Главная / Блоги

Хроника дня

Крик души. Ах, дворы!!!

Меня очень сильно разозлил случайно увиденный репортаж на каком–то случайном одесском канальчике, сделанный какой–то случайной девочкой (одесситка ли она? Или случайно тут оказалась?). Потому что она ходила по старым дворам и ужасалась: какой кошмар, все эти крысятники надо снести и построить здесь красивые из стекла и бетона многоэтажки. И будет тогда нам всем счастье.

Девочка была в том возрасте, в каком я бродила с друзьями (начитавшись Паустовского и Катаева) по Городу. Мы знали все его закоулки, все тайные местечки, все старинные с вензелями парадные. У меня даже был двор на Садовой, который, как в рассказе Уэллса — то исчезал, то появлялся. Он до сих пор ведёт себя так, и я до сих пор охочусь за ним. Странный такой дворик, в конце его воротца ведут в другой, густо заросший вьющимися розами. Я всё время забываю его номер. Иногда специально ищу и не нахожу. А то вдруг случайно идёшь мимо, спешишь — а он вот, во всей своей красе… А, может это и есть выход в другое измерение??? Кто знает?

Ведь Город набит чудесами, как волшебная коробочка. Ах, как вкусно Олег Иосифович Губарь умеет копаться в них! А девочка та, и другие девочки и мальчики не понимают, в каком уникальном месте они случайно оказались. И не понимают самого главного: одесский характер (о котором столько написано) произошёл из этих самых одесских дворов.

Город задумывался и строился первоархитекторами как маленькое чудо, как произведение искусства. Прелестная бухта обязывала. Во–первых, дома не должны были быть высокими — не выше 4-5 этажей, чтобы продувались морскими и степными ветрами, и чтобы все дворы простреливались солнцем.

Я выросла в одном из таких дворов и когда я хочу выяснить,одессит ли мой собеседник, я задаю ему простенький такой вопрос: где находится Ломаный переулок? Всё меньше и меньше людей знают ответ… Девочка та из передачи говорила о том, какое это ужасное место и как его срочно надо снести. Да, в конце Ломаного, где я родилась, уже выросла ужасная серая девятиэтажка и исчезли все сквозные дворики, как ручейки бегущие на Балковскую. И все бабушки, хранительницы тайн и памяти уже поумирали… И тополя срубили… А раньше, подъезжая к Одессе, я из поезда находила свой тополь и кричала: «Смотрите, смотрите, — это же наш тополь!»

Да, у города было своё лицо и свой характер. И один умный архитектор рассказывал мне, какое это архитектурное чудо — старые корпуса Нового базара и какой это ужас — пятиэтажки и девятиэтажки, где никто никого не знает и любить, собственно, новые дворы не за что. Он говорил, что высотные дома противоестественны природе человека, что квадратные квартирки угнетают психику.

А в настоящем одесском дворе скучно быть не может. И в грусти к тебе придут на помощь. И вечером будет с кем посмотреть на звёзды.

Двор был маленьким сообществом, которое помогало выжить. Все свадьбы совершались всем двором, хозяйки готовили угощение и несли его на общий стол, раскинувшийся под обязательным тополем, и танцы продолжались до утра. А если хоронили кого–то, то тоже — всем двором. Все ехали на кладбище, все помогали с поминками, потом долго сидели во дворе с родными и вспоминали ушедшего, чья жизнь прошла вот здесь и была у всех, как ладони.

Во дворе всегда можно было одолжить до зарплаты, двор обязательно накормил бы твоего ребёнка, если ты задерживалась на работе.

Сейчас поняла: двор был своеобразным аналогом деревни — суть та же: коллективное сообщество людей, объединённых одним пространством — веранды, тополя, примусы… Двор всё про тебя знал, помнил твоих отцов и дедов, мог накормить или дать заслуженный подзатыльник, разделить беду и радость. А самое главное — двор вовремя давал оценку твоим поступкам, что помогало тебе оставаться человеком.

Новые капиталистические времена отнимают у нас не просто дворы, ломая их и возводя серые душегубки, они загоняют нас в квартирки — к телевизору и компьютеру, прочь от тополя и разговоров под звёздным небом.

А нет ничего главнее «звёздного неба над головой и нравственного закона внутри нас» (Иммануил Кант). И я присоединяюсь к его словам. Потому что дети, игравшие во дворе под тополем и дружившие со всеми детьми во дворах-ручейках, а по вечерам слушавшие нескончаемые воспоминания о житье–бытье страны и людей, учились чему-то такому, несомненно, самому важному, чему ни один компьютер в мире научить не сможет. Искусству становиться человеком. Я так думаю.

А дворы-то ведь можно сохранить. И коммуникации новые подвести, и стены подправить, и крыши перекрыть. Но для этого надо осознать, что другой Одессы не будет, и надо спасать эту изо всех сил. И стоять за каждый дом, за каждую веранду, за каждую лестницу. Насмерть.

Автор: Наталья Симисинова

Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.