Главная / Мысли вслух

Хроника дня

Украинский «Терминал», или 18 миллионов «нежелательных» товарищей

… Да и дома у вас сейчас нет! Ваша страна не существует, словно вы оказались в сумеречной зоне, – видели этот сериал?

Удивительные параллели и просто-таки убийственные — только с точностью до наоборот — аналогии можно проследить даже при поверхностном анализе и сопоставлении легендарной трагикомедии Стивена Спилберга «Терминал», вышедшей на киноэкраны в 2004 году, и недавних событий новейшей украинской истории, случившихся десятью годами позже — в 2014-м.

Главный герой фильма, смешной и чудаковатый строитель Виктор Наворский, в блестящем исполнении Тома Хэнкса, прилетает в Нью-Йорк из далёкой несуществующей страны под названием Кракожия — по всей видимости, то ли бывшей советской, то ли экс-югославской республики. И тут выясняется страшное. Оказывается, пока Наворский находился в воздухе, в Кракожии произошел государственный переворот. Это в корне меняет статус незадачливого туриста — из гостя Соединенных Штатов он превращается в «нежелательную» особу.

Плохо понимающему английский язык Наворскому сложившуюся ситуацию пытается доходчиво объяснить Фрэнк Диксон, директор Службы таможенного и пограничного контроля аэропорта.

«Допустим, что чипсы — это Кракожия. А большое яблоко — это борцы за независимость. Понимаете? <Ударяет яблоком по пакету с чипсами, от удара пакет рвётся, все чипсы рассыпаются> Нет больше Кракожии! Ясно? Новое правительство, революция! В вашу страну сейчас отменены все полёты. Новое правительство перекрыло все границы. Ваш паспорт и виза недействительны. Вы — гражданин, у которого нет страны. У вас нет права на политическое убежище, на временное пребывание в стране, на гуманитарную помощь, на получение дипломатической визы! Всё это невозможно для вас! В нашей стране ваше пребывание… нежелательно!».

Гражданин, у которого нет страны… Вся пикантность ситуации заключается в том, что отныне и на неопределённый срок домом Наворского становится тот самый терминал Международного аэропорта имени Джона Кеннеди, который ему запрещено покидать, покуда США не наладят дипломатические отношения с постпереворотной Кракожией.

«Я не могу разрешить вам въезд на территорию США. И домой вас отправить нельзя. Да и дома у вас сейчас нет! Ваша страна не существует, словно вы оказались в сумеречной зоне, смотрели этот сериал?- по-отечески ласково объясняет происшедшее Диксон, и добавляет. — Можете ходить, куда захотите в пределах международной транзитной зоны. Не волнуйтесь, дядюшка Сэм во всем разберётся! Добро пожаловать в США! В терминал!».

Снабдив огорошенного путешественника некоторым количеством талонов на еду, телефонной карточкой на 15 минут, пропуском и пейджером, его выпускают в терминал с добрым напутствием «ходить по магазинам… и всё!»

Крайне интригуют новости, которые уже в первые минуты жизни в терминале со слезами на глазах смотрит главный герой на многочисленных телеэкранах, размещённых во всех уголках аэропорта. »… Мировое сообщество предпринимает усилия для мирного разрешения ситуации. Обеспокоенных людей интересует только одно — справится ли их новое руководство с нелёгкой задачей сохранения достойного (!) места страны на политической карте мира», — вещает ведущая в одном из выпусков новостей. «Пожалуйста! Звук громче!», — с отчаянием кричит Виктор, взбегая по эскалатору на второй этаж, к телевизорам, настроенным на другие каналы. Там он слышит шокирующие подробности переворота: »… взяты в заложники. Вице-президент страны и четыре члена кабинета убиты. Ранено 13 военнослужащих и 20 мирных жителей. На рассвете мятежники окружили правительственные здания. Государственные флаги Кракожии были сорваны с президентского дворца и здания парламента».

События в Кракожии, по-видимому, вызвали огромный общественно-политический резонанс во всем мире, недаром же все выпуски новостей посвящены исключительно далёкой родине главного героя.

«В результате ночного мятежа свергнуто правительство Кракожии. На протяжении всей ночи в столице слышались взрывы и выстрелы. Подробности мятежа пока не известны, но, по нашим сведениям, президент страны Вагобаген и его основные помощники взяты в заложники. Власть в стране перешла к мятежным членам кабинета. <…> Самая маленькая страна Восточной Европы стала жертвой очередного мятежа. На протяжении 90-х годов Кракожия пыталась расстаться с наследием коммунистического прошлого. В это время в стране появились кровожадные группы сепаратистов и началась гражданская война». Впрочем, посетители аэропорта, за исключением Виктора, не обращают на страшные новости никакого внимания — спешат по своим делам…

Через некоторое время появляется и прямой репортаж с места событий, освещающий продолжающееся в стране военное противостояние.

«Тяжелые бои временно прекратились, и противники стали готовиться к долгой и холодной зиме. Жители Кракожии уже страдают от последствий боевых действий. В результате введения международных санкций возникли перебои с поставками продовольствия и электроэнергии. Люди вынуждены часами стоять в огромных очередях, чтобы получить хоть немного еды», — сообщает корреспондент уже научившемуся к этому времени немного понимать по-английски Виктору.

Ну, что скажете, уважаемые читатели? Ничего не напоминает? А ведь и вправду похоже на наш «Евромайдан»! Как будто сценарии фильма и переворота писались под одну американскую копирку. Собственно, чего греха таить, так оно на самом деле и было — всем адекватным людям в Украине давно уже ясно, кто был заказчиком революции «гидности». Всего пятеро убитых и 33 раненых — такой себе мини-майдан, версия «лайт». Что самое интересное, президент с помощниками взяты в плен! Не успел, значит, сбежать, в какой-нибудь соседний Кракожск-на-Дону… А так всё сходится: и взрывы с выстрелами — на протяжении трёх кровавых «небесносотенных» дней, и окружение правительственных зданий на рассвете 22 февраля, и власть, перешедшая к мятежным членам Верховной Рады, и начавшаяся без света по всей стране зима, и страдающие от боевых действий жители Донбасса, и даже описание 90-х годов, ушедших на борьбу с коммунистическим прошлым. Разница в мелочах: у нас государственный флаг не сорвали, а наоборот, завесили им всё, что только можно было, а «кровожадные группы сепаратистов» появились не до, а через месяц после «мирного противостояния» на Майдане…

Вместе с тем, радикальное различие между кракожским и украинским майданами заключается в реакции на происшедшее Америки, главного спонсора всех «демократических» переворотов и «бархатных» революций. Правда, чиновник нью-йоркского аэропорта слово «мятежники» не употребляет — он весьма характерно называет их «борцы за независимость». Но при этом неоднократно повторяет, что страны Кракожия больше нет! По крайней мере, до тех пор, пока новое правительство не признают Соединенные Штаты. В нашей же с вами реальности госсекретарь США Джон Керри с первых дней высказал решительную поддержку «Евромайдану», а уже 1 февраля 2014 года заявил, что «украинцы борются за демократическое будущее Европы, Соединённые Штаты и ЕС солидарны с народом Украины в этой борьбе». Другие «разносчики демократии» не отставали: сотрудник госдепа Виктория Нуланд сначала раздавала «мырным мытынгувальныкам» печенюшки, а потом отчиталась о пяти миллиардах долларов, потраченных на «развитие демократии в Украине». Ну а президент Барак Обама 1 февраля 2015 года в интервью телеканалу «CNN» прямо заявил, что «мы выступили посредником при переходе власти на Украине». Улавливаете суть различия? Чувствуете всю глубину лицемерия и политики двойных стандартов американских товарищей? В одном случае — мятежники, захватившие власть в ходе военного переворота, и раздираемая гражданской войной страна, попавшая под международные санкции. В другом — ну хоть ты тресни, а всё равно мирные протестующие, с камнями и коктейлями Молотова завоевавшие себе светлое европейское будущее, и счастливая демократическая страна, подвергшаяся российской агрессии. Вот такие разные пироги…

Довольно интересный диалог происходит между понемногу налаживающим сумбурную жизнь в аэропорту Наворским и стремительно усиливающим свое влияние чиновником Диксоном ближе к середине фильма. Честолюбивому Диксону, метящему на место начальника службы безопасности всего аэропорта, перед генеральной инспекцией ФБР совсем не нужен «нежелательный» гость, застрявший в недрах подведомственного терминала. Поэтому он придумывает различные способы избавиться от Наворского — хочет перекинуть ответственность за него на полицию или другие спецслужбы.

«У нас есть законы, защищающие всех людей, которые обоснованно боятся возвращаться на родину, если там вам угрожает опасность. <…> Но! Мы должны убедиться, что вы боитесь возвращаться на родину. <…> Я задам вам всего один простой вопрос, и если вы правильно ответите на него, я вас выпущу из аэропорта сегодня же», — предлагает Диксон Наворскому, и тот соглашается. Дальнейшую их беседу можно оставить практически без комментариев.

— В настоящий момент боитесь ли вы возвращаться на родину?

- Нет, — с лёгкостью отвечает главный герой.

- Так. Ещё разок. В вашей стране идет война. Вооружённые люди на улицах. Нарушаются права человека…

- Да, это ужасно!

- Да, это кошмар! С вами может произойти всё, что угодно, верно? Людей вытаскивают из постелей и бросают в тюрьму. Верно?

- Да, да!

— Значит, вы боитесь! Вы боитесь вернуться в Кракожию!

- Нет, нет, я совсем не боюсь этого.

- Так, хорошо. Я говорю о бомбах! О потерянном достоинстве! О нарушениях прав человека! Виктор, не бойтесь признаться, что вам страшно возвращаться в Кракожию!

— Там дом! Я не боюсь свой дом!

Ну всё, как у нас, правда? И вооружённые люди — из различных батальонов нацгвардии и Коломойского, и попранные права человека, с которыми уже год никто не считается, и аресты — действительно, прямо из постели можно угодить в тюрьму за сепаратизм, и бомбы, время от времени рвущиеся на улицах некогда мирной Одессы. Спорный момент — показательный горячий патриотизм главного героя. Что это — ирония Спилберга над дремучими восточными европейцами, гордящимися своими убогими странами, наподобие Шварценеггера в роли русского милиционера в фильме «Красная жара»? Или же искреннее и всеобъемлющее чувство, органично дополняющее положительный образ героя?

На протяжении фильма добрый, честный и отзывчивый Наворский заводит себе друзей среди служащих терминала, влюбляется в красавицу-стюардессу, прекрасно сыгранную Кэтрин Зета-Джонс, помогает своему земляку провести запрещённое лекарство для умирающего отца, чем заслуживает расположение чуть ли не всего персонала аэропорта… кроме Диксона, который вступает с ним в личное противостояние и категорически не пускает в Америку.

Интересно, что ближе к концу фильма война в Кракожии заканчивается, по телевизору сообщают, что долгожданный мир празднуют «как на улице, так и в ресторанах». И Наворский также отмечает это знаменательное событие в одном из ресторанов аэропорта, распевая с толпой друзей гимн своей страны. В финале картины главный герой, сопровождаемый огромной толпой поклонников, всё же выходит в город, едет на Лексингтон-авеню и берет автограф у знаменитого джазмена Бенни Голсона, выполняя последнее желание покойного отца. В этом, собственно, и состояла цель его приезда в Нью-Йорк.

К сожалению, в обыденной украинской жизни всё складывается отнюдь не так гладко. Война, объявленная украинскому народу олигархами после государственного переворота год назад, продолжается по сей день, невзирая на все мирные соглашения и периодически объявляемые «дни тишины». Добрая половина населения страны, не поверившая сладкоголосым речам «реформаторов» о благословенной евроинтеграции, не поддержавшая переворот и не признающая Путина агрессором, в современной украинской Украине до сих пор является такой же… «нежелательной», каким был Виктор Наворский в США. И чем всё это закончится — предсказать довольно трудно. Вот так же, как забавный чудак из несуществующей страны ждал в аэропорту решения своей участи, а тем временем старался жить полноценной жизнью, всеми возможными честными способами добывая себе пропитание, так и мы уже второй год ждем хоть каких-нибудь перемен к лучшему, но затягиваем потуже пояса, потому что становится только хуже, а тем временем продолжаем жить дальше. Сбудутся ли наши ожидания, как сбылись они у главного героя фильма Стивена Спилберга? Время покажет…



Автор — Фёдор Тимофеев

8
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.