняться с насиженного места. Но вот вы… Сколько вам лет? Года двадцать два – двадцать три, не больше… Вы поймите, наше Бюро – организация благотворительная, никакой корысти мы не извлекаем. Просто хочется, чтобы люди ушли с этого дьявольского места и включились бы в настоящую жизнь. Ведь мы обеспечиваем подъёмные, трудоустройство на новом месте… Молодым, таким, как вы, обеспечиваем возможность учиться… Нет, не понимаю!», – завзято рассуждает специалист по эмиграции.

«…Чего я у вас там, в Европе, не видел? Скуки вашей не видел? День вкалываешь, вечер телевизор смотришь, ночь пришла – к постылой бабе под одеяло, ублюдков плодить. Стачки ваши, демонстрации, политика раздолбанная… В гробу я вашу Европу видел занюханную», – отвечает ему недавно вернувшийся из Зоны сталкер, добавляя, что «везде одно и то же, а в Антарктиде ещё вдобавок холодно».

Вот вам и ответ, почему многие жители Донбасса продолжают жить под обстрелами, единодушно утверждая, что, дескать, это не «мы к ним», а «они к нам пришли»: это наша земля, здесь мы родились, здесь живём и работаем, здесь предки наши похоронены – чего ж мы должны уезжать?

Крайне примечательно, что спустя несколько лет главный персонаж, выйдя из тюрьмы после очередного неудачного путешествия в Зону, решился-таки бросить всё и уехать с семьей из родного города, прочь от всех передряг и «негараздив». Да не тут-то было.

«Ты знаешь, я ведь эмигрировать хотел, ещё в тюрьме решил. Ради чего такого я в этом вшивом городишке сижу? Да провались, думаю, всё пропадом. Возвращаюсь, привет, запретили эмиграцию! Да что мы, чумные какие-нибудь сделались за эти два года?» – возбуждённо спрашивает Рэдрик Шухарт своего приятеля.

На самом деле эмиграция была запрещена в связи с тем, что вокруг выходцев из окрестностей Зоны, поселившихся на новом месте, начинали происходить странные и необъяснимые вещи: значительно увеличивалось количество преступлений, несчастных случаев, стихийных бедствий и другого рода эксцессов. Кстати, такой вот сюжетный поворот в отношении беженцев с Донбасса мог бы стать настоящей сенсацией для «расово–правильных» украинских СМИ. Более того, какой-нибудь мало-мальски известный «хробацький дияч» может в любой момент придумать нечто подобное, подкрепив своё изыскание авторитетным мнением прикормленных «специалистов». И семена очередного «фейка» упадут на благодатную почву – особенно если учесть крайне недоброжелательное отношение, которое обездоленные переселенцы из шахтёрских посёлков и так повсеместно встречают на просторах «нэньки». Предлагал же бывший министр обороны Михаил Коваль организовать фильтрационные лагеря, чтобы разделять жителей Донецкой и Луганской областей на террористов и мирных граждан…

Серьёзный акцент в книге сделан на том, что Зона, несмотря на все таящиеся в ней смутные опасности и угрозы, давала множество возможностей незаконного обогащения. Этим, разумеется, активно пользовались не только местные и заезжие богачи, скупающие инопланетные артефакты по баснословным ценам, но и сотрудники секретных спецслужб, контролирующих деятельность всех городских сталкеров. Вот как описывают авторы посещение главным героем романа фешенебельной гостиницы.

«Здесь пахло дорогим табаком, парижскими духами, сверкающей натуральной кожей туго набитых бумажников, дорогими дамочками по пятьсот монет за ночь, массивными золотыми портсигарами – всей этой дешёвкой, всей этой гнусной плесенью, которая наросла на Зоне, пила от Зоны, жрала, хапала, жирела от Зоны, и на всё ей было наплевать, и в особенности ей было наплевать на то, что будет после, когда она нажрётся, нахапает всласть, и всё, что было в Зоне, окажется снаружи и осядет в мире».

Эта яркая и эмоциональная характеристика, согласитесь, как нельзя лучше подходит к описанию современной жизни большинства украинских власть имущих, каждый из которых наверняка имеет свой собственный, «завязанный» на войне бизнес. И при этом отнюдь не заботится ни о том, что будет после окончания срока его каденции, ни о том, какие последствия возымеет оседание по всей стране оружия и боеприпасов, безнаказанно вывозимых из так называемой «зоны АТО» её участниками. Недавние события перед Верховной Радой – весьма характерный пример таких вот плачевных последствий…

«… Но я никак не мог заставить себя поверить паническим корреспонденциям о горящих кварталах, о чудовищах, избирательно пожирающих стариков и детей, и о кровопролитных боях между неуязвимыми пришельцами и в высшей степени уязвимыми, но неизменно доблестными королевскими танковыми частями».

Эти слова одного из героев произведения сегодня послужили бы прекрасным эпиграфом к работе множества «независимых» информагентств, освещающих события на Донбассе.

«Да, хотел бы я знать, чем все это кончится», – размышлял один из персонажей «Пикника на обочине». А чуть позже, глядя на чудовищные последствия воздействия Зоны на людей, добавлял: «Господи, да что же ещё? Что же ещё нужно с нами сделать, чтобы нас наконец проняло? Неужели этого вот мало?». Он знал, что этого мало. Он знал, что миллиарды и миллиарды ничего не знают и ничего не хотят знать, а если и узнают, то поужасаются десять минут и снова вернутся на круги своя».

Приходится признать, что не только зарубежные обыватели, но и миллионы «свидомых» украинцев ничего не знают, да и знать не хотят о жителях Донбасса, практически ежедневно гибнущих под обстрелами – «ТСН» ведь об этом ничего не рассказывает. А если кто и увидит мельком очередную картину залитых кровью улиц и распростёртых на асфальте трупов, то пожмёт плечами, помянет недобрым словом абстрактного «агрессора» и пойдёт дальше по своим делам. За полтора года «достойной» жизни ко всему этому как–то успели привыкнуть…

«Надо было менять всё. Не одну жизнь и не две жизни, не одну судьбу и не две судьбы, каждый винтик этого подлого здешнего смрадного мира надо было менять…» Подобные мысли, озвученные бесстрашным сталкером из романа Стругацких, вот уже много лет будоражат умы людей по всей нашей многострадальной стране, заставляют их выходить на различные митинги протеста и требовать перемен. И перемены происходят, да только мало кого радуют: с каждым годом становится только хуже. Трудно не согласиться с братьями–фантастами в том, что «самый героический поступок человечества – это то, что оно выжило и намерено выжить дальше». Нам действительно посчастливилось выжить – среди горящих покрышек майдана, скачущих цен и тарифов, воплей о помощи, доносившихся из окон горящего Дома профсоюзов, взрывов на улицах, среди одурманивающей пропаганды, тоталитарных законов, атмосферы ненависти и страха. Чего не скажешь о сотнях жителей Донбасса, жизнь которых по мановению руки киевских вождей превратилась в сущий ад, а потом внезапно трагически оборвалась под шквальным огнем орудий и яростные выкрики о необходимости ликвидации «генетического мусора».

«За что? Вот я чего не понимаю! Что мы такое сделали?» – восклицала супруга сталкера в фантастическом романе, а вслед за ней и тысячи жён и матерей мятежного украинского Юго–Востока. Чем закончится эта страшная война, когда Донбасс наконец перестанет быть полигоном «на обочине» и Зоной вражды и ненависти и вернётся к нормальной мирной жизни, – предсказать крайне сложно. Остаётся только помнить, что, как писали Стругацкие, «нет на свете ничего такого, что нельзя исправить», и по–сталкерски наивно желать «счастья для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным!»

                                                                                                                                                                                                                                                          Александр Орловский

6
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.