Главная / Мысли вслух

Хроника дня

Сергей Бовбалан: информационное убийство как продолжение карательной операции

Власть, издеваясь над здравым смыслом, делает вид, что проводит расследование. Сама дала команду «зачистить» Одессу, а потом приступила к «расследованию». Сначала антифашистов, одесситов убили (под пропагандистской завесой: чего их жалеть, там же 15 россиян и пять приднестровцев), затем арестовали выживших.

6 мая, примерно в 15:15, я общался со следователем ГСУ МВД по телефону. К тому времени я успел прочитать только одно сообщение на «Думской» о вопросах ко мне со стороны следствия по событиям 4 мая, связанных с освобождением задержанных из ИВС.

Понимал: следствие главка МВД, увезут в Киев, арестуют, невзирая на бредовость обвинений в штурме УВД. Уголовное дело уже третье. Все сфабрикованы, но их уже три штуки. Списки «сепаратистов» фашисты уже составили,  лозунг «Украина понад усэ» и «смерть ворогам» не предполагает какие-то права, каких-то граждан. Система координат выстроена: «хто не скачэ — той москаль». Не скакал. Было. Информационный массовый психоз запущен. Враги назначаются.  Хунта уже может ничего не доказывать, тыкать пальцем и назначать виновным, следователи будут оформлять.

Написав статью, которая 10 мая была опубликована на «Храбро», только 9 мая вечером я добрался до интернета и просто обомлел от цинизма, к которому я никак не могу привыкнуть. Оказывается, какие-то должностные лица распространили информацию о моей причастности к организации массовых беспорядков, в результате которых погибли одесситы. Я виновен в гибели полсотни одесситов? Это я поджёг рейхстаг? Будьте последовательны, расскажите, что Крым тоже захватил я.

Так уже было, фашисты сожгли рейхстаг, обвинили в этом коммунистов и расправились с ними. Эмоции бессильны, а факты никому не нужны.

Факты: поскольку ещё в 2009-м году я, согласно выводам следователя областной прокуратуры Крисаня, «подорвал престиж и авторитет СБУ», то уверен в их постоянном ко мне внимании. В сфабрикованном в отношении меня уголовном деле я фигурирую не как гражданин Бовбалан, а как член партии «РОДИНА» Бовбалан. В изложении следователя, я — враг только за одно название партии на русском языке и за то, что лидер партии — Игорь Марков. Можно быть уверенным, что когда я говорю с кем-то по телефону, то некий служащий обязательно выслушает и меня, и моего собеседника. Поэтому и мирный протест Куликового поля, и я — под постоянным «надзором» органа с «подорванным престижем и авторитетом».

Очень легко установить, что работа многих общественных организаций Куликового поля, их лидеров и моя жизнь и работа – не пересекались. Я бы физически не мог успевать, поскольку по два-три раза в неделю, как подсудимый по первому делу, находился в Приморском суде.  Изначально людей на Куликовом поле организовывали Антон Давидченко, Ростислав Барда, другие молодые ребята, которых я не очень хорошо знаю.  Я несколько раз выступал на Куликовом поле, но не входил ни в одну из общественных организаций, не избирался в руководящие органы. Мне было важно поддержать людей, которые приходили на митинги. Я понимал, что, приходя на Куликово поле с двумя уголовными делами, можно уйти с тремя. Меня было легко нейтрализовать. Поэтому я  поддерживал народ, одесситов, не входя в структуру протеста и не беря на себя никаких обязательств.

Кроме того, ещё в марте народный депутат Игорь Марков выступал перед народом возле Одесской ОГА и занял очень взвешенную позицию. Он утвердил бесспорное право народа на мирный протест и на защиту своих прав в рамках этой страны. И, выступая перед людьми, я соблюдал партийную дисциплину и взвешивал каждое слово. Что при этом я думал, не имеет никакого значения.

До событий 2 мая во всех СМИ, во всех комментариях, никогда моя фамилия не упоминалась в качестве «лидера антимайдана». Только после назначения меня виновником чужих преступлений, одновременно меня назначили и «лидером» и преступником.

Примерно 10-11 апреля меня долгое время не пропускали на трибуну Куликова поля. Через минут 15 я попал на трибуну, в ожидании очереди для выступления общался с двумя активистами, которые заподозрили меня в «бесплатном использовании ИХ площадки» (Артём Давидченко при этом разговоре не присутствовал). Понятно, что организация сцены, громкоговорителей, обеспечение людей палатками, дровами, туалетами, требовала средств и возможностей. Но мой статус пенсионера МВД не наделял меня возможностями мецената. Понятно, что меня такой подход возмутил, я развернулся и ушёл. Ну не выходить же на сцену и рассказывать о дурных активистах, которые вместо консолидации людей пытаются выставлять счета? Об этом рассказал Григорию Кваснюку, Олегу Музыке. Конечно, я бы никогда публично не рассказал об этом глупом эпизоде, но он очень важен как доказательство в условиях, когда мне уже примеряют пожизненное заключение. С 10 апреля я не приходил на Куликово поле.

Не был я в городе и 2 мая. Смотрел прямую трансляцию по телевизору. Понимал, что моё нахождение в городе рядом с этими событиями будет расценено как прямое руководство. Но даже 30-ти километровый разброс не спас меня от циничных и лживых обвинений. Каким же ещё  образом я мог организовать массовые беспорядки? Может, я являюсь лидером одесского Майдана?  И из этого лагеря организовывал массовые беспорядки? Жду законного возмущения. Бред.

Примерно за неделю до массового убийства антифашистов мне позвонил старый знакомый, грамотный, осведомлённый мужик (у СБУ в связи с контролем моего телефона есть его номер 050……..9), который рассказал о том, что Гурвиц «покупает» каких-то пророссийских активистов. Боевики всегда использовались Гурвицем, я не удивился.

Всё стало понятно, когда свезённые со всей страны фашиствующие и вооруженные для «мирного» марша увидели в квартале «пророссийских». Из того, что я увидел по телевизору, то никакого нападения «пророссийских» не было. Сам факт их появления возле Русского театра был расценен как нападение. Евроодураченные уже забыли о «мирном» марше по Дерибасовской и рванули к Русскому театру «убивать колорадов», о чём накануне массово договаривались в соцсетях. Обе стороны были разделены милицейскими кордонами. Но «мирных» это не остановило, они «мирно» захватили пожарную машину и «мирно» направили её, как таран, на милицию. Тут же «мирно» разливали зажигательную смесь. Кто же из фашистов «мирно» ходит на марши без зажигательной смеси?

В то же время, зачем «пророссийским» (то ли настоящим, то ли нанятых Гурвицем) нужно было подходить к Соборной площади? Какой дурак дал команду, подсказал, что нужно идти навстречу вооружённым и «мирным» профашистам? Они бы всё равно пришли на Куликово поле. Это была их основная цель, и они этого не скрывали. Но кто-то подстраховался, чтобы уж наверняка.

Власть, издеваясь над здравым смыслом, делает вид, что проводит расследование. Сама дала команду «зачистить» Одессу, а потом приступила к «расследованию». Сначала антифашистов, одесситов убили (под пропагандистской завесой: чего их жалеть, там же 15 россиян и пять приднестровцев), затем арестовали выживших. Народ не сдался, штурмовали УВД, освободили задержанных. Ага, значит — не сдаются, значит — нужно  арестовать значимых антифашистов и обвинить их в массовой гибели людей. Арестовать всех тех, кто не смолчит. Пусть они за себя оправдываются от лживых обвинений, а не рассказывают людям, как фашистская власть массово убивает одесситов.

А главное — объявить на весь мир, что в гибели антифашистов виновны сами антифашисты и их лидеры. Организаторы и причастные к массовой гибели людей названы. Это не Парубий, не Гурвиц, не Наливайченко, не Аваков, не Ярош, не Пашинский, не Немировский.

Кроме меня названы ещё две фамилии. После ареста Антона Давидченко я дважды видел его брата Артёма на Куликовом поле. Обменялись тремя фразами о состоянии брата.

Ещё названа фамилия Долженков, которая у меня отрицательно ассоциируется исключительно с фамилией Гурвиц, указанного Долженкова я никогда не видел и не знаю. То ли этот Долженков, то ли его родственник работал в команде Гурвица.

При таких резонансных делах власть плюёт на тайну следствия и демонстрируют народу доказательства, факты, съёмки, подслушанные разговоры. В отношении меня ничего такого нет. Преступники работают на упреждение. «Этот будет мне мешать», — говорит Гурвиц, и его давние соратники-нацисты через своих ставленников в генпрокуратуре назначают меня виновником их преступления.

Сегодня лица, организовавшие и контролировавшие процесс сжигания антифашистов (а сколько гурвицевских было на Куликовом поле во время карательной операции) требуют расследования. Вернее, они называют фамилии «неблагонадёжных» и требуют их ареста. Неважно за что.      

Наверное, именно поэтому, чтобы угодить боевикам, которых милиция боится, чтобы продемонстрировать одесситам отсутствие любых перспектив законности и справедливости, было озвучено враньё о моём аресте и аресте Артёма Давидченко. Для тех, кто патологически уверен в честности этой власти, утверждаю: я не встречался со следователем, меня никто не допрашивал и не возил ни в какой суд.

Перед 9 мая все должны были знать, что Одесса оккупирована бандеровцами, активные уничтожены, несогласные изолированы. Всем бояться. Команда выполнена. У людей страх. Избегая встречи с представителями хунты, я поменял несколько адресов в пределах области. Как оказалось, выбор мест не очень большой, поскольку все абоненты моей телефонной книги не могут быть моими спасителями. Останавливаться можно только у тех людей, с которыми никогда не разговаривал по телефону.

По отдельным лицам видел, что выполняя мои поручения, они боялись. Такое впечатление, что они укрывают партизана в оккупированной Одессе, за что можно получить и расстрел.

Реальные организаторы, исполнители, пособники массового убийства одесситов известны, но не устанавливаются. Власть не желает сажать саму себя в тюрьму. Это, так называемое, расследование является продолжением расправы над антифашистами, продолжением карательной операции. 

Я,  как депутат горсовета, предлагаю официальным должностным лицам ГУМВД, опровергнуть ранее распространённую информацию о моём аресте и информацию о моей любой причастности к преступлениям 2 и 4 мая 2014-го года.

И народным депутатам никто не запрещает запросить соответствующие персоналии о творимом беззаконии. Или будете опять приспосабливаться? А если завтра обяжут перейти в партию Ляшко? Пойдёте?

Депутат Одесского горсовета от партии «РОДИНА» Сергей Бовбалан

1
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

После 23:00: как одесская Аркадия в карантин зажигает

ТАЙМЕР решил посмотреть, как повлияло ограничение на работу ночных клубов после 23:00 на ночную жизнь в одесской Аркадии, и убедился, что никак.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...