Главная / Блоги

Хроника дня

Крик души. Мир — театр, где все — актёры. У каждого есть вход и выход свой

В старости вся твоя человеческая суть проявляется. И от того, какая она, ты счастлив или нет.

Вот не знаю, чего больше в старости. Детство, особенно раннее, как синее небо, без единого облачка. Фотографии оттуда — все умилительны. В памяти — почти ничего, отдельные фрагменты: кусочек дня, бабушкино платье, запах вишнёвого варенья, слепящее полуденное солнце… Потом школа — со скоростью поезда. В окнах мелькают обрывки событий, практически не связанных. Более–менее отчетлива юность. Свадьба. И — взрослая жизнь. Работа, карьера, друзья. Каждый день перенасыщен до краёв. Как интересно!

И вдруг — пролетело. И наступила старость. Не хочешь соглашаться. Гонишь от себя. Но как много раздумий! И как много времени для раздумий. Подведение итогов. И, может быть, ты поймёшь, что она — квинтэссенция твоей жизни. Итог. Как жил? Что понял? Зачем жил? И здесь вовсе никакого значения не имеют твои должности и накопленные богатства. Здесь вся твоя человеческая суть проявляется. И от того, какая она, ты счастлив или нет. Живёшь в гармонии с миром или нет.

Посмотрите на бабушку в платочке, сидящую с сияющими глазами в окошке с резными ставеньками. Она смотрит на луг, речку, дальний лес. На столе за ней — пироги, она ждёт в гости внуков…

Потому-то я и не знаю, чего больше в старости: трагедии (жизнь заканчивается) или счастья (я был!!!) — вокруг меня много моих любимых людей, больших и маленьких. И надо успеть поговорить с сыном и дочитать внуку сказку.

Или… Знаю, знаю, знаю таких пожилых людей: я не имею права болеть, на мне выход альманаха висит… я должен дописать книгу… мне непременно нужно в этом году подняться на Эльбрус — это будет пятое восхождение…меня ждут больные дети, они пропадут без меня…

Но не все, конечно не все достигают таких высот духа. Разве это важно? А пирожки к приходу внука с друзьями? В прошлый раз штук пятьдесят слопали. И на здоровье! А ножки вымыть и спать уложить: ведь намаялся целый день по деревьям лазать? И это потом в памяти у внука на всю оставшуюся жизнь. До его старости. Как пример служения.

А если нет? Если забудет внук про всё в детстве и не найдёт времени, чтоб позвонить… Как жить тогда?

На все эти размышления навёл меня недавний спектакль, вернее прогон нового спектакля, у которого пока даже нет названия, в «Театре на Чайной». И здесь нужно отступление, чтоб успеть признаться в любви. Да, я люблю — даже больше, чем люблю — «Театр на Чайной». Каждое посещение — радость. И обязательно такие вот раздумья после каждого спектакля.

Скорее всего, спектакль будет называться «Любовь» или «О любви». Герои — три старика. Вернее, два старика и одна старушка. Познакомились они в парке на скамеечке. На скамеечку сбегают потому, что дома никому не нужны, всем надоели — зажились, в общем. И они, старики, это понимают.

Да. Такое случается чаще всего. Это в начале я писала, как должно быть. Каким должно быть отношение к старикам. Но на самом деле, это — большая редкость.

Вот из своего окошка я вижу сидящих у подъездов пятиэтажек стариков и старушек. Сидят они часами. А что им ещё остается делать? Востребованных семьёй стариков мало. Дети чаще всего живут отдельно, у внуков уже тоже своя жизнь — ну о чём им говорить друг с другом?

А старость — страшная штука. Представьте, что им остаётся в жизни, какие дела делать? Еду приготовить, убрать, постирать, телевизор посмотреть, книжку почитать. И всё. А душе–то другого хочется… Душе хочется участвовать в жизни, а не коптить небо в ожидании конца.

Да и вся наша социальная жизнь так устроена, что места для старых в ней уже нет. Дети крутятся сутками как заведённые, чтоб выжить. До разговоров ли здесь? А старики только путаются под ногами и мешают.

Пьеса беспощадна. Разговоры на скамеечке в нездешнем итальянском парке постепенно перерастают в горестные исповеди, рассчитанные на то, чтоб услышали все. Всё человечество, все люди. Услышали и ужаснулись. Неужели это мы? А ведь они нас любили и растили. Наши родители, ставшие надоедливыми и никчемными старикашками. На скамеечке в итальянском парке идёт жизнь. Признания, которые самому себе невозможно озвучить: как плохо относятся дети — невестка один раз в день кормит супом, а меня отвезли на несколько дней в дом престарелых (пока путешествовали), о, как там было страшно!!!!

Жизнь на скамеечке идет бурная. Старики ссорятся, мирятся, пьют джин, дерутся, тайно влюбляются в одинокую старушку… Наконец они задумывают побег. Бежать из дому, на свободу!!! Опять почувствовать себя людьми. Ведь они же люди, люди!

Крик души. Мир — театр, где все — актёры. У каждого есть вход и выход свой

Крик души. Мир — театр, где все — актёры. У каждого есть вход и выход свой
Фото с прогона спектакля

Пьеса не про итальянских стариков. Пьеса про жизнь и смерть. Про то, как тяжко наше человеческое бытие и как трудно в нём остаться человеком. Я не знаю, где Саша Онищенко (худрук театра и главный режиссёр) находит эти пьесы, но всё, что я видела в «Театре на Чайной», я видела впервые.

Человеком трудно быть в любом возрасте. Тем более в такое бесчеловечное время. А может, все времена такие. И наша роль, главная, — изо всех сил, держа в памяти лица наших любимых стариков, которых уже нет с нами, противостоять этому вселенскому расчеловечиванию …А?

Автор: Наталья Симисинова

1 2
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Шимонян Славик Шимонян Славик

"Тополя и ветер" - есть такой спектакль, посыл и сюжет (вплоть до планов о побеге) точно такие же, только там три французских старика, а старушек среди них совсем не было. ..

Ответить 0

Новости партнёров: