Главная / Блоги

Хроника дня

Отравленный драконом

Штрихи к портрету ренегата и провокатора.

С юных лет не перестаю я восхищаться пьесой Евгения Шварца «Дракон», знакомой большинству из вас по излишне осовремененной, но талантливой экранизации Марка Захарова — «Убить дракона». Персонажи её вечно живы и актуальны, что и было в очередной раз подтверждено позорным трагифарсом с «похищением» Алексея Гончаренко. Господи, да вот же он — сынок бургомистра Генрих, нашедший себе нового хозяина–дракона и прислуживающий оному, окончательно потеряв последние остатки облика и подобия людского.

Отравленный драконом

Помните, шварцевский «юноша бледный со взором горящим» легко и бестрепетно предавал и родного отца, метя на его пост, и любимую девушку. Он готов был не только отдать Эльзу на поругание мерзкому ящеру, но и «спасти» её, принудив к подлому убийству рыцаря Ланселота… Наш «подзащитный» до удивления повторяет путь своего литературного двойника, в некоторых делишках даже превосходя того в низости. И ключевых слов в его характеристике всего два: предательство и провокация. Полагаю, первое, со времён евангельских связываемое с именем Иуды, в объяснениях не нуждается. А вот второе — требует некоторого исторического экскурса, на мой взгляд, крайне поучительного.

От Видока до Азефа

Само понятие провокации — действий, сознательно ведущих к совершению кем–либо противоправных действий, старо как мир. К ней, имеющей чёткий и ёмкий русский синоним, «подстрекательство», зачастую прибегали власти, дабы в одних случаях разоблачить опасных уголовных преступников, в других же — нейтрализовать активных политических противников — от оппозиционеров до террористов. И почти во всех случаях основным методом провокаций было внедрение в среду «недруга» агентов–провокаторов, целенаправленно подталкивавших свои жертвы к совершению преступлений с последующим их разоблачением.

«Отцом» сего крайне сомнительного в моральном плане метода в новое время стал Эжен Франсуа Видок. Бывший уголовник, перешедший на сторону закона в наполеоновские времена и ставший едва ли не самым знаменитым сыщиком в истории, он внедрял своих агентов в шайки разбойников и воров, а порой и сам играл роль провокатора, сдавая своих незадачливых подельников судейским. Причём зачастую применял этот приём и против всяческих заговорщиков — от монархистов при Наполеоне до бонапартистов и анархистов — после его падения… Храбрый, умевший мастерски изменять облик и внушать доверие, этот старый хамелеон ухитрился прожить долгую жизнь, снискав и славу, и презрение. И вовсе недаром Пушкин в едкой эпиграмме назвал своего недруга — доносчика и литератора Фаддея Булгарина «Видок Фиглярин». И «наследников» у того было множество. Причём нынешние, в отличие от былых, жизнью своей вовсе не рискуют, прячась за спиной спецслужб…

Отравленный драконом

В России в 1908 году разразился громкий скандал. Публицист и историк Владимир Бурцев огласил сенсационное разоблачение. Он обвинил главу Боевой организации партии эсеров Евно Азефа, известного как «Иван Фёдорович», в работе на Охранное отделение, тайную политическую полицию империи. Самая популярная тогда революционная партия, эсеры, продолжала кровавое дело народовольцев, используя жесточайший террор против высших чинов империи. Ими было убито множество сановников — вплоть до дяди императора, московского губернатора Великого князя Сергея Александровича и министра внутренних дел фон Плеве… Возмущённые революционеры-террористы обвинили Бурцева в клевете, но… всё подтвердилось, а «несгибаемый борец с сатрапами царизма» — трусливо скрылся от товарищей по борьбе, тем самым признав свою вину.

Государственная дума кипела: либералы и даже многие монархисты негодовали и требовали от правительства отчёта. Но премьер-министр Столыпин, бывший и министром внутренних дел, грудью встал на защиту Азефа. Дескать, он служил интересам державы, помогая разоблачать убийц. Но аргументы критиков провокаций были сильны — ведь Азеф организовал множество реальных терактов, десятки честных слуг империи были убиты его соратниками! И то, что он сдавал властям многих из них, вины ни с него, ни с его покровителей не снимало. В итоге же пострадал бывший шеф департамента полиции Алексей Лопухин, выдавший по моральным соображениям Бурцеву многолетнего агента Азефа. Он попал под суд и угодил в ссылку. Негодяй же, долгие годы наслаждавшийся безнаказанностью и сладким правом убивать и посылать на смерть, скрылся в Германии.

К чему этот пример? Да только к тому, что практически всегда государство, прибегающее к услугам провокаторов, проигрывает. Оно и теряет свой авторитет, и, неминуемо, допускает преступления. В тех же случаях, когда оные срежиссированы им с начала и до конца, оказывается перед неразрешимой юридически и морально дилеммой. Ведь в случаях явной «казённой» провокации её объекты… должны быть освобождены от ответственности, ибо их явно и целенаправленно подстрекали сами правоохранители руками своих агентов. Сами же подстрекатели — неминуемо подпадают под статьи Уголовного кодекса. Тут-то и появляются «веские аргументы» типа паспортов враждебной державы, «подрывной литературы», явно подброшенного оружия и наркотиков. А главное, авторитет государства, прибегающего к столь низким и противозаконным методам, стремительно падает. Да и сама история карает и покровителей провокаторов, и самих подлецов. Но об этом позже…

От Хама до Иуды

Я не стану здесь ваять жизнеописание Алексея Гончаренко, прошедшего тернистый и малопочтенный путь от рьяного защитника русского языка и культуры на Украине до не менее рьяного русофоба и вдохновителя погромов. Скажу лишь, что его пристрастие к махровому популизму и грязным методам даже во времена «политической невинности» вызывали острое отторжение. Оппозиционный депутат Одесского горсовета любил приписывать себе явно чужие достижения и добрые дела, лихо рапортуя избирателям о своей работе для их блага и процветания.

Отравленный драконом

Кандидат в депутаты Верховной Рады Гончаренко умудрялся пиариться на мероприятиях своих конкурентов по предвыборной борьбе, экономя на реальных делах. Молодой и перспективный член Партии регионов вопреки партийной дисциплине и элементарному уважению к собственному отцу Алексею Костусеву помпезно объявил о выдвижении своей кандидатуры в мэры Одессы. Тогда, кстати, злые языки говорили о том, что сия эскапада была проспонсирована основным конкурентом Костусева — Эдуардом Гурвицем, до недавних пор злобно третировавшим Гончаренко в стенах нашей Думы. Правда, кандидатуру свою Алексей–младший быстренько снял, убоявшись неминуемого возмездия. Но денег «спонсорам» не вернул, сославшись на большие расходы, если верить тем же злопыхателям.

А после — со скоростью хамелеона сменил окраску, открестившись от гибнущего режима регионалов и став оголтелым адептом майдана. Полагаю, многие помнят его «селфи» на фоне ещё не остывших тел в Доме Профсоюзов 2 мая 2014 года и постыдные выступления в эфирах украинских телеканалов. Дескать, спасли МЫ Одессу…

Короток был путь от Хама, опозорившего отца своего, до Иуды, предавшего всё, во что верили его избиратели. И если ещё недавно лебезил он пред Януковичем, то теперь — пресмыкается у ног Порошенко. И вот теперь Алексей Гончаренко выступил в роли откровенного провокатора, «подставившего» отца одного из тех, над чьим обгоревшим трупом снимался он в тот страшный майский день.

Отравленный драконом

Я не стану вдаваться во фрейдистский психоанализ, пытаясь выяснить причины патологической трансформации юного политика в ещё не старого, но уже прожжённого провокатора. Эдиповы комплексы и прочие объяснения человеческой низости, в сущности, интересны лишь самому предателю, пытающемуся найти себе оправдания. И юридической силы они не имеют. Скажу лишь одно: и провокаторов, и их вдохновителей Бог и история карают беспощадно. И тому примеров бездна.

Возмездие

Пётр Аркадьевич Столыпин пал жертвой покушения в 1911 году, застреленный в киевском оперном театре неким Дмитрием Богровым. По жестокой иронии судьбы, этот террорист был агентом Охранки! Защищавший аморальный метод борьбы с крамолой, сам лично абсолютно честный, премьер-министр заплатил жизнью за свою ошибку. Азеф же тихо–мирно жил под чужим именем в Германии, безбедно существуя на скопленные кровавые деньги, но в 1914, после начала Первой мировой, был арестован германской полицией как опасный революционер. Возмутившись, Евно Фишелевич заявил: я, дескать, был государственным агентом и боролся с террором изнутри оного! И… был плотно «упакован» в камеру знаменитой берлинской тюрьмы Моабит как русский шпион! Он вышел на свободу только после войны и вскоре умер от приобретённого за решёткой тяжёлого нефрита. Бог шельму метит!

А напоследок вспомним снова шварцевского «Дракона» — то место в конце пьесы, где сынок бургомистра Генрих пытается оправдать все свои гнусности тем, что «меня так учили». И рыцарь Ланселот, пришедший освободить город от присвоивших его победу над драконом негодяев, отвечает: «Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?».

Рано или поздно предатели и провокаторы платят за всё. И вовсе не нужно брать на себя функции закона. И Божий, и людской он рано или поздно беспощадно карает подлость и низость. Не будем торопить события!

Автор: Игорь Плисюк

5
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Видеовзгляд: восход солнца на одесском побережье

Корреспондент ТАЙМЕРА встретил рассвет на берегу Чёрного моря.