Главная / Блоги

Хроника дня

«Искусство жить в Одессе» по-украински: против чего боролись…

Как говорил герой «Одесских рассказов» Исаака Бабеля по имени Арье-Лейб, «Я знаю за жизнь всё, что можно о ней знать. И всё, что я говорю, потом оказывается правдой…».

Неистовая борьба с пресловутым коммунистическим наследием в последнее время поглощает массу сил передовой украинской общественности. Начавшись в январе 2014 года со сносов памятников Ленину и другим российским оккупантам, в том числе Михаилу Кутузову на Львовщине, эта борьба достигла своего «апофигея» в апреле 2015, когда Верховная Рада приняла–таки тот самый знаменитый закон о декоммунизации. Поневоле вспоминается широко разошедшаяся на просторах интернета шутка о том, что, согласно преданию древних укров, под одним из памятников вождю мирового пролетариата расположен тайный проход в благословенную Европу, подло и цинично замурованный в своё время большевиками. Вот патриоты и разного рода «хробацькы актывисты» этот самый проход и ищут – выкрикивая при этом положенные сакральные речёвки и ритуальные лозунги.

Любопытно, что в просвещённой Европе, куда мы вот уже почти два года так отчаянно стремимся, отношение к памятникам, пусть даже и советского периода, совсем другое. Культурные европейцы – в отличие от своих «свидомых» братьев – справедливо считают, что снос какого бы то ни было памятника отнюдь не приблизит ни всю страну, ни каждого человека в отдельности к богатству и процветанию. Более того, такие вопросы во всём цивилизованном мире относятся к юрисдикции исключительно городских и региональных властей, и если кому-то в припадке паранойи взбредёт в голову свести счёты с бронзовым постаментом – полиция отнюдь не будет стоять в сторонке и делать вид, что всё в порядке. Другое дело, что памятники на территории развалин украинского государства сейчас – без сомнения, самые безобидные из всех возможных и придуманных врагов: они не дают сдачи. Хотя и здесь бывают нюансы: во время сноса Ильича в Харькове 28 сентября 2014 года пострадали, помнится, не менее пяти националистов.

Разнообразных символов советской эпохи в Украине, оказывается, до сих пор осталось ещё довольно много: в рамках запланированной  декоммунизации планируется в течение полугода переименовать около полутора тысяч улиц и 25 городов, причём обойдётся вся эта музыка как минимум в 5 миллиардов гривен. О том, сколько реально средств будет выделено на борьбу с «призраком коммунизма» из трещащего по швам бюджета, и сколько из них осядет в карманах чиновников по дороге из идеологически выверенного Киева в морально устаревшие Ильичёвск и Котовск – даже и думать не хочется.

Но самое интересное, что адепты нынешнего политического режима в пылу национально–патриотического сражения с собственным прошлым даже не замечают, что используют те же самые средства и методы борьбы, которыми без малого сто лет назад наводили порядок в стране их те самые заклятые «папередники» — большевики. Фанатично убеждённые в своей правоте, соблазнённые простыми и понятными лозунгами «Землю — крестьянам» и «Заводы – рабочим!», последователи идей марксизма–ленинизма в начале прошлого века не менее яростно боролись с пережитками царизма, «чуждыми элементами» и враждебной идеологией. Как пламенные красные революционеры, так и их «жовто–блакитные» потомки несли с собой террор, насилие, безработицу, голод, разгул преступности — на фоне яростной пропаганды и искусственно создаваемой видимости жизни «по–новому». Только и разницы, что те все больше расстреливали и лозунги на домах вешали, а эти в любой непонятной ситуации дубасят кого ни попадя и поют гимн…

Сравнивать деятельность красных комиссаров, строителей светлого коммунистического будущего, и украинских патриотов, страстно «валающих» за Европу, очень удобно на примере Одессы, которая как тогда, так и сейчас была городом очень важным, но при этом чересчур… умным, крайне своеобразным, политически неблагонадёжным и отменно неспокойным. Общая картина разрухи и хаоса, по всей видимости, царивших в Южной Пальмире в начале 20-х годов прошлого века, очень неплохо, хотя и несколько конъюнктурно, показана в замечательной трагикомедии Георгия Юнгвальд–Хилькевича «Искусство жить в Одессе», снятой по мотивам рассказов Исаака Бабеля на Одесской киностудии в 1989 году. В фильме, сообразно духу времени, показаны злые советские чекисты, ловящие и расстреливающие благородных и красивых налётчиков, носителей настоящего одесского духа и колорита. Налётчики – и вправду видные и харизматичные парни, каждый со своим собственным прозвищем и «правдой характера» — отчаянно сопротивляются, но всё же терпят сокрушительное поражение в боях с ЧК.

Обветшалые, полуразрушенные и обгорелые дома, мусор и кучи неприбранного грязного снега на улицах, оборванные, одетые в лохмотья люди на фоне развешанных повсюду лозунгов о мировой революции… Изображенная в фильме картина одесской действительности тех лет выглядит крайне мрачно. Разумеется, не обходится без смачного плевка в лицо некогда грозной, а тогда уже доживавшей последние дни системе – в конце 80-х было очень модно показывать, среди какой грязи и мерзости зарождалась советская власть. Тут и солдаты, получающие по талонам бутыли самогона, и зверски пытающие и избивающие задержанных сотрудники ЧК — «Когось вбили? От молодцi!».

Подчеркнуть всю абсурдность, глупость и никчёмность происходящего в рамках  режиссёрского замысла, по–видимому, была призвана и эпизодическая девушка, работница Собеса, плачущая над несознательными инвалидами, отказывающимися от новоутверждённых обязательно–полезных прививок оспы. «У меня нет мякоти! Меня не во что колоть!», — говорит ей худой и измождённый Арье–Лейб, блестяще сыгранный Зиновием Гердтом. «Вот видите: ни тиф, ни оспу я им не привью! Меня выгонят из комсомола!», — сокрушается юная советская красавица.

Облавами и расстрелами руководит похожий на восставшего из ада грешника кровожадный чекист Владислав Симен, прекрасно сыгранный Виктором Авиловым. Хладнокровно стреляя из нагана в налётчиков и просто случайных людей, он с фанатичной ненавистью отвечает на укоризненный взгляд товарища: «Что? Это враги!!!». А чуть позже добавляет: «Надо! Надо много работать! У нас впереди много работы!!! А это... это всё пройдёт... и забудется, как детство».

Всё вышеописанное немного напоминает наше с вами «сьогодення» И солдаты на улицах, нередко, кстати, не очень трезвые, и пытки в застенках СБУ, при помощи которых «работают» с нелояльными журналистами и заподозренными в сепаратизме гражданами. Под Новый год были и кучи снега на улицах, и мусор. Правда, надо отдать должное современным «свидомым чекистам»: война до нас пока что не докатилась, дома в большинстве своём не разрушены, хотя пожары и взрывы случаются, и ой как часто. И люди вроде бы не сильно ободранные – хотя покупать продукты, а тем более вещи с каждым днём становится всё труднее. За относительно мирное небо над головой мы, по всей видимости, до сих пор должны благодарить мирных футбольных «вболивальныкив», буквально вырвавших город из цепких лап Путина 2 мая прошлого года, и не позволивших его прихвостням устроить здесь народную республику – не так ли?

В остальном же многое из нашей теперешней жизни напоминает старую одесскую трагикомедию. Взамен лозунгов о мировой революции пришли билборды с фотографиями «киборгов» и «крымцеукраинцев», призывы вступать в доблестные ряды ВСУ и доносить друг на друга за «бытовой сепаратизм». До насильно прививаемой всем неблагонадёжным товарищам вакцины от сепаратизма матёрые патриоты, правда, пока не додумались, но всё ещё впереди – Кличко, Шкиряк или Геращенко в любой момент могут её изобрести.

Отдельного внимания заслуживают гениальные цитаты — их в фильме «Искусство жить в Одессе» хоть отбавляй. «Если не придёт лето, а сейчас-таки такое время, шо оно может и не прийти, я не знаю, чем мы уже будем топить», — говорит колоритная пожилая одесситка Хава – Светлана Крючкова. Примерно также и мы с вами, дорогие читатели, по всей видимости, будет говорить через 4-5 месяцев: с прошлой зимой нам повезло, она впервые за много лет была аномально тёплой, но вряд ли стоит ждать милости от природы второй год подряд. «Теперь люди долго будут искать друг друга, и многих уже не найдут», — пророчески в отношении беженцев и жителей Донбасса говорит наводчик Цудечкис, персонаж Олега Табакова. «Нам верит весь народ! Все те, кому нечего терять! Мы же очищаем мир!», — восторженно–наивно кричит один из главных героев фильма, Саша Боровой, оперативно переквалифицировавшийся из писателей в чекисты. И действительно: что тогда, что сейчас разного рода уголовные элементы, почувствовав полную безнаказанность после столичного переворота, продолжают заниматься своим любимым ремеслом – грабежами и убийствами, но уже под прикрытием революционных флагов.

«Вы сыты! Вы сыты по горло! Вы довольны и счастливы! Вы благодарны! Идёт светлое будущее! Вы видите его. Вы в него погружаетесь. Вы в нём. Вот оно! Прекрасное, чистое, светлое... Спать!», — вещает гипнотизёр Михаил Боярский, погружая пришедших к нему на сеанс людей в глубокий сон. Гениально, не правда ли? Это ж просто девиз всех расово правильных украинских СМИ. Они из кожи вон лезут, лишь бы погрузить всю страну в сладостную патриотическую дрему, наполненную «здобутками» и «перемогами», заставляющую напрочь забыть о тарифах, ценах, курсах, пенсиях и прочных неудобных мелочах. Ну, а заживо сожжённых в Доме профсоюзов «куликовцев» и томящихся по всей стране в тюрьмах «антимайдановцев» как нельзя лучше характеризует обращённая к чекистам фраза ломового извозчика Фроима Грача (Алексей Петренко): «Кого вы бьёте? Вы бьёте орлов! С кем вы останетесь? Со смитьём!». Другое дело, что смитьё, мусор, люди без стыда и совести поощряются любой тоталитарной системой, потому что являются основой её функционирования.

Крайне интересен диалог между Сименом и Боровым в финале киноленты. «А насчёт своих вопросов — ты подумай: или ты с нами, или... Ну, а кто не с нами, кто в хвосте, кто запутался — тот враг революции!», — кричит главный чекист. «Враг — это человек или нет? Или что — враги не люди?», — отвечает персонаж Андрея Соколова. Вот вам вся квинтэссенция современного украинского ура–патриотизма. Кто не орёт матерные речёвки и лозунги, не поёт гимн, не машет флагом, не ходит в футболке с трезубцем, не считает Россию агрессором – тот враг, а не человек, его можно и нужно бить, унижать, сажать в тюрьму, вообще уничтожать физически и морально любыми доступными способами. Вот такие вот демократические ценности мы с вами «здобулы» в первой половине высокогуманного XXI века — благодаря отчаянным «поскакушкам» на Майдане…

«Налёты, пожары... Уже горит полицейский участок. Скоро здесь всё сгорит! Это я вам говорю – Тартаковский». Эти слова героя Александра Ширвиндта из фильма «Искусство жить в Одессе» служат прекрасным прологом, вкратце характеризующим события на Украине начала 2014 года – все эти митинги, поджоги, сносы Лениных и захваты административных зданий, предшествовавшие падению Януковича. «Вы будете смеяться, но мосье Тартаковский таки оказался прав. Многое сгорело в 17-м. Исчез и сам господин Тартаковский. Я вам скажу: 18-й и 19-й порядка тоже не добавили. Теперь вот пришёл 20-й...», — говорит за кадром Зиновий Гердт. И эти слова тоже оказались пророческими: можно с уверенностью сказать, что ни 2014-й, ни 2015-й годы не прибавили ни порядка в стране, ни благополучия её жителям, ни мудрости решениям властей, ни прозрения ослеплённым пропагандой украинцам. Остаётся только призрачная надежда, что 2016-й год окажется хоть чуточку лучше... Пока же приходится лишь с грустью убеждаться в правоте бабелевского Арье–Лейба, говорившего о том, что «весь мир — смитьё! все люди — аферисты!» и честно признававшегося: «Я вам скажу больше: я даже не знаю, где я…».

Автор: Диментий Ворошилов

10
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».