Главная / Блоги

Хроника дня

Между Сталиным и Брежневым

Идти вперед с повёрнутой назад головой не только неудобно, но и опасно.

Как-то незаметно прошли мимо нас на минувшей бурной и страшной неделе две памятные даты — 110-летний юбилей Брежнева и очередной день рождения Сталина.

Нет, кое-где в прессе и соцсетях их, конечно, помянули. Одни ритуально восславили «отца народов» и вознесли хвалу «дорогому Леониду Ильичу» за тихое и благополучное житьё при нём. Другие — не менее привычно предали хуле «лютого палача-большевика» и «бровеносца в потёмках», припомнив им все грехи реальные и мнимые.

А между тем обе эти исторические фигуры заслуживают не огульного воспевания или исступленных проклятий, но реального осмысления их роли в нашей истории. Ведь Сталин был творцом той системы, что контролировала почти половину мира до приснопамятного 1991 года и свергла германский нацизм, Брежнев же — по существу, последним её полновластным главой. Один символизировал её становление и триумф, другой — наиболее внешне благополучные годы перед распадом.

Мы попытаемся напомнить вам самые важные, на наш взгляд, черты их правления, разумеется, в крайне сжатом виде, не претендуя на полноту и истину в последней инстанции.

Парадоксы кремлевского горца

Личность и дела Иосифа Виссарионовича Джугашвили, вошедшего в историю под партийным псевдонимом Сталин, полны глубоких противоречий. Судите сами…

Профессиональный революционер, принимавший активное участие в разрушении старого режима и царской России, он до смерти Ленина формально не был «вождём первой величины». Но, сумев сделать свой изначально, чисто технический пост Генерального секретаря ключевым, путем изощрённой политической игры уже к концу 20-х годов минувшего века стал, фактически, единовластным правителем огромной страны.

Умело манипулируя противоречиями между куда более значимыми фигурами «вождей», используя их амбиции и властолюбие, он сумел вытеснить кого на вторые роли, а кого, как Троцкого, и вовсе изгнать из страны. И… здесь начинается первый парадокс Сталина. Борец с империей, он, будучи человеком огромного практического ума и не менее огромного властолюбия, фактически начинает… восстанавливать империю.

Да, всё это происходило под лозунгами марксизма-ленинизма, но та жёсткая и пронизанная принципом единовластия и приоритета государственных интересов над любыми личными свободами держава, что он создал, по сути своей стала уже к середине 30-х империей. Причём куда более суровой и подчинённой воле одного человека, чем Российская империя времён её крушения.

И законы, и менявшаяся на глазах идеология, всё дальше отходившая от реального наследия Маркса и Ленина, напоминали скорее азиатские монархии в духе Оттоманской Порты времён её расцвета. Отдельный человек служил интересам государства как винтик, и никакие вчерашние заслуги не спасали его, если он — хоть в чём-то — отступил (или мог отступить!) от «курса партии», т.е. — воли вождя.

Вся жизнь страны была подчинена единому ритму и единой воле, работая на индустриализацию и оборонную мощь. Здесь не место рассуждать о том, что послужило этому причинами — внешние ли факторы, усилившие извечную враждебность всего мира по отношению к России страхом Запада перед разрушительной для его устоев коммунистической идеологией, либо сочетание этого с приходом к власти в СССР мощного лидера.

Реальность времени в любом случае заключалась в том, что Сталин сумел создать сильное государство, в итоге победившее главного своего антагониста и к концу его правления ставшее сверхдержавой, контролировавшей почти половину планеты.

Я сознательно не рассматриваю здесь его противостояние с Гитлером, которое старательно разжигали буржуазные демократии, стремившиеся стравить двух великих диктаторов и в итоге вынужденные вместе со Сталиным бороться против нацистской агрессии. Скажу лишь, что, на мой взгляд, весьма неумно и цинично изображать их равным злом. По той простой причине, что в основе идеологии Сталина стояла, всё-таки, идея равенства людей, восходящая к христианским идеалам. Нацизм же — изначально базировался на сатанинской гордыне и желании возвести неравенство во главу угла, поработив или истребив «недочеловеков».

Увы, борьба за рай на земле для всех зачастую оборачивалась адом для многих, но можно ли её ставить на одну доску с желанием меньшинства создать ад для всех прочих?!

Сознательно же не акцентирую внимание на репрессиях. Пусть и многократно преувеличенные, они,  бесспорно, были страшны. Пусть и порой обоснованные, они влекли на плаху и в лагеря за явными заговорщиками и предателями множество людей, ни в чём не повинных, и плодили палачей и доносчиков. Но можно ли было иным путём сохранить страну в уже сложившейся тогда ситуации жёсткого противостояния внешнего и внутреннего? — Ответ повисает в воздухе…

В итоге же создатель могучей державы пал жертвой своей же мощной воли к власти. Ослабевшего повелителя просто предали его ближайшие соратники, дав умереть без элементарной врачебной помощи больному и одинокому старику… Его погубило извечное стремление великого владыки, с одной стороны, не допускать к власти равных и сильных, с другой же, — создать некий «орден тамплиеров», новую элиту, всемерно ему преданную, получавшую всё больше привилегий и благ за свою службу. Но при этом элиту, лишённую гарантий своего благополучия и всецело зависящую от милости повелителя.

И эта номенклатура, вкусившая власти, в итоге предала своего создателя, как это бывало и в давние времена, а потом и погубила его детище за считанные десятилетия, не обладая элементарными понятиями о чести и патриотизме родовой аристократии, вырабатывавшиеся веками отбора если и не лучших, то наиболее сильных.

Так кем был Иосиф Сталин — революционером или тираном, творцом или разрушителем? Отвечу кратко: последним великим императором в истории рода людского. Тем, о ком сказал Михаил Шолохов: «Был культ, но была и личность!». Гигантской фигурой, о чьих делах ещё долго будут спорить историки. Человеком, чей путь, со всеми его победами и поражениями, для мудрых должен стать уроком и назиданием и отнюдь не поводом для повторения  и подражания. Но не глупцам судить его!

Между Сталиным и Брежневым

Закат империи

Леонид Ильич Брежнев, о времени правления коего мне куда легче судить, ибо я в нем жил, вне сомнения по масштабу своей личности со Сталиным несоизмерим. Человек изначально неглупый и не злой, он стал олицетворением последнего, достаточно краткого, периода относительно благополучной жизни Советского Союза. А его стремительное одряхление, сделавшее этого в начале своего правления моложавого и импозантного мужчину объектом насмешек, как бы символизировало судьбу всей системы власти.

Он пришёл на смену хитрому, но отнюдь не мудрому Хрущёву, ставшему — явно не по способностям — приемником огромной сталинской власти. Растолкав конкурентов и уничтожив самого опасного из них, Берию, он как бы заключил с номенклатурой, «эрзац-дворянством», некий договор, обеспечивавший ей физическую неприкосновенность. И сам, натворив множество глупостей внутри и вне страны, был ей в 1964 отстранён от власти, но сохранил жизнь. По его мнению, это, вместе с разоблачением культа Сталина, было главным его достижением.

Между Сталиным и Брежневым

Леонид Ильич, которого партийная верхушка сделала своим вождём, придерживался умеренно-консервативных взглядов. Он старался совместить частичную реабилитацию Сталина с отсутствием явных репрессий, поддерживал разнообразные просоветские режимы и течения во всем мире, но инициировал разрядку напряжённости и диалог с Западом, старался повысить уровень благосостояния народа, но не препятствовал ползучей коррупции номенклатуры, дорвавшейся до благ и безнаказанности, сам будучи абсолютно бескорыстным.

Но с 1968 года, после подавления «Пражской весны» — весьма мягкой попытки чехословацкого руководства создать «социализм с человеческим лицом», правление его становилось всё более консервативным. И символом его стал дряхлый глава идеологии, аскет и начётчик Михаил Суслов, олицетворявший стремление душить всё, что хоть немного отличалось от «ленинского курса». 

Итогом же властвования ослабевшего телом и душой Брежнева, коему окружение не давало уйти в отставку и заваливало впадавшего в маразм генсека незаслуженными наградами и званиями, стала бессмысленная война в Афганистане. А смерть в 1982 положила конец мнимому благолепию.

Между Сталиным и Брежневым

Четыре года «гонок на лафетах» — череды похорон стариков-генсеков, сопровождались жёстким обострением внутренней борьбы кланов, приведшей в итоге на «трон» могильщика системы — Горбачёва… Системы, которая была создана титаном власти, и развалилась в руках людей слабых. Эксперимент создания социалистической державы и мировой системы потерпел крах.

Да, в нынешнее время гражданской войны и наступающей разрухи, многие ностальгируют по тихой и почти «вегетарианской» эпохе Брежнева, позабыв и дефицит элементарных товаров в провинции, и удушающую атмосферу тотальной цензуры, и тихие, но достаточно суровые преследования инакомыслящих. Да, при нем «втихаря» можно было очень многое, да, тогда  «сами жили и другим давали», но… меня, почему-то, вовсе не тянет обратно, в то время — заметим, при всех его достоинствах типа бесплатного образования и медицины. Точно так же, как не тянет и во времена Сталина, по коим тоскуют иные поклонники сильной руки.

Воля ваша, любезный читатель, но идти вперед с повёрнутой назад головой не только неудобно, но и опасно. А посему — памятуя о былом, постараемся строить свой мир, относясь и к Сталину, и к Брежневу беспристрастно, как к фигурам навсегда ушедшего прошлого. Без бесплодной ненависти и рабского преклонения, но с разумным пониманием духа и смысла времени и здравым умением извлекать уроки без повторения ошибок минувших лет.

Автор: Игорь Плисюк

3
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Порошенко посетил Одессу и представил нового губернатора (полная версия видео)

12 января президент Украины Пётр Порошенко в Одессе представил нового губернатора области и рассказал о том, как видится ситуацию в стране с улицы Банковой, где располагается Администрация президента. Вот как это было.