Главная / Мысли вслух

Хроника дня

Одесса тогда и сейчас: не стоит прогибаться под изменчивый мир?

Вы никогда не задумывались, чем мировоззрение современного одессита отличается от взглядов наших предков, живших, скажем, лет 100 назад?

Нет, я все понимаю: радикально изменился весь окружающий мир, в стране несколько раз менялись социальный строй, государственная идеология и система ценностей, сложился иной уклад жизни, ускорился бег событий, неумолимые перемены внёс технический прогресс. «Горожане сильно изменились, внешне, я говорю, как и сам город, впрочем. О костюмах нечего уж и говорить, но появились эти… как их… трамваи, автомобили…», — рассуждал булгаковский Воланд, стремясь при этом прояснить другой, гораздо более важный вопрос – изменились ли горожане внутренне…

И здесь его ждало разочарование: все произошедшие перемены никоим образом не коснулись внутреннего мира большинства москвичей начала ХХ века. Казалось бы, сколько раз мир переворачивался с ног на голову, переживал страшные войны и катастрофы – пора бы уже людям задуматься, перестать наступать на одни и те же грабли, стать погуманнее, измениться к лучшему. Ан нет. Люди у Булгакова так и остались сребролюбивыми и легкомысленными, усугубив свою испорченность ещё и квартирным вопросом. Думаю, во многом бессмертный шедевр мрачного мастера характеризует и одесситов начала века нынешнего. Современные люди, одетые в дешёвые джинсы и ездящие на купленных в кредит иномарках, мало чем отличаются от своих предков, колесивших по тем же самым улицам на извозчиках, одевавшихся в сюртуки и платья и теребивших в руках — вместо китайских айфонов — трубки и платочки. Всё так же большинство людей озабочены исключительно добыванием хлеба насущного, подвержены страстям и порокам, равнодушны к чужому горю, жадны до денег, горят желанием сбежать от серой повседневности в красивую сказку или, на худой конец, спрятаться от нее в скорлупке своего маленького, хрупкого, псевдосчастливого мирка. Ну, в последнее время, может быть, стали больше интересоваться происходящим в стране, кричать лозунги…

Но если копнуть поглубже, то перемены в характере и психологии людей всё же можно заметить и обозначить. Об изысканности нравов, образованности и культурности некоторой части наших предков и развращённости, грубости и пошлости потомков даже и говорить не хочется – и так все ясно. Давайте на секундочку попытаемся представить себе мироощущение интеллигентного, думающего и чувствующего человека со своими принципами и убеждениями, жившего в Одессе в начале XX века. Далеко ходить не придётся – возьмем, к примеру, образ Василия Петровича Бачей из цикла книг одесского писателя Валентина Катаева «Волны Чёрного моря». За грозными званиями «преподаватель среднеучебных заведений» и «коллежский советник» кроется обычный одесский учитель, овдовевший отец главных героев повествования – Пети и Павлика, живущий с семьей в 1905-м и последующих годах на окраине города — Канатная угол Куликова поля. Взгляды Василия Петровича отличались либерализмом: он всегда с презрением отзывался о чинах и орденах, не принимал сословных привилегий, считая всех жителей страны равными перед законом гражданами. Катаев характеризует своего персонажа как доброго и порядочного человека, «светлую личность», воспитанного на идеях французского философа Жан-Жака Руссо и народничества, для которого, например, сделка с совестью была пределом морального падения, не признающего права собственности на землю, которая, по его словам, «принадлежит Богу и народу». Таковы взгляды персонажа, выведенные автором на первый план повествования. О других убеждениях Василия Петровича мы можем с высокой долей вероятности судить по явным и скрытым намёкам Катаева.

Олег Табаков в роли Василия Петровича Бачей

Он чувствует себя полноправным, законопослушным  гражданином собственной, горячо любимой, обустроенной на вполне разумных основаниях страны. Он искренне верит в доброго и справедливого батюшку-царя, считает особу государя-императора «священной», помазанной на царствование самим Господом Богом, и запрещает куда более скептически настроенной свояченице хулить его, «особенно при детях». Будучи учителем словесности, он гордится своей страной, её великими писателями и художниками, её славным историческим прошлым. Он сумел привить своим детям, названным в честь великих российских императоров, самый что ни на есть искренний патриотизм. Недаром же Петя до времени убеждён, что Россия — «самая лучшая, самая сильная и самая красивая страна в мире». Не будучи дворянином, не имея сколько-нибудь серьёзного капитала, привыкнув всю жизнь трудиться, получая скромное жалование на государственной службе, Василий Петрович не принадлежит никакой политической партии и не понимает, как можно творить жестокий еврейский погром с иконой в руках. О происходящих в мире событиях он узнает из газеты «Русские ведомости» и яростно спорит с тетей Павлика и Пети, доказывая, что нельзя всё в жизни смешивать с политикой. И – ключевой момент – он, по всей видимости, счастлив. Счастлив жить в великой стране, управляемой мудрым правителем, счастлив заниматься любимым делом – учить детей, счастлив быть уважаемым человеком в цивилизованном обществе.

Интересно, что грозные и трагические события революции 1905-го года, не обошедшей стороной и Одессу, до окраины Куликова поля доходили «в виде слухов и отдалённых выстрелов. Но к слухам и выстрелам давно уже привыкли». Прямо как сейчас…

Справедливости ради стоит заметить, что взгляды Василия Петровича на жизнь, такие светлые и благородные в книге «Белеет парус одинокий», существенно меняются на протяжении последующих частей цикла: герою приходится несколько переосмыслить свои жизненные позиции, сталкиваясь с суровыми жизненными реалиями. В книге «Хуторок в степи» на бедного одесского учителя сыпется столько напастей, что его идеалы уже сильно шатаются. Вынужденная отставка с государственной службы за публичный доклад о «вероотступнике» Льве Толстом, увольнение из частного училища за отказ брать взятку наводят интеллигента-идеалиста на невесёлые мысли о том, что он – всего-навсего раб, не имеющий в царской России права иметь собственное мнение и жить по законам чести и совести. В третьей же части повествования под названием «Зимний ветер», действие которой происходит в суровом 1917-м году, постаревший Василий Петрович со слезами на глазах говорит об идеях Ленина и полностью поддерживает революционные устремления передовой рабоче-крестьянской общественности. Разумеется, по сюжету книги, написанной в 1960-м году, в лучших традициях прославления советской власти и героизации её становления, иначе и быть не могло. Понятное дело, что вряд ли такой человек, как Бачей-старший, пусть либерал, но всё же верноподданный патриот, смог бы всего за 10-12 лет коренным образом сменить, как теперь говорят, свою политическую платформу, и стать убежденным революционером. Оставим эту атипичную метаморфозу на совести талантливого одесского, но всё же в худшем смысле слова советского писателя.

С той поры прошло сто лет, или даже немного больше. Каковы же мироощущения современного одессита, живущего на рубеже столетий, искренне любящего родной город, зарабатывающего свой кусок хлеба честным путём, имеющего те или иные политические убеждения? Возьмём для начала «домайданный» период. Мы живём в стране «третьего мира». Не живем, а выживаем. Всё плохо, и будет ещё хуже. Более того – с каждым следующим годом/правителем становится всё хуже и хуже. Ежедневно мы слышим, как плохо было раньше, при СССР. Возможно, но лучше после его распада не стало. Мы больше не верим никому из политиков. Более того, мы их люто ненавидим: они уже украли у нас миллионы, а хотят украсть миллиарды. И на очередных выборах приходится выбирать лучших из худших. Справедливое государство? Об чём вы говорите – коррупция и произвол чиновников! Демократия? Не смешите мои тапочки — диктатура олигархов. Любить нашего президента – вы что, с ума сошли, как его можно любить, ирода этакого?! Разве что на митинге постоять за денежку. Гордиться своей страной? Да было бы чем гордиться. Да, были казаки, Шевченко, церкви красивые, Довженко кино снимал. Ну а сейчас что? Цены растут, зарплаты и пенсии маленькие, экономика дышит на ладан, заводы стоят, пароходство распродано, молодёжь деградирует, население вымирает… Как в таком государстве можно чувствовать себя счастливым? Только махнув рукой на разруху, попытаться построить своё собственное, маленькое человеческое счастье – домашнее, семейное, более-менее закрытое от внешних воздействий.

Что же изменилось после судьбоносного для страны «Евромайдана»? Да, всплеск патриотизма, искусственного, насаждаемого силой. Вдруг выяснилось, что мы живём в самой лучшей, единой и ни от кого «незалежной» стране. Плюс «одвична природа украинського лыцарства», «трипильська культура давних укрив» и т.д. Так нам говорят по телевизору. А на самом деле? Межнациональная рознь и вражда. Кровавая трагедия в Одессе 2 мая. Братоубийственная война на Донбассе. Геноцид населения. Построение тоталитарного государства. Отрицание собственной истории и культуры, снос памятников, грабительский рост тарифов, повышение цен, катастрофическое падение национальной валюты, разгул преступности, окончательный развал экономики, дальнейшее обнищание народа, террор несогласных. Страшно стало ходить по улицам – ещё поймают и побьют, просто так, ни за что ни про что, а вдруг ты ватник или колорад. И всё это – на фоне непрекращающихся потоков лжи из уст расово правильных СМИ, тщательно подогреваемой антироссийской истерии, взрывов на улицах и фашистских маршей в центре города-героя. Увы и ах, как-то не получается гордиться такой страной и, тем более, чувствовать себя счастливым. Единственное, что не может не радовать – это стабильность. Как тогда, так и сейчас — и в царской России, и в Советском Союзе, и в европейской Украине — нельзя публично высказывать собственное мнение, отличное от официально принятого «партией и правительством» – за вольнодумство и инакомыслие можно огрести на полную катушку. Ну, хоть что-то незыблемое. Как-то за сто с лишним лет начисто пропала вера в светлые идеалы, в разумную обустроенность государства, в мудрых правителей, в справедливые законы. Осталась только призрачная надежда, что когда-нибудь этот кошмар закончится, и тогда, возможно, одесситы снова почувствуют себя свободными гражданами великой страны. Будет ли это ещё через 100 лет или раньше – сказать сложно.

Меняются времена и нравы, рушатся пантеоны старых богов и возносятся храмы новых верований, постулируется всё, что угодно – от равноправия до вседозволенности, и от призрачной демократии до оголтелого нацизма. Одессе посчастливилось выжить, как пел когда-то Остап Бендер, «в бурном море людей и событий», а одесситам – пронести сквозь все невзгоды и испытания сурового XX века свой непередаваемый колорит и жизнелюбие, и вступить в век XXI, на поверку оказавшийся не менее жестоким и кровопролитным, с чисто одесским неунывающим оптимизмом. Сто лет назад интеллигенция Южной Пальмиры довольствовалась своим скромным местом под солнцем и искренне, «не за страх, а за совесть» любила свою родину. И было за что. Сегодняшний одесский обыватель в основном с негодованием смотрит на происходящий вокруг беспредел и яростно критикует власти города и страны. И тоже есть за что. «Ну что ж, тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит», — говорил булгаковский Воланд. И с этим трудно не согласиться: если мы по-настоящему любим этот город, нам действительно придётся разделять его участь, радости и тревоги, трагедии и взлёты. И верить в светлое завтра.

Диментий Ворошилов

9
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.