Главная / Блоги

Хроника дня

Как костыли убивают украинский язык

Президент Украины Пётр Порошенко подписал изменения к закону Украины относительно доли музыкальных произведений на государственном языке в программах телерадиоорганизаций. Согласно очередному изощрению украинских парламентариев, поддержанных президентом, доля украиноязычных песен на радио должна увеличиться до 35%.

Причём если ранее закон действительно предусматривал поддержку национального производителя и устанавливал квоты для украинского продукта, независимо от языка, то теперь речь идёт исключительно об украиноязычном контенте. То же самое случится c программами на телевидении и радио – теперь вещание на украинском языке должно составлять не менее 60%, тогда как ранее подобные квоты отсутствовали вовсе.

С одной стороны, развитие украинского языка и национальной культуры, конечно, дело полезное и нужное. Но исторический момент, во время которого это делается, отнюдь не подходящий… В условиях, когда только 2 года прошло с тех пор, как украинские граждане на Востоке восстали, в том числе и против политики насильственной украинизации и притеснения русского языка, в условиях, когда на Востоке страны во многом по тем же причинам громыхают выстрелы противоборствующих сторон, — подобные инициативы аж никак не способствуют консолидации общества.



Рассмотрим пример. Работала в Украине какая–то успешная радиостанция, политикой увлекалась постольку-поскольку. Понятно, что основными потребителями её контента были русскоязычные слушатели — Киева, Одессы, Харькова, Днепропетровска (Днепра, наверное, уже). Теперь эта радиостанция будет вынуждена отказываться от ряда ведущих, не умеющих вести эфиры на украинском на должном уровне. Смириться с потерей солидной доли аудитории. Смириться с потерей части рекламодателей, которым по понятным причинам не интересен украиноязычный сегмент.

Будет ли это способствовать популяризации украинского языка? Отнюдь. Зато точно приведёт ещё к большему отторжению части общества к «мове».

При этом в законе также указывается, что вещание на официальных языках Европейского Союза по отношению к украинскому допускается выше указанной нормы. То есть, скажем, телевидение или радио может спокойно вещать на датском, хотя в Украине такого языка никто знать не знает. Зато в глазах «цивилизованной Европы» — никакого нарушения по языковым принципам нет. Ведь если бы английский дискриминировали, то другое дело. А вот русский – наплевать.

Кстати, примеры языкового законодательства в Европе имеются разные. Есть европейская практика, например, той же Ирландии, где национальный ирландский язык, на котором едва ли говорит одна десятая страны, не вытесняет английский, а развивается наравне с ним. При том что в отличие от русского языка, английский для ирландцев – взаправду язык оккупантов и исторических оппонентов. В Ирландии граждане не выходят на улицы Дублина с английскими национальными знамёнами, не требуют референдумов по интеграции, а ирландские спецслужбы не хватают сотнями–тысячами сторонников проанглийского подполья, как это случается на Украине.



Другое дело, что на просторах Евросоюза действительно имеются государства, открыто дискриминирующие граждан по языковому и национальному принципу. Латвия и Эстония – ярчайшие примеры такой политики. И Украина, судя по всему, выбрала именной такой вариант.

Проблема же украинского в том, что он воспринимается не как язык выдающихся писателей или поэтов, вроде Шевченко, Франко или Ярослава Галана, а как язык насилия, принуждения, язык Майдана и карательной операции на Юго–востоке.

Но выход есть, и он, собственно, предлагался в том числе и на площадях Юго–востока во время Русской весны. Русский мир – как геополитическое и цивилизационное явление — как раз и является симбиозом культуры русской вместе с остальными национальными культурами.

Исторических примеров немало. Могу с уверенностью заявить, что современный, правильный украинский язык был сформирован как раз тогда, когда Украина с Россией была частью одного большого геополитического проекта – Советского Союза. Именно в 20-30-е годы при участии этнических русских, кстати, во главе с наркомом, проводилась политика украинизации и придания украинскому языку полноценного государственного статуса. В итоге в 60-80-е года в Украине и сложился природный лингвистический баланс: при нём ни у кого не вызывало отвращения изучение украинского языка или наличие украиноязычных надписей на вывесках в Одессе, тогда как русский занимал полагающее ему значение языка межнационального общения и цивилизационной идентичности.

Далее возьмём, к примеру, молдавский язык. Не стань Молдавия частью Русского мира, сначала в составе Российской империи, затем в составе Советского Союза, ни молдавского языка, ни молдавской культуры как таковой могло бы и не быть. Напомню, что официальная доктрина Румынии (и Европы, к слову, тоже) не отводит молдаванам права на национальное, этническое и лингвистическое самоопределение. И именно Русский мир – в лице Советского Союза – в 20-е годы вернул молдаванам право говорить на родном языке, идентифицировать себя молдаванами, а не румынами, и предоставил государственность в виде Автономной Молдавской ССР, а затем и в формате полноценной советской республики наравне с русскими, украинцами, белорусами и другими.

И недаром сегодняшние молдавские государственники, патриоты как раз тяготеют к России: молдавская независимость сегодня как раз связывается с Москвой, а не с Бухарестом или Брюсселем.



Языковая же модель, сложившаяся в альтернативной Молдавии – Приднестровье, и вовсе вызывает восхищение. Приднестровская Молдавская Республика, о которой сегодня по непонятным причинам мало где говорится и рассказывается – обладает тремя государственными языками. Русским, украинским и молдавским. И никаких дискриминаций по отношению к той или иной языковой или этнической группе не применяется.

Схожие модели, к слову, с переменным успехом, но всё же, сложились в других союзных России государствах – Белоруссии и Казахстане. Несмотря на усилия местных националистов и других подрывных элементов, официальные власти Минска и Астаны пытаются сохранять и лелеять хрупкий языковый баланс. И это при том, что белорусский язык менее популярен, чем украинский, следовательно, по логике вещей, нуждался бы в гораздо более «агрессивной защите». Про казахстанскую ситуацию вообще говорить не приходится: здесь уживаются два этноса с совершено разной культурой, лингвистикой, в политической ситуации схожей с украинской. Это означало бы гораздо более кровопролитный национально–этнический конфликт. Но политика уважения двух государствообразующих этносов – казахского и славянского – позволяет сохранять мир и спокойствие в Казахстане.

Наконец, чего уж говорить о самой России, где десятки национальных групп имеют не то что право на национальное самосознание, но и на изучение собственного языка в школах, на выпуск соответствующей прессы, книг, проведения культурных мероприятий на родном языке. И никому и в голову не придёт сказать, что, например, русский язык угнетает татарский в Татарстане и наоборот.

Смею заверить, что если бы в России существовала компактная украинская автономия, то украинский язык там бы развивался и продвигался гораздо эффективнее, чем в Киеве или в Харькове. Потому что делалось бы это с культурных, а не националистических продвижений.

Так что, украинский язык и украинская культура будут развиваться лишь в союзе с культурой российской. А национализм и подобные инициативы лишь приведут их к упадку. Это лишь вопрос времени.

Автор: Артём Бузила

4
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.