Главная / Мысли вслух

Хроника дня

Одесса: история одной смертельной болезни

Жизнь раба для хозяев – ничто. Поэтому рабов любят сбивать на кладбищенских аллейках хозяйскими самокатами. А тех, кто начинает понимать, что жить без хозяина можно, бросают в подвал и публично порют. В назидание другим. И люди остаются рабами до тех пор, пока при виде публичных порок ликуют – «хорошо, что не меня!».

bozhe-hrani-nachalnika

Народы, страны и города, как и люди, рождаются в мучениях, живут в радости или горе. И умирают в точности, как человеки. Одни в окружении любящих родственников и без мучений. Другие – на помойке, в муках и страданиях. Душа города – это не памятники, а люди. Все те, кем славилась Одесса, кто делал нашему городу имидж города талантов. А теперь посмотрите хотя бы по «Википедии» список знаменитых одесситов. Большинство из них умерло. Горстка живых – весьма преклонного возраста предпочитает жить и творить не в Одессе.

Причина проста. Одессы больше нет. Снимем шляпы, шапочки и искусственные парики над телом умершей…

Вместо южной столицы осталось заброшенное кладбище, на котором живут люди без рода и племени, забывшие предков. Есть администрация кладбища, для которой надгробия, землица могилок и памятники вкупе с жалкой растительностью – всего лишь объект для купли и продажи. А остальные живущие на кладбище – лишь помеха для бурной торговой деятельности. Невдомек кладбищенскому народу, что само некогда знаменитое кладбище заложено-перезаложено, и сами люди тоже оказались лишь бесплатным приложениям к знаменитым надгробиям.

Сама администрация давно приватизировала наиболее живописные участки на окраинах кладбища. Эти участки были отведены в некогда живом городе под парки и пляжи. Но живым парки и пляжи не нужны. Так решила дирекция. И оставшиеся на кладбище согласились.

Смерть к Одессе подкралась в 1919 году, в тот самый момент, когда ее причалы покидали последние транспорты с беженцами от большевизма. Это были первые симптомы смертельного заболевания. Пришедшие шариковы были микробами, которые изнутри разложили и уничтожили город мастеров и острословов.

С 20-х по 80 – е годы двадцатого века микробы сожрали в нашем городе остальную часть настоящих одесситов. Последним ударом для Одессы стал массовый исход наиболее пассионарной ее части – евреев.

Оставшимся горожанам деваться было некуда – никаких спасательных шлюпок в виде пятой графы в паспорте у них не было. И они просто вымерли. А те, кто не вымер, предпочел накрыться подушкой. Так им казалось удобней и безопасней.

Не я придумал термин пассионарность. Пассионарность – это желание жить и творить, а не тупо собирать объедки и алчно пожирать их в укромном месте. Вынужден констатировать: причина смерти нашего города – исчезновение той самой одесской пассионарности.

Если население города (страны, села, - нужное название проставить) уверено, что все вокруг плохо, но уверено, что кто-то должен прийти и изменить мир к лучшему, то этому городу (стране, селу – нужное…) – кирдык.

Учите историю господа! Так было миллион раз. К самоуверенным и тихим обывателям с проворовавшейся властью всегда приезжали (на конях, на танках – нужное подчеркнуть) в «гости» непрошенные «гости» (скифы, татары…нужное подчеркнуть). И народ, который предпочитал ожидать лучшего от прихода «хорошего» дяди, ставили на колени.

Но поставленные на колени не подозревали, что они и до прихода «гостей» давно стояли на них. А новые хозяева быстро договаривались со старыми и назначали их «смотрящими» за рабами.

Но дальше было так. На заброшенных руинах знаменитых империй и городов рабам надоедало накрываться подушками и тихо харчиться объедками с барского стола. Постепенно в головы жалких наследников талантливых и знаменитых народов заходила неоспоримая мысль о том, что, кроме них, никто не набьет морду непрошеному «хозяину». И таки били. Но это совсем другая история с различными окончаниями. Иногда рабы забывали про рабство. Иногда выбирали себе новых хозяев.

К слову, любая «администрация» всегда держалась нескольких правил.
Все «хозяева» всегда говорят о том, что их заслуживает народ. Все «хозяева» выбирают себя сами, при помощи помощников из числа наиболее прикормленных рабов. Между «хозяевами» всегда идет грызня за живописные уголки кладбища и кресло директора кладбища. Все хозяева помимо особняка на кладбище и за пределами его, имеют официальную «бомжатскую норку», чтобы поплакаться своим рабам в том, что им самим жить негде.

Жизнь раба для хозяев – ничто. Поэтому рабов любят сбивать на кладбищенских аллейках хозяйскими самокатами. А тех, кто начинает понимать, что жить без хозяина можно, бросают в подвал и публично порют. В назидание другим. И люди остаются рабами до тех пор, пока при виде публичных порок ликуют – «хорошо, что не меня!».

Но как только эта мысль сменяется другой – «а кто, собственно, взял на себя функцию судей и палачей?» - начинается возрождение.

Я стою над телом умершей. И всей душой надеюсь, что это не навсегда. Ведь были случаи счастливого воскресения. В крайнем случае, эксгумации…

1
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...