Главная / Блоги

Хроника дня

Одесские зарисовки. Сваты

В центре Одессы, на Дворянской, буквально в квартале от Соборки, от которой легче пройти, чем даже посмотреть до Дерибасовской, есть в полуподвальчике кафе «Коррида».

Почему именно «Коррида», какое это убийственное для быков мероприятие имеет отношение к Одессе и улице Дворянской — понять трудно.

Ещё труднее понять, какое отношение имеет это кафе с сомнительным кофе, но вполне достойным чаем, к влюблённым друг в друга Лиде Фельдман с улицы Канатной и Славке Белоусову с Мясоедовской и их родителям, понявшим, что их дети уже таки да должны закрепить свою любовь чем–то большим, чем пылкая юношеская страсть. Особенно этот вопрос волновал Петра Борисовича Фельдмана (а по паспорту Пинхас Борухович, но таки Фельдман, а для родни и длизких просто Пиня), который видел, как его дочь благодаря этому даже не геру Славке, просто на глазах из его маленькой девочки превращается в женщину.

Войдя в кафе вместе с братом Сёмой, который был взят для моральной поддержки, Пётр Борисович оглядел зал, увидел за дальним столиком дочь, которая, положив свою голову, обрамлённую копной рыжих, вьющихся волнистыми локонами волос, на плечо Славика, что–то читала вместе с ним в планшете. Несколько секунд отец любовался дочерью, затем кинул недобрый взгляд на Славика, чертыхнулся, уселся за стол, брезгливо осмотрел его и нетерпеливо застучал подушечками пальцев по краю.

— Сёма, и вот за этого гоя я должен отдать свою Лидочку? Я не верю сам себе, Сёма, ущипни меня! — обратился Пётр Борисович к брату.
— Ша, Пиня, не делай себе больное сердце. Сколько, ты говоришь, они вместе? С первого курса? И ты думаешь, что все эти пять лет они только и пялятся в этот планшет? Я так смотрю, что выбор у тебя не такой и большой. К тому же видно, что нормальный парень. Пройдёт гиюр и будет наш.
— Ох, Сёма, я даже не знаю. И где этот его папа? По телефону же договорились на 16:00!
— Пиня, сейчас без пяти минут. Молчи, закажи чай и дай нервам покой.

Тут в зал вошёл крепко сбитый, с мощным бычьим затылком, стрижкой бобриком и колючим взглядом мужчина в сопровождении своей копии. Мужчины оглядели зал, увидели молодых влюблённых, синхронно улыбнулись, затем глянули на Петра Борисовича и Семена, опять же синхронно наморщили лоб и направились к столу сватов. Вошедшие были жители Молдаванки — отец жениха Бронислав Иванович и его брат-близнец Олег Иванович Белоусовы.

Стороны встретились без жён, чтобы не усугублять и так непростые переговоры по свадьбе.

— Итак, — сразу взял быка за рога Пётр Борисович, — я беру по свадьбе все расходы на себя. С моей стороны будет пятьдесят человек. С вашей — сколько пожелаете. Мои условия. Свадьба по нашему обряду, Славик проходит гиюр.
— Что Славик проходит? — тихонько переспросил у брата Олег Иванович.
— Гиюр, — хмуро ответил отец претендента в геры.
— И що это? — опять тихо спросил Олег Иванович
— Обрежут пацана, — ответил брату Бронислав Иванович и зло посмотрел на свата.
— Так, слушай теперь сюда, сваток, — положил могучие кулаки на стол Бронислав, — кто платит, тот и сценарий пишет! Я оплачиваю свадьбу. С моей стороны 200 человек. С вашей — сколько хотите. Хоть всю Хайфу приглашайте — билеты тудой–сюдой за мой счёт. И никаких геров–херов и гиюров! Венчание в Свято–Успенском соборе. Точка. По рукам?
— Свадьба на 250 с нашей стороны, с вашей сколько хотите, плюс детям по новенькому BMW и всё по нашему обряду. Иначе родня не примет детей, — робко встрял Сёма и вопросительно взглянул на брата. Пётр Борисович одобрительно и несколько победоносно глянул на оппонентов.
— Всё вышесказанное, плюс дарю молодым двухкомнатную квартиру на Французском бульваре. Но только венчание! — встрял Олег Иванович и с вызовом посмотрел на Семёна. Семён под стальным взглядом старого молдаванского босяка вдавил голову в плечи и почти шёпотом произнес:
— Круиз! Кроме всего оплачиваю круиз вокруг Европы. Но свадьба только через гиюр!
— Так, я вижу, что мы не договоримся, — шумно поднял мощное тело Бронислав Иванович.
— А ну сидеть! — никто не увидел, что дети уже давно подошли и набоюдают за родителями, которые так увлеклись планированием их будущего и даже не заметили, что чуть не похоронили его под грудой своих желаний и требований. — Сидеть! — повторила Лида. — А теперь слушайте сюда, папаши. Никаких обрядов. Никаких обрезаний и венчаний. ЗАГС, самый ближний круг родни и друзей. И всё. Ясно?

И Лида пошла к выходу.

— А с квартирой на Французском, BMW и круизом вокруг Европы — это вы хорошо придумали! — усмехнулся Славка. — Так что эти подарки не забудьте приподнести на свадьбу! — жених грозно постучал указательным пальцем по столу и ушёл за любимой.

Отцы и дяди молча посидели, растерянно глядя вслед ушедшим детям, потом переглянулись и громко, от души рассмеялись.

— Пиня, — протянул свату руку Петр Борисович
— Броня, — пожал протянутую ему руку отец Славика. — Официант, сделай нам бутылочку лучшего коньяка и что–нибудь к нему соответствующее закусить.

Автор: Андрей Рюриков
2
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Анатолий Борисов Анатолий Борисов

Автору низкий поклон и благодарность. Я сам вырос в соседнем доме - Петра Великого 16. Приятно и трогательно читать находясь за рубежами Родины о своих родных местах.

Ответить +1
Сагайдак Анна Сагайдак Анна

)))) слава Богу, что всё хорошо закончилось, а то я уж так напряглась по дороге! Кстати, я сначала подумала, что история давняя, и так удивилась, когда молодожёны в планшет вдруг пялились )

Ответить 0

Новости партнёров:

Видео

Ректор Одесского университета о реформе в вузе

Руководитель ОНУ имени Мечникова Игорь Коваль рассказал о грядущей оптимизации учебных и научных процессов в университете.