Главная / Блоги

Хроника дня

Вместе с Янушем Корчаком…

Я люблю Ирину Викторовну Галину! Я обожаю (неправильное слово) Марину Константиновну Игонину! Я благодарю случай, который соединил их. И было это давно. Тогда Институту реабилитации детей с недостатками психофизического развития им. Януша Корчака было десять лет, и он был уже известен и у нас, и за рубежом как одно из первых таких учреждений на просторах тогдашнего СССР.



Давние зарубежные партнёры помогали оборудованием и деньгами. Но, как почти к каждому хорошему делу, всегда присасываются, «прилепляются» нечистоплотные, недобросовестные люди, так было и здесь. И Галина была одна против них. Но она — учёный, профессор, доктор медицинских наук, детский невропатолог, уже известный в Европе человек. Она умела лечить и абсолютно не умела заниматься материальной организацией, как то: ремонтом, строительством и т.д. И тогда внезапно, из воздуха, возникла Игонина. Её прислали в качестве проверяющей — она была тогда чиновницей, и негласный указ был — скорее всего закрыть. Было собрание, она увидела и послушала Галину, она увидела детей и сделала неожиданный для всех вывод: я остаюсь с вами. Она осталась. Она стала директором, она — замечательный руководитель и созидатель. Она прониклась и прилепилась душой к делу.

И теперь Центр на Гайдара, 3 — это прекрасный корпус с бассейном, зимним садом, группами, мастерскими. Это воспитатели и мастера по трудовому обучению. Это иппотерапия. Это — небольшой храм здесь же, на территории. Это — построенный новый центр на посёлке Котовского. Это — первое маленькое общежитие на 16 человек (как там всё красиво и умно сделано!) на Генерала Петрова. А ведь общежитие — это выстраданная мечта: дети растут, переходят в группу трудового обучения, им хочется своей жизни. А в общежитии — друзья, маленькие отдельные спальни, красивая столовая, где можно общаться. Совместные прогулки. Жизнь… Да. Пока только 16 человек. А вы (читатели) подумайте, на что обречены те, кто сидит дома. Дети с ДЦП и прочими недостатками психофизического развития…

Да, Марина Константиновна — главная пробивная и нежная сила, мало кто устоит перед ней. Потому что за ней — дети и Дело всей её жизни.

…Когда мне очень плохо, я бегу в Центр Корчака к Ирине Викторовне и Марине Константиновне. Я готова пойти туда нянечкой или просто рассказывать детям сказки, но не всё так просто. Хотя несколько мам пошли вслед за своими детьми и обрели профессии.

Когда попадаешь в Центр, то ловишь себя на том, что постоянно улыбаешься. На музыкальных ли занятиях, на занятиях, которые проводит Вернер Шпаннер, педагог–консультант из Германии: «А сейчас мы будем играть в дождь. Убегать от него. Все накрылись зонтиками и бежим…». И он бежит впереди…. В бассейне ли — когда видишь, как балуются и хохочут малыши, на групповых и индивидуальных ли занятиях, в мастерских — столярных или когда учатся старшие ребята — девочки и мальчики печь пирожки. Или стирают белье в машинках — бельё для стариков, между прочим. Или когда смотришь, как тщательно паренёк подметает двор Центра. Он уже работает дворником. После него — ни пылинки.

Работать с ними. Сделать для них всё возможное и невозможное. И социализировать. Учить сидеть. Ходить. Произносить звуки. Слова. Мыслить…

Господи, Слава Тебе, что у нас есть такие центры. Их мало. Их капля в море. Но вот в Одессе — уже с 1989 года и до сих пор. Тьфу-тьфу.

Ну, а это уже — Ирине Викторовне Галиной, председателю правления института, слово: «В основе концепции реабилитационного процесса — максимально раннее начало реабилитации, систематичность и непрерывность, комплексность, где соединены специальное обучение, психологическая поддержка и медицинская помощь (с минимумом медикаментозных препаратов)…Работают отделения ЛФК, массажа, логопедическое, аппаратной физиотерапии, музыкотерапии, лечебного плавания, иппотерапии (видели бы вы восторженные лица детей, сидящих на лошади!!!). Все дети проходят регулярное обследование детского невролога, ортопеда, при необходимости — электроэнцефаллографическое, нейросонографическое и другие лабораторные или инструментальные обследования. Процедуры продолжаются от 3 до 6 месяцев. В детских садах Института (да–да, в детских садах) дети находятся от 2,5 до 7-8 лет. Потом большинство детей остаются в учреждении, посещают группы специализированного обучения. А с 18-20 лет переходят в группу трудового обучения и далее — в специализированные мастерские.

Учреждение работает с 8:00 до 17:00 пять раз в неделю. Одновременно в Институте находится до 300 детей, детей привозят и развозят специальными автобусами.

Реабилитационная помощь и пребывание — бесплатное. Да, я сделала акцент на этом пункте. Потому что это — из сказки. Основное финансирование Центра идёт за счёт городского бюджета. Но где и как Игонина достаёт недостающие на всё деньги — могу только представить. Знаю, что идёт и просит, и что никто ещё не отказал…Разве можно?

И еще вспомнила, как сидели мы уютно как–то дома у Ирины Викторовны и мне глубоко так врезались в память её слова: «Никто не застрахован. Ни одна семья — богатая ли бедная. В любой может родиться такое дитя… Механизм ещё не изучен. Мы для того, чтобы помогать им».

…А потом я вспомнила Януша Корчака, великого польского педагога. Когда ему, учитывая его известность, бойцы польского сопротивления предлагали спасти жизнь, он отказался, и, взяв детей за руки, вошёл с ними в газовую камеру.

 

Вот и эти, мои любимые, взяв детей за руки, пошли с ними в их тяжелую, наполненную неизлечимыми недугами, жизнь. Чтоб помочь и облегчить. И утешить. И спасти.

Спасибо им.

Автор: Наталья Симисинова

4
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».