Главная / Блоги

Хроника дня

Крик души. Семейный альбом

«Всё смешалось в доме Облонских».

Сегодня одновременно живут несколько поколений людей, которые абсолютно не понимают друг друга, потому что у них разные системы ценностей. Мне кажется, что точно такая же ситуация уже была в обществе, после Великой Октябрьской Социалистической революции, когда в муках начал формироваться вместе со строительством нового общества «хомо советикус» — советский человек. И поэтому фраза насчёт Облонских вряд ли будет понятна 2/3 общества, так же как строчки из Пушкина или Лермонтова. Так же, как и фраза «люди как люди, только квартирный вопрос их испортил», или про Аннушку, которая уже пролила масло. Что за Аннушка? Какое масло?

Мне вот знакомая учительница рассказала, что «Сказку о рыбаке и рыбке» дети уже не читали. И понятия не имеют об её существовании.

С каждым днём уходят из жизни вещи, которые нас объединяли и делали обществом, способным противостоять чему-то, а не просто скопищем людей, толпой, бредущей неизвестно куда. Вещи, на первый взгляд вроде бы несерьёзные. Книги из собиравшихся десятилетиями домашних библиотек, где всё вперемешку. Толстой, Достоевский, Гоголь, Шекспир, Пушкин, Пастернак, Брэдбери… Книги, читаные–перечитаные прадедушкой–прабабушкой–дедушкой–бабушкой–мамой–отцом–теперь твоя очередь….Бережно переданные в твои руки. Те, кому повезло, помнят чтение мамой или бабушкой вслух перед сном «Алисы в стране чудес» или «Малыша и Карлсона»… Повезло — потому что потом возникло поколение мам и пап реализаторов или частных предпринимателей, которые приезжали мёртвыми от усталости, и о чтении не могло быть и речи. Дети тем временем самостоятельно привыкали к Сони–плэй–стэйшн, к видикам, потом к компьютерам, планшетам, айфонам, смартфонам и прочее. Хорошо, если родители хотя бы фильмы им подбирали, а не пускали всё на самотёк. А так как большинство пускали, то сколько гадости — низкопробной американской — вылилось на головы наших детей. Теперь вот имеем то, что имеем. И неуважение к прошлому, и раболепие перед Западом, и дух потребительства, и цинизм…

К несерьёзным вещам можно было также отнести песни, которые пелись за столом во время семейных праздников или просто по вечерам. Оттуда, из тех семейных посиделок у старшего и среднего поколения — память о песнях, которые пели деды и отцы. «Славное море — священный Байкал», «Мы — красные кавалеристы и про нас…», «Вставай, страна огромная» — да, пели. «Вот кто–то с горочки спустился», чуть позже — «Над Канадой, над Канадой солнце низкое садится», «Мы ехали шагом, мы мчались в боях и “Яблочко”-песню держали в зубах», «Долго будет Карелия сниться, будет сниться с этих пор». Ещё позже — «Ах, Александр Сергеевич, милый. Ну что же вы нам ничего не сказали…», «В склянке тёмного стекла из–под импортного пива роза красная цвела гордо и неторопливо» — при всём этом, а также при разговорах (очень содержательных) всё время присутствовали дети, которые вроде бы играли, занимались своими делали, но всё это впитывали.

Точно так же, как впитывали они рассказы прадедов (которые десять лет назад ещё были!!!) о Великой Отечественной. А уж если один прадед был лётчик и брал Прагу, а другой — моряк и воевал на Дунайской флотилии, и вон кортик висит на стене, то можно было заслушаться...

А если ещё по телевизору читались стихи, от которых мурашки шли: «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины, как шли бесконечные злые дожди» — то, конечно же, было понятно, что в такой среде формировался человек, который сильно–сильно отличался от теперешних школьников, которым никто и никогда уже не прочитает это стихотворение Симонова или «Гренаду» Михаила Светлова.

Точно так же, как фотографирование себя, причём постоянное фотографирование, которое стало уже болезнью, никак невозможно сопоставить с рассматриванием вместе с дедушкой или с отцом старых фотографий из многочисленных семейных альбомов. Рассматривание медленное, неторопливое, чтобы и в глаза прадедушки на чёрно–белой успеть посмотреть и объяснения услышать: кем он был, откуда родом, как пошёл в Красную армию и про коня Воронка обязательно, и про ранения. Передача информации на совершенно другом, сердечном уровне. Информации, которая, по идее, никогда не должна стереться из памяти… У некоторых стёрлась. Но об этом — другой разговор.

Автор: Наталья Симисинова

1
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Коленчук Диваныч Коленчук Диваныч

Ваша задумчивая статья заставила задуматься. . Моя семья читает, и дети тоже. Вспоминал, когда я последний раз в руках держал бумажную книгу, на почитать. Выходит-давно, всё на телефоне, планшете. Когда смотрел старые фото? Оччень давно. В театре года три не был- работа и заботы. Ужас. Детям сказки читаю, а они-мне. А так задуматься-наше Детство, вот так, с большой буквы Д и то, что у детей-две большие разницы в нашу пользу. Как же хорошо, что мультики показывали редко и заранее в программке знаешь-когда. Кукольные очень расстраивали, ведь ждёшь, ведь в предвкушении. . И за детей(нас) не боялись так, впотьмах в казаки-разбойники интереснее было, и ели что попало- от стыренной и слегка о штаны пошорканной морковки до голубиных яиц. Только морды круглели. И в гости ходили просто так, и телефон у кого есть- редко, переться на поговорить -только сам и пешком. Субботники с первым портвешком, втихаря. Кино, где "дети до 16", а там, в "Экипаже" только голая попа, да через аквариум. . Эх, блин. Спасибо, Наталья . Душевно пишете. Удачи Вам.

Ответить 0

Новости партнёров:

Видео

Беспорядки в Горсаду: штурм ворот, стычки с полицией и ранение генерала

Хроника акции протеста в одесском Горсаду 18 ноября - в видеорепортаже ТАЙМЕРА.