Главная / Блоги

Хроника дня

Одесские зарисовки. Назло календарю

В любом случае весна наступает. И в душе в том числе.

— Ох, простите меня, пожалуйста! Мне очень жаль. Я так неловок! — Он прижал левую руку к груди, а правой достал из кармана носовой платок и стал вытирать разлитый кофе со свитера и джинсов женщины.

— Что Вы делаете? Прекратите тереть своим платком мне коленки. — Дама раздраженно откинула от себя его руку.

— Простите, простите, пожалуйста! Я не хотел. Скажите, как я могу загладить свою вину?

— Оставьте мои колени и свитер в покое.

— Я так неловок, так неловок. Ещё раз простите!

— Уже простила.

— Можно я хотя бы компенсирую вам кофе?

—Можно, — уже улыбнулась дама и с интересом посмотрела на него. Ему было лет пятьдесят. Высокий, плотный брюнет, с остатками былой красоты и волос на голове, растерянное и глуповатое от произошедшей кофейной катастрофы лицо с крупными чертами и внимательными, умными синими глазами. — Только если вы больше не будете ходить мимо моего столика и присядете.

— Сёма, кофе даме и мне зелёный чай. — Он присел за её столик. — Кстати, разрешите представиться: Аркадий Витальевич, полковник запаса, а теперь пенсионер.

— Аркадий? Какое южное, тёплое имя. Мария Ивановна. Художник. Из Питера.

— Художник? — Перед Аркадием сидела очень эффектная полноватая, но без потери фигуры, дама лет пятидесяти, с зелёными внимательными, с лукавинкой, глазами. — Как интересно! Я в Питере не был с советских времён, с 89-го года. Тогда он был Ленинградом. Помню, что он мне показался очень красивым, но серым, холодным и сырым. Наверное на серость и холодность восприятия повлияла погода, а на ощущение городской сырости... — тут Аркадий Витальевич заговорщицки посмотрел по сторонам, с улыбкой подмигнул собеседнице. — Вы только никому не говорите! Не скажете?

— Обещаю! — улыбнувшись, прошептала Мария Ивановна.

— Сырость была от того, что у старшего лейтенанта Аркадия Витальевича Свешникова прохудились ботинки, а на новые банально не было денег. Он почти всё жалование отослал сестре, родившей ему двух племянников–близнецов. Поэтому Ленинград в ноябре 1989 года казался ему очень сырым и холодным. А как вам наша не по календарю заснеженная мартовская Одесса?

— Она мне напоминает Питер. У нас точно такая же погода сейчас. По крайней мере была такой сегодня утром, когда я вылетала. Но у нас такая погода в середине марта вполне понятна и естественна.

— А у нас зима назло календарю решила показать свой суровый характер, выгнав из марта весну.

Мария Ивановна взглянула на собеседника

— Как вы хорошо сказали: «выгнав из марта весну»... В моей душе зима выгнала и весну, и лето...

— Рано или поздно всё равно весна наступает, Мария Ивановна.

— Можно просто Мария.

— Спасибо. Аркадий. В любом случае весна наступает. И в душе в том числе.

— В моём случае зима затянулась, Аркадий. Уже как минимум на год.

— Простите за навязчивость, Мария... Вы замужем?

— Да. 27 лет как замужем. Сын уже взрослый. Он служит на Северном флоте. В прошлом году женился. У меня хороший, очень хороший муж. Он архитектор. Очень известный в Питере архитектор.

— У вас хорошая семья.

— Да, очень хорошая семья. — Мария Ивановна покрутила по часовой стрелке чашку с кофе и вдруг улыбнулась. — Не знаю, совершенно не знаю, почему я вам всё это рассказываю, Аркадий! Наверное, потому что я в Одессе, потому что середина марта и идёт за окном снег, а здесь — уютное кафе, и у вас тёплое южное имя, и вы умеете слушать женщину.

Я уже год ни с кем так не разговаривала, Аркадий. Не с кем. Я проснулась сегодня утром и вдруг поняла, что уже год не разговариваю с мужем! Нет-нет, мы не ссорились, мы вообще никогда с Володей не ссорились. Он у меня очень хороший, положительный. Но после женитьбы сына нам не о чем больше говорить. «Кофе будешь?», «Иди завтракать», «Буду поздно», «Не жди, ужинай без меня». Вот и всё общение. Нет, конечно, эти разговоры есть во всех семьях. Но ведь не только они! Должно быть ещё что–то, что людей соединяет, связывает накрепко их души, жизни. А у нас этого соединения нет. Оно исчезло, растворилось в кислоте повседневности. И осталось только «Будешь ужинать?» и «Буду поздно, ужинай без меня». И я убежала. Из пустоты в неизвестность... Как хорошо вы меня слушаете, Аркадий. Меня давно никто так не слушал.

— Вы только прилетели в Одессу?

— Да. Час назад.

— Вы позволите угостить вас обедом?

— С удовольствием. Я как раз очень голодна и готова сьесть целую шаверму!

— Что? Таверну?

— Шаверму. Так у нас называют шаурму.

— Сёма, принеси меню. Кстати, у Сёмы отличное бессарабское вино. Рекомендую.

— Положусь на ваш вкус. Тогда мне салат по–гречески, бифштекс и бокал вина.

— Отличный выбор. Сёма, нам два бифштекса, два салата по–гречески и бутылочку вина.

— А на улице всё метёт и метёт... Удивительно, что аэропорт принял наш самолёт.

— Вы гостиницу забронировали?

— Да. Гостиница «Чёрное море». На Ришельевской.

— Тогда я Вас провожу до гостиницы.

— Не хотелось бы злоупотреблять...

— Возражения не принимаются! — Аркадий выставил в знак протеста вперёд ладонь. — Помните, что я вылил на вас кофе и ещё не загладил свою вину. К тому же...

— К тому же?

— К тому же мне некуда и не к кому торопиться.

— Не к кому?

— Да. Не к кому. Я живу один. Мы с супругой прожили 25 лет. Сын с семьёй живёт в Киеве. А жена ушла в прошлом году.

— Ушла?

— Да, ушла. — Аркадий отодвинул в сторону тарелку. — Я даже сейчас, спустя год после похорон, не могу поверить, что её нет.

— Простите, Аркадий, я вначале не так поняла... Примите соболезнования.

— Поэтому мне некуда и не к кому торопиться. Кстати, посмотрите, кажется, уже не так метёт. И ветер прекратился. Пойдемте, я покажу вам Одессу, Мария.

По заснеженной Одессе, не замечая погоды, шли двое. Он что–то рассказывал, темпераментно, по–юношески жестикулируя, а она, чуть склонив к нему голову, внимательно, с улыбкой слушала...

Автор: Андрей Рюриков

1
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Сагайдак Анна Сагайдак Анна

:) Обожаю вашу рубрику, Андрей!

Ответить 0

????????...

Одесситам покажут «Ночь накануне Рождества» на льду

Ледовая арена во Дворце спорта (проспект Шевченко 31) приглашает 12 января на премьеру мюзикла на льду «Ночь накануне Рождества» по мотивам известной повести Николая Васильевича Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки».

1

Видео

Что грозит жителям Одесской области из-за военного положения?

28 ноября, в первый день действия в Одесской области режима военного положения, губернатор Максим Степанов на специальной пресс-конференции рассказал, как это будет работать.

Военное положение


????????...