Главная / Мысли вслух

Хроника дня

Камо грядеши, Одесса?

Есть давно ушедшая в народ фраза «одессит — это национальность». Каждый из коренных жителей этого города, пронесший через поколения историю своей семьи, может рассказать, за что он любил и всегда будет любить Одессу. А что останется после нас? Что, кроме наших рассказов о «том городе», будут знать, видеть и любить наши дети и внуки?

На минувшей неделе прошёл слух (к счастью, пока неподтверждённый), что футбольный клуб «Черноморец» «выгоняют» из Одессы. И принципиально неважно, произойдёт это или нет. Дыма без огня не бывает.

В тексте ниже, не будет идти речь о футболе. «Черноморец» — одна из последних ниточек, связывающих сегодняшний город с той Одессой. Даже уже не привязанное ни к чему, кроме собственно моря, название клуба — это память. И, возможно, это то, что может стать последней каплей на весах. Либо эта капля переполнит чашу терпения настоящих одесситов, и они захотят вернуть СВОЮ Одессу. Либо эта капля окончательно сотрет всё, что делало этот город особенным, показав, что большинству нынешнего населения Одессы до подобного нет дела...

Для начала немного истории. Конечно, времена меняются и меняют людей. Но, по большому счёту, сама природа человека за последние тысячелетия не особо преобразилась. Задачей власти по-прежнему остаётся удовлетворять базовые потребности большинства. Большинство же, в массе своей, не предъявляет каких-то особых требований. Задача таких людей — достичь определённого уровня и удержаться на нём. Еще в Древнем Риме эту прослойку населения окрестили словом «плебс», которое происходило от глагола plere, означающего «наполнить». То есть, в этих людях, которые покидали свои родные поселения и переезжали в города, патриции (властьимущие) видели исключительно количественный ресурс.

Но его всё же нужно было удерживать. Безусловно, к плебеям без какого-либо зазрения совести применялись и самые строгие законы и наказания — вплоть до казней. Отряды вигилов (аналог современной полиции или, скорее, МЧС) также были подконтрольны властям. Но даже тысяча опытных стражей не смогла бы справиться с десятками тысяч плебеев, устроивших голодный бунт. Долгое время способом занять этот класс были военные походы. Мужчин снаряжали и отправляли подальше от столицы. Так правящая элита могла чувствовать себя в безопасности. Но со временем воевать стало одновременно и невыгодно в финансовом плане, и опасно. Поэтому нужен был мирный способ сдерживать плебс.

Его во II веке н.э. в одном из своих произведений описал римский поэт-сатирик Ювенал:

Этот народ уж давно все заботы забыл, и Рим, что когда-то

Всё раздавал: легионы, и власть, и ликторов связки,

Сдержан теперь и о двух лишь вещах беспокойно мечтает:

Хлеба и зрелищ!

Сатира тогда не подразумевала юмора. Скорее, наоборот — в этом произведении Ювенал сожалеет о том, что потребности народа настолько измельчали. Однако противопоставляет он им исключительно военную или полицейскую службу, а не созидание или, скажем, развитие науки. Впрочем, для нравов того времени это было в целом нормально.

Время шло, а брошенная с пренебрежением в адрес своего народа фраза Ювенала не только осталась в веках, но и стала, в общем-то, одним из краеугольных камней будущего капитализма. Именно на этих двух постулатах держится современное общество потребления. Задача власти в таких условиях элементарно проста:

1. Уменьшить потребности плебса до минимальных;

2. Удовлетворить эти потребности.

Расписывать эти тезисы подробно нет смысла. Конечная точка такого общества достаточно метко показана в жёстком, хоть и комедийном фильме «Идиократия». Вновь сатира, не подразумевающая юмора...

Наша страна давно и «успешно» встала на эти рельсы. Начав идолопоклоннически смотреть на запад, мы слепо скопировали оттуда, в частности, систему образования. Уменьшили количество специальностей. Практически сведённое на нет производство ликвидировало престижность рабочих профессий. Сделало ненужной потребность в саморазвитии. Если раньше человек с молодых лет имел большой выбор направлений и мог уверенно двигаться в любом из них, согласно своим убеждениям или призванию, то сегодня конечная цель для подавляющего большинства одна — топ-менеджмент. Ну, или просто менеджмент. Это уж у кого какой потолок.

Собственно, это и есть первый шаг — уменьшение потребностей. Если из тысячи человек сто хотят стать врачами, сто — учителями, сто — инженерами, сто — строителями и так далее, государство вынужденно развивать все эти сферы, учитывая потребности народа. Если из тысячи человек девятьсот хотят стать менеджерами, то интересы оставшейся сотни «маргиналов», которые почему-то хотят лечить или учить, можно в принципе не учитывать.

Что же касается второго шага, то он, при условии выполнения первого, сводится именно к тому, о чём без малого двадцать веков назад написал Ювенал. Нужно просто дать возможность человеку заработать столько, чтобы ему хватило на еду и непритязательный культурный досуг. При этом государству, выбравшему такой путь управления народом, обязательно нужны ещё два класса. Нищие, которые будут показывать, как может быть плохо, если ты не из большинства (врачи с учителями, идеально подходят под эту категорию). И богатые, которые будут показывать, как может быть хорошо, если ты всю жизнь будешь делать то, что тебе положено (при этом, конечно, у плебея шансов стать патрицием практически нет — но убеждать его в наличии этих шансов нужно).

Теперь непосредственно к делам одесским.

Хотя, простите, все же ещё одно исторически-философское рассуждение. Я часто задаю себе риторический вопрос: а могло ли города Одесса не быть в принципе? Могло. Но Александр Васильевич Суворов распорядился отбить крепость (которая, к слову, вообще не была целью номер один на тот момент), а Екатерина II распорядилась основать здесь город. При этом новообразованное поселение вполне могло стать просто точкой на карте Российской Империи. Однако город решили отстраивать. Со временем Одесса приобрела свой нынешний облик. Появился знаменитый Оперный театр, известнейший университет и другие объекты, справедливо привлекающие внимание. А ведь все могло ограничиться просто постройкой морского порта.

После революции 1917-го года могло ли высшее руководство СССР прикрыть «проект под названием Одесса» за ненадобностью? Думаю, что тоже могло. Вряд ли в первые годы и десятилетия одесская культурная жизнь имела для государства первостепенное значение. Но Одессу не только не «закрыли», а даже наоборот. Город стал одним из флагманов производства. Были переориентированы и запущены заводы. Во всю строились и стадионы, включая и знаменитую арену имени Косиора, которую возводили на месте катаевского «Чёрного моря» с 1925-го по 1935-й годы.

Дальнейшую историю пересказывать не буду — это может затянуться надолго. Какой вывод я делаю из сказанного выше: с момента основания Одессы государство вело по отношению к этому городу (равно как и ко многим другим) «центробежную» политику. Город развивался, становясь важным объектом, концентрируя в себе и вокруг себя большое количество людей, и, как результат, ставший самостоятельным центром империи.

А теперь давайте мысленно заберём у Одессы всего пять составляющих: порт и пароходство, промышленность, образование, культуру и спорт. Нарисуйте у себя в голове эту картину. Что получится в итоге? Получится, очень мягко говоря, провинциальный город. Серый, обыденный город с некогда интересной историей, о которой через два-три поколения уже никто и не вспомнит. Не хочу обижать другие населённые пункты, приводя их в пример — думаю, каждый сам подберет подходящее сравнение.

Удивительно, сколь быстро можно свести на нет почти двухсотлетний цикл развития. Описанные в предыдущем абзаце реалии ещё в 80-х годах ни один уважающий себя одессит даже представлять бы не захотел. А сегодня мы уже смирились с тем, что Одесса — это город без Черноморского морского пароходства. Что уничтожены такие гиганты, как «Краян» или «Прессмаш». Что наши университеты ничем не отличаются от любых других, ежегодно выпускающих по «болонской системе» тысячи будущих менеджеров. Что сцена оперного театра сдается в аренду, потому что музыкантам нужно выживать. Что гремевшие когда-то на всю страну спортивные команды сегодня никому не нужны. Хочется перефразировать текст песни из «Трёх мушкетеров»: «И что нам от нее осталось ныне? Только имя...»

Это уже «центростремительная» политика. Внутри страны из Одессы только одна дорога — в Киев. Столица забрала себе всё, что было возможно, и ничего не дала городу взамен. Сегодня уже почти нет самобытной одесской культуры. Присущего городу вольного духа, который находил своё воплощение и в искусстве, и в спорте. И если коренных одесситов это огорчает, то многим из тех, кто приехал сюда недавно, нету дела до подобных проблем. Хлеб в Одессе есть, и зрелищ вполне хватает — кино, боулинг, что там ещё, как везде... А ведь этот город как раз и славился тем, что «плебса» в Одессе почти не было. Помните, как пел Высоцкий:

Грузчики в порту, которым равных нет,

Отдыхают с баснями Крылова.

Если вы чуть-чуть художник и поэт,

Вас поймут в Одессе с полуслова.

А сегодня, получается, что нет разницы, где жить. Взывая к чувству патриотизма, нужно этот патриотизм на чём-то основывать. Есть давно ушедшая в народ фраза «одессит — это национальность». Каждый из коренных жителей этого города, пронесший через поколения историю своей семьи, может рассказать, за что он любил и всегда будет любить Одессу. А что останется после нас? Что, кроме наших рассказов о «том городе», будут знать, видеть и любить наши дети и внуки? Будут ли они испытывать особенную гордость за Одессу? Или с лёгкостью променяют её на любое другое «среднестатистическое» место...

И вновь вспоминается строка из Владимира Семёновича: «Сотвори Господь хоть пятьдесят Одесс — все равно в Одессе будет тесно». Так вот, Одесс не пятьдесят. Она у нас одна! И её, воспетую Пушкиным, Утесовым, Высоцким, Катаевым, Олешей, Бабелем и... можно продолжать до бесконечности, нужно сохранить, во что бы то ни стало.

 

Владислав Уцеховский

2
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.