Главная / Мысли вслух

Мятежный Донбасс

6 апреля жители Донецка захватили местную обладминистрацию, провозгласили Донецкую народную Республику и назначили на 11 мая референдум. Вслед за областным центром флаг ДНР подняли в Краматорске, Мариуполе, Славянске. Украинские власти объявили антитеррористическую операцию на Востоке Украины и ввели в Донецкую область войска.

Другие материалы сюжета

Как надо понимать мирные переговоры в Донецке?

23 июня в Донецке сделан первый шаг к прекращению вооружённого конфликта на Донбассе: впервые с начала восстания за один стол переговоров сели представители мятежных республик и посланцы Киева. Что сулят эти переговоры истекающей кровью Украине?

Первая встреча контактной группы, целью которой является выработать пути мирного разрешение донбасского кризиса, уже вызвала крайне неоднозначную реакцию «ястребов» с обеих сторон. В то время как одни обвиняют власть в том, что та «села за стол переговоров с террористами», другие удивляются, как представители мятежных республик могут вести переговоры с людьми, убивавшими мирных жителей Донецкой и Луганской областей.

Однако, что бы там не говорили радикалы, именно мирные переговоры в настоящее время являются единственным реальным способом разрешения возникшего кризиса.

С одной стороны, «антитеррористическая операция», как принято называть действия правительственных войск в идущей на Донбассе гражданской войне, явно выдохлась. Неприступной крепостью стоят Славянск и Краматорск. Захлебнулась кровью украинских солдат операция по выходу на северные окраины Луганска через посёлок Металлист. Глубокий прорыв украинской армии вдоль южных границ Донецкой и Луганской областей сам по себе создаёт серьёзную опасность для участвующих в нём войск на случай возможного контрудара повстанцев – а ведь такие контрудары успешно проводятся на других участках фронта, скажем, в районе Станицы Луганской и Рубежного.


Сожжённый танк правительственных войск. Посёлок Металлист, Луганская область

Спорной остаётся ситуация на украино-российской границе: хотя официальный Киев и заверяет о том, что граница находится под контролем украинских военных, повстанцы к подобным заявлениям относятся с иронией.

С другой стороны, и положение повстанцев нельзя назвать блестящим. В условиях превосходства противника и в живой силе, и в технике, трудно рассчитывать на успешное ведение военных действий в долгосрочной перспективе.

Но важнее всего другое. Продолжение боевых действий фактически бессмысленно, ибо победа в чисто военном смысле вряд ли возможна для любой из сторон.


Донецк. Повстанцы принимают присягу на верность ДНР


Правительственные войска

Так, даже при самом удачном развитии событий украинские войска на определённом этапе столкнутся с задачей штурма Донецка и Луганска. А ведь штурм большого города – задача, представляющая немалые сложности даже для более боеспособных (как в материально-техническом, так и в моральном отношении) армий. Помимо огромных потерь, которые неизбежно понесёт украинская армия в результате этих операций, они также приведут к масштабным жертвам среди мирного населения, а также к разрушению объектов гражданской инфраструктуры. С другой стороны, провал этих операций (который, судя по предшествующим примерам, вовсе не исключён) будет иметь для киевского руководства самые катастрофические политические последствия.

Но и повстанцы вряд ли могут найти решение стоящих перед ними задач исключительно на поле битвы. Даже при наилучшем для них развитии событий, они вряд ли смогут создать условия, при которых Украина вынуждена будет капитулировать на Донбассе. Без артиллерии, авиации и бронетехники немыслимо проведение наступательных операций, а только они, в конечном итоге, и могут превратить достигнутое в обороне преимущество в победу. Так что для Донбасса продолжение войны – это исключительно новые жертвы и разрушения.


Славянск после артобстрела

Мир необходим. Без него война на Донбассе может тянуться долгие годы, унося жизни украинских граждан и разрушая экономику страны – причём не только в тех регионах, где непосредственно идут боевые действия. И, судя по начинающимся переговорам, это понимают и в Киеве, и в мятежных республиках.

К сожалению, есть силы, для которых мир крайне невыгоден, и которые прямо заинтересованы продолжать войну – и, более того, хотели бы, чтобы эта война продолжалась как можно дольше.

К числу таких людей, безусловно, относится и могущественный олигарх Игорь Коломойский, чьё влияние на события в стране способно поспорить с влиянием, которым обладает президент Пётр Порошенко. В частности, именно Коломойский, как считается, финансирует и контролирует знаменитые спецбатальоны МВД, набранные из активистов «Евромайдана» и националистических организаций. Эти батальоны («Донбасс», «Днепр», «Азов», «Айдар» и другие)  являются главной ударной силой правительственных войск на Донбассе – и они же, по словам руководителей мятежных регионов, являются главными нарушителями прекращения огня, объявленного президентом.

Прекращение войны сделает спецбатальоны ненужными – а значит, выбьет из рук Коломойского сильный аргумент в назревающем между ним и Порошенко споре о том, кто является «главным» в Украине. Именно поэтому мир крайне невыгоден Коломойскому – и именно поэтому он выгоден тому же Порошенко.

Как бы там ни было, переговоры между Киевом и повстанцами не будут простыми. Слишком уж по-разному стороны видят будущее после того, как будет установлен мир. Это видение обе стороны изложили в планах по мирному урегулированию донбасского кризиса, которые мы обязательно проанализируем в одном из наших следующих материалов.

Ясно одно: первый шаг на долгом пути к миру, в котором так нуждается Украина, сделан. И это не может не радовать.

Автор: Юрий Ткачёв

4
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Видеовзгляд: восход солнца на одесском побережье

Корреспондент ТАЙМЕРА встретил рассвет на берегу Чёрного моря.