Главная / Блоги

 

Хроника дня

Суета сует вокруг музея

…и всяческая суета!

Именно это вечное определение из нетленной библейской «Книги Экклезиаста» вспоминается мне, когда пытаюсь я понять, зачем столько ненужной и скверной информационной шелухи появляется в Сети вокруг близкого моему сердцу и дорогого истинным одесситам нашего музея Западного и Восточного искусства. Буквально в последние недели появилось несколько текстов, в которых с разных сторон нанесены удары по репутации уважаемого учреждения культуры. Причём, в обоих случаях махровая ложь и некомпетентность перемешаны с ошмётками правды, создавая видимость «объективного подхода».

В первом опусе — сенсационное разоблачение истинного происхождения известной «чеченки-активистки» Амины Окуевой буквально сведено на нет бурным потоком выдумок и недостоверных сведений, в коих крупицы истины тонут в море сомнительных домыслов и явной клеветы. Во второй же «серии» нападки на музей и вовсе выглядят бредом озлобленного дилетанта.

А посему — предлагаю вниманию почтеннейшей публики своё независимое расследование, не претендующее на полноту фактов, но только на них, проверенных и подтверждённых, основанное.

Материал некоей Юлии Гаврильчук, опубликованный на сайте «Антифашист» 3 июня сего года, появился на свет весьма своевременно. Информационный повод был безупречным — расстрел в упор пресловутой «героиней Майдана», чеченской активисткой-террористкой 60-летнего «киллера», будто бы пытавшегося убить её мужа, не менее печально знаменитого участника готовившегося в Одессе покушения на Путина, Адама Осмаева.

Одесситы хорошо помнят этого деятеля — члена банды чеченских экстремистов, ликвидированной в нашем городе в 2012.  Тогда только вмешательство европейских «блюстителей прав человека» помешало властям Украины выдать его России, а пресловутая «революция достоинства» выпустила отпетого экстремиста на свободу. И уже вскоре стал он предводителем батальона имени Джохара Дудаева, сколоченного из его соратников, чеченских сепаратистов, ставших одними из самых жестоких борцов с «сепаратизмом» на Донбассе. Вместе с ним там была и боевая подруга Амина, формально выполнявшая функции фельдшера, фактически же — активно участвовавшая и в боевых действиях.

И вот госпожа Гаврильчук открывает нам сенсационные сведения о том, что «ичкерийская фанатичка» — на самом деле одесситка, не имеющая ни капли чеченской крови в своих жилах. И звали её изначально Анастасия Никифорова. Любопытный факт, что и говорить! Вот только подан он в смешении с таким количеством лжи, что смысл своевременной публикации напрочь в ней теряется и девальвируется! Судите сами.

Ложь начинается даже не с первых строк текста — с самого заголовка, ошарашивающего читателя тем, что «чеченка» Амина Окуева на самом деле — «одесская еврейка-воровка», этакая Сонька Золотая ручка, взявшая в руки пистолет вместо отмычки… Причём, смешивая реалии с вымыслом: прежде всего, утверждая, что оная Амина, действительно родившаяся в 1983 году в семье бывшего директора одесского Музея Западного и Восточного искусства, Виктора Сергеевича Никифорова, и тогдашней жены его, Ирины Никифоровой, урождённой Каминской, странным образом оказалась еврейкой. Спрашивается, как дочь 100% русского Никифорова и украинки Каминской могла вдруг сменить национальность? Ведь приведённое в качестве «доказательства» еврейства её матери имя и отчество бабушки по материнской линии — Эделина Фабиановна — может с тем же успехом быть и польским, и немецким! И фамилию Каминская тоже могли носить представители многих народов. Вплоть до бригаденфюрера СС, печально известного как палач Варшавского восстания и главарь РОНА, Бронислава Каминского…

Да и пристало ли сайту, само название коего говорит об антифашизме, копаться в генеалогии нынешних «фронтменов» украинской псевдореволюции, прибегая к методам Розенберга и Штрайхера?! Или еврейство для автора статьи и редактора издания — грех?

Да и вторая часть заголовка тоже явно лжива. Право, у мадам Никифоровой-Окуевой достаточно куда более тяжких грехов, чем банальное воровство. Тем паче, что сие мнимое прегрешение зиждется на явной клевете в адрес её отца, умершего в 2010 году Виктора Никифорова. Немного лично знав Виктора Никифорова, я был буквально ошарашен обвинением в адрес  этого достойного и давно уже пребывающего в лучшем мире человека, в прямой причастности к краже ценнейшего полотна «Поцелуй иуды» Караваджо из музея Западного и Восточного искусства, который он тогда возглавлял. Дескать, Никифирова уволили его с поста именно за это, и успел он после преступления обзавестись дорогущими квартирами в Киеве да Москве, престижными автомобилями и прочими благами, коими не без удовольствия пользовалась и дочка. А умер — вскоре после того, как воры были арестованы в Берлине, а картина найдена…

Для того чтобы ещё раз, окончательно, прояснить ситуацию и с Окуевой, и с её отцом, я связался с человеком, когда-то познакомившим меня с Виктором Никифоровым, известным одесским писателем Валерием Смирновым, а потом и встретился с нынешним директором музея, Игорем Пороником. Не утомляя читателей подробностями долгих и обстоятельных разговоров, приведу краткое их резюме.

В некотором роде, вердикт.

Итак, Валерий Павлович, с юности друживший со своим однокашником по филфаку нашего университета Виктором Никифоровым, чётко подтверждает: да, Амина — это Настя, девочка, которую он знал буквально с пелёнок. Что же касается всех обвинений в адрес бывшего директора музея, буквально жившего им, фанатично преданного своему делу и форменным образом не сумевшего справиться с потрясением сначала от дерзкого похищения, а потом — и от несправедливого увольнения по надуманному поводу, вне прямой связи с кражей Караваджо,  то… пусть они останутся на совести тех. кто смеет клеветать на человека, уже давно не имеющего возможности достойно ответить. Спрашивается, зачем было вполне успешному, востребованному специалисту-искусствоведу уровня отнюдь не провинциального организовывать топорное, дилетантское ограбление музея, во время которого шедевр был грубо поврежден?! Ведь если бы он действительно возжелал сделать это, то… возможно, мы бы и доселе любовались мастерски выполненной копией, а он — жил да поживал бы где-нибудь в теплых и безопасных краях.

Того же мнения придерживается и Игорь Борисович Пороник, говоривший о своём предшественнике с сугубым уважением. Он поведал мне о том, что следствие по долгу службы рассматривало в числе прочих и эту версию. Более того, у Никифорова были изъяты на время и все средства связи, и даже небольшая личная коллекция картин. И… всё вернулось к нему. Ровным счётом никаких свидетельств о малейшей причастности искусствоведа к организации преступления обнаружено не было. Все полотна его собрания оказались абсолютно законно купленными и к музею отношения не имели. Да и что могло связывать уважаемого далеко за пределами страны специалиста с бандой кавказских «гастролёров»-домушников, на счету которой было порядка сотни эпизодов квартирных краж, а в музей они залезли, что называется, сдуру?  В принципе, как это ни парадоксально звучит, кражи шедевров мирового уровня, к коим относится и работа Караваджо, дело весьма невыгодное и редкое. Ведь реализовать добычу практически нереально! Даже «чёрные дилеры» за подобный самоубийственный бизнес не возьмутся, понимая бессмысленность риска. Собственно говоря, они-то и «сдали» незадачливых похитителей немецкой полиции при первой же попытке продать им картину, находившуюся в буквально всемирном розыске!

Что же касается случая с «заказным похищением» для какого-нибудь богатого маньяка-коллекционера, который хранил бы вожделенное сокровище за семью замками и любовался им самолично, то и он здесь явно «не в тему». Подобные крайне редкие варианты обставляются со скрупулёзной подготовкой, выполняются профессионалами высочайшего класса, а не залётными урками, и никоим образом не сопряжены ни с грубыми повреждениями шедевров, ни с дилетантскими попытками сбыть их случайным людям.

Само собой, оба моих собеседника ровным счётом ничего не знают о мнимых столичных апартаментах и раритетных автомобилях покойного, равно как и прочих несметных богатствах оного, прожившего свою жизнь не в нищете, но и не в роскоши.

Так что же мы имеем в «сухом остатке»? Сомнительной ценности разоблачение, которое добавило к портрету пресловутой Амины-Анастасии лишь любопытный штрих, утонувший во лжи. А между тем, если бы харьковчанка Юлия Гаврильчук, ныне живущая на Донбассе, потрудилась навести справки у одесситов (благо, средства связи позволяют это!), то она могла бы узнать многое о своей «героине!». Например, то, что с детства была она девочкой весьма нервной, с крайне проблемным, а  то и патологически-агрессивным характером. И то, что её родители давным-давно разошлись, и отец оказывал на неё влияние минимальное, имея новую семью и других детей. Впрочем, полагаю, в своё время судебные психологи или психиатры дадут своё заключение на предмет вменяемости мадам Никифоровой-Окуевой…

Мы же, увы, столкнулись с очередным примером того, как погоня за дешёвой сенсацией наносит ущерб и тому делу, за которое выступают господа «антифашисты», и — попутно — бросает тень на имена умерших, нанося заодно вред репутации одесского музея. Ведь помимо поклёпа на его бывшего директора автор тиражирует и облыжные слухи о том, что картина — и вовсе не подлинник, а копия. А многочисленные сайты той же направленности без малейшей проверки информации множат ложь и клевету, дополняя их и вовсе бредовыми вымыслами.

Право, грустно, когда в борьбе за благое дело иные дилетанты от журналистики прибегают к методам, к нашей профессии не относящимся. Как тут не вспомнить фразу папаши Мюллера из незабвенных «Семнадцати мгновений» о том, что маленькая ложь рождает большое недоверие! Но что же тогда выпускает на свет ложь большая?!

Продолжение чисто здесь.

Автор: Игорь Плисюк

* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Беспорядки в Горсаду: штурм ворот, стычки с полицией и ранение генерала

Хроника акции протеста в одесском Горсаду 18 ноября - в видеорепортаже ТАЙМЕРА.