Главная / Мысли вслух

Хроника дня

История одного города-государства. Почему мне не нравится предложенная Думской концепция развития Одессы

Из одесситов будут получаться прекрасные инструкторы по бегу по Трассе здоровье и прыжкам с колокольни. Если случится какой-нибудь интеллектуал, то он будет экскурсоводом. И если к нам, сюда, в Одессу, случайно попадет какой-нибудь иностранный журналист, то он даже мысли не допустит, что приехал в когда-то поразительный интеллектуальный центр, что с нами можно поговорить и об абстрактном. Он будет считать, что попал в маленький морской город, грязноватый, но не лишенный этнографического интереса, ностальги

3363878_f95c4ae2
Недавно я поучаствовал в обсуждении концепции устойчивого развития Одессы, разработанной под руководством Михаила Павловича Фрейдлина, советника городского головы по вопросам стратегического планирования. А именно написал статью в газету и один городской портал. Мне тут же позвонили из Всемирного клуба одесситов и сказали, что, мол, такие статьи могут писать только те, кто не любит свой город. Вот так… Сволочь и предатель! Хотелось сказать: «Нет, я его люблю больше, чем вы!». Но спор ведь не об этом. Потом уже после череды звонков статью из сети удалили. Может быть, мериться силами с доброй компанией академиков и светил из авторского коллектива концепции развития города мне в одиночку сложно. У них и широта восприятия, и авторитет, и опыт, в конце концов. Но если уж я эту несправедливость почувствовал, то почему я должен молчать? Думаю, что мой долг как экономиста и журналиста сказать об этом, а решать, прав я или нет, должны сами одесситы. Вот, что я писал.

«Одесса не такой маленький город, но и не такой большой», – сказал в интервью известный российский историк моды Александр Васильев, человек, обладающей волей и возможностями высказываться на общие темы. Другими словами, Одесса — это средний город. И тут мне, при всем патриотизме, приходится с ним согласиться и сейчас объясню почему.

Мы как-то не особо задумываемся о размерах и предназначении Одессы, что странно для города-интеллектуала. Может, власть и задумывается, сидя у себя по кабинетам, а общественной дискуссии такой нет. Возможно, из-за излишней самоуверенности и желания казаться «пупом земли». Дескать, Одесса — «город известный во всем мире», «город, из которого родом половина знаменитостей», «город с богатым культурным наследием». Нам кажется, что так будет всегда. К сожалению, эти клише лишь ограничивают нашу саморефлексию. Наш город — уже не Молдаванка начала прошлого века, которая пыталась заменить собой всю Одессу. Это не всесоюзная здравница или что-то там еще. Одесса — это все, что угодно, но только не прошлое. Мы еще пока остаемся кузницей талантов, но вот-вот и перестанем ею быть. Культурный процесс, призванный воспитывать эти самые таланты, — это череда событий и превращений.

Что-то начинается, что-то заканчивается, перетекает из одного в другое. Обо всем этом мы узнаем из новостей. Порой заголовки одесских СМИ напоминают «Вестник апокалипсиса». То есть, если бы такая газета существовала, то наши новости можно было бы смело там публиковать. Антинародная власть, жизнь в трущобах, массовая преступность и т.п. И совсем не оправдание то, что это не только у нас так и что таких новостей только половина. Хорошо, что одесситы — народ веселый и уже как-то приспособились к этому. Очередную громкую новость читаем наискосок и пытаемся поскорее забыть. Не потому, что бездушные, а потому, что это естественный ответ на происходящий вокруг абсурд. Перестали чему-либо удивляться и поэтому думать. На самом деле, думающие люди прекратили читать газеты еще в 70-х и уехали в США. Так, общественная дискуссия оказалась в руках журналистов и людей, ценящих громкие заголовки, а не самую суть. Вы узнаете про обрушение дома, про убийство или несчастный случай, но вы никогда не узнаете в медиа про идеи и задачи — то, что нужно для работы мозга.

Хотя, судя по всему, в нашем городе нет умственного застоя. Вот Дмитрий Быков был, потом Филипп Котлер приезжал, Фестиваль Гоголя прошел и джаз-карнавал. Есть движение, значит, должны быть у нас и настоящие люди. Но почему-то всякий раз, когда сталкиваешься с кем-то, то, скорее всего, это будет самоуверенный и упертый человек. Сразу вспоминаются слова доктора Рагина из чеховской «Палаты №6»: «В городе томительно скучно. Не с кем слова сказать, некого послушать. Новых людей нет».

Ну, и соответственно, здравой дискуссии нет, а есть только переживания и причитания.
Это переживания города после конца его славной истории, когда остается только ностальгия. Схожая ситуация у Орхана Памука в его книге «Стамбул, город воспоминаний». Воспоминаний, у кого по всему девятнадцатому веку, у кого по началу прошлого века, у кого по советской эпохе. Новая книга Вячеслава Крука об истории «Южной Пальмиры» в 19-ом веке — штрих именно к этому портрету.

Переживания у нас во всем – от перегоревших лампочек в подъездах тысяч многоквартирных домов, чьи стены от грязи и пыли потеряли всякий цвет, до «Черноморца», который иногда даже вроде чего-то и может, но в итоге опять проигрывает. От книжных магазинов, куда почему-то люди все меньше ходят, а они все больше закрываются, до поклонения одесских художников современному искусству, которым очень хочется выразить свои, одесские, переживания, но как-то не выходит, и от этого никто не ценит художников, да и сами они как-то уже не верят в себя.

Это переживания бедного города, в котором есть много богатых людей, но все они сидят по домам и боятся государства, которое имеет обыкновение их судить и сажать. И у каждого есть за что, потому что все состояния нажиты то через коррупцию, то через воровство, и у них потаенное желание как-то все это продать, взять наличные и уехать с семьей в Лондон или Майами. И жить там, гордясь тем, что ты уж все-таки в Европе или Америке, а не в непредсказуемой Украине. Или хотя бы детей туда отправить, чтобы они там зацепились. И отправляют, и цепляются, но все переживают, что самые талантливые, активные, вообще лучшие бегут из страны, и у нее нет перспектив. Те, кто остается: журналисты, писатели, интеллектуалы – поэтически любуются руинами и образуют движения в защиту памятников, парков, старых домов, которые вдруг воспламеняются, а потом на месте которых быстро строится новая архитектура, неталантливо изображающая Европу. Будущее туманно, а прошлое все быстрее уходит во тьму.

И вот теперь главный вопрос статьи. Почему же концепция, предложенная Фрейдлиным, мне не нравится?

Согласен, что сейчас такой момент, что нам нужно решить кем быть. Городской совет пока предложил только один вариант: Одесса как туристический и культурный центр. Назвали сие «экогородом». Строительство «игровой зоны» недалеко от города, всесезонной горнолыжной трассы, вынесение торгового порта за границы города и пуск морских трамвайчиков и т.п. – все это проект превращения Одессы в Шарм-эль-шейх или, если хотите, в мега-Сочи. Должен признать, что подход к концепции профессиональный, рассмотрели практически все направления, которыми должен интересоваться муниципалитет. Но, к сожалению, ее создатели априори задали только один вектор и два уровня — городской и глобальный. Это сразу сводит все усилия к нулю.

Концепция, по сути, о том, что Одесса должна быть центром всего: финансов, культуры и транспорта, но по этой же самой концепции этот центр не интересует его периферия. Мол, власть там другая — областная и республиканская, - и городскую власть это не должно волновать. Это напоминает политику средневековых городов-государств. Собственная вертикаль власти, наследование престола для реализации долгосрочных проектов (до 2020 года) и собственный политический вектор. В реальности же существует государственная власть, существует Каролино-Бугаз, который тоже очень хочет стать всемирно известным курортом, существует Одесская область, которая должна стать промышленным локомотивом, есть Одесский, Ильичевский и Южный порты, которые вне зависимости от предназначения каждого из них, должны быть «морскими воротами» страны. В конце-концов, есть одесские университеты, которые должны воспитывать не «менеджеров отельно-ресторанного бизнеса», а специалистов всех отраслей народного хозяйства. Именно в этой среде происходит процесс, необходимый для того, что бы Одесса не просто «была», а «была» в будущем времени культурным центром.

Стратегия города-курорта, туристического и развлекательного центра (и только) ведет в противоположную сторону от амбиций “большого города”. Туризм — это гостиницы, рестораны, кое-какой транспорт, продажа открыток и путеводителей. Будет такой симпатичный городок, куда приятно приехать на отдых, потому что тут торгуют недорогими ракушками, прямо при вас делают наклейки на майки, бегло говорят по-английски. Из одесситов будут получаться прекрасные инструкторы по бегу по Трассе здоровье и прыжкам с колокольни. Если случится какой-нибудь интеллектуал, то он будет экскурсоводом.

И если к нам, сюда, в Одессу, случайно попадет какой-нибудь иностранный журналист, то он даже мысли не допустит, что приехал в когда-то поразительный интеллектуальный центр, что с нами можно поговорить и об абстрактном. Он будет считать, что попал в маленький морской город, грязноватый, но не лишенный этнографического интереса, ностальгии и переживаний. Вот почему мне не нравится концепция Фрейдлина и Гурвица.

1
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...