Главная / Неформат

Хроника дня

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

«Было слишком рано. — Слишком рано для чего?»

Пока это не премьера «Театра на Чайной», а только одна из открытых репетиций. Режиссёр Александр Онищенко проверяет на «подопытных» друзьях и коллегах некоторые моменты будущего спектакля, обсуждает их с залом, проявляя готовность что-то изменить, где-то доработать… Кто ещё из режиссёров способен на подобное? Все, как тот бабелевский персонаж, думают: «Самолюбие мине дороже». А Саше дорого театральное искусство, дорога возможность создать на сцене нечто идеальное.

Пьеса нобелевского лауреата Гарольда Пинтера «Кухонный лифт» (кстати, артисты и режиссёр делают неверное ударение в слове «кухонный» — на втором слоге, а надо на первом) написана в далёком 1957 году. Но Саше Онищенко эта история бандитских разборок навеяла более приближенные по времени реалии. Есть даже идея оформить пространство сцены в духе стиля «жлоб-арт», разрабатываемого украинским художником Иваном Семесюком. Перед нами — этакие современные «братки», перед которыми стоят сложные задачи. Каждую ситуацию можно «раскрутить» и так, и эдак. «Пинтеризм», основанный вроде бы на реальности, мерцает абсурдистскими ситуациями, допуская неоднозначные трактовки действий персонажей — как видимых, так и невидимых, о которых зритель может только догадываться.

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

Покамест декораций и близко нет, на сцене просто голые помосты и убогие кровати, служащие временным (кое для кого чуть ли не мгновенным) пристанищем двум маргинальным паренькам. Судя по всему, это молодые киллеры по вызову, простые исполнители, один из которых в чём-то накосячил, и это не сойдёт ему с рук.  

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

Артисты, исполняющие роли Бена и Гаса, Никита Шумский и Александр Колесниченко, создают полярные образы. Бен — невозмутимый, его породистое лицо (западноевропейский типаж, между прочим, может в будущем спокойно сниматься в иностранном кино), словно маска, скрывает истинные эмоции (но старается ещё и прикрыться газетой от испытующего взгляда визави). Даже когда он вроде бы зол на собеседника, не покидает ощущение, будто истинная причина злости нам неизвестна, раздражение во многом наиграно…

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера
Никита Шумский в роли Бена

Бен (берясь за газету): Было ещё слишком рано.

Гас: Рано? (Встаёт.) То есть как? Мы ведь получили вызов, было сказано тут же отправляться. Мы так и сделали. Выкатились в ту же минуту. Так как же могло быть слишком рано?

Бен (ровным тоном): Кто принимал вызов — я или ты?

Гас: Ты.

Бен: Было ещё слишком рано.

Гас: Слишком рано для чего?

Пауза. 

То есть кто-то должен был уйти отсюда до того, как мы придём?

 

Гас — улыбчивый крепыш, простоватый и откровенно недалёкий парень, другой бы на его месте уже давно разгадал страшную загадку ожидания в пустой квартире. Режиссёр признаётся на обсуждении, что такой простодушной реакции как раз и добивался от Саши Колесниченко, чей герой доверчив и не ждёт ничего плохого. Только шестое чувство, так называемая «чуйка» тревожит это диковатое существо, с шумом нюхающее воздух. Идеей фикс для Гаса стало желание попить чайку, но в доме, где они прячутся, газовый счётчик, требующий монет. А монет с собой не захватили. Получается интересная перекличка, заметили первые зрители: Гас — газ, чай — «Театр на Чайной», где принято после спектакля совместно пить бодрящий напиток, обсуждая увиденное.

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера
Гас — Александр Колесниченко

К слову, традицию чаепития после переезда театра во Дворец студентов, удалось восстановить — в здании открылось маленькое кафе, и чай снова согреет души театралов.

Напомним, что «нобелевка» по литературе была присуждена Гарольду Пинтеру в 2005 году за пьесы, в которых он «приоткрывает пропасть, лежащую под суетой повседневности, и вторгается в застенки угнетения». «Кухонный лифт» — именно такая пьеса, и скрежет этого самого лифта становится мрачным предзнаменованием, маркирует повороты загадочного сюжета. В замкнутом пространстве квартиры, где оказались Бен и Гас, только кухонный лифт обеспечивает какую-никакую связь с внешним миром, враждебным к этим плохим, но достойным лучшей участи парням.

Спектакль подробно разобрали, что называется, по косточкам, вплоть до того, откуда лучше входить на сцену актёрам в конкретных мизансценах. Такое обсуждение, говорит режиссёр, очень помогает в работе над спектаклем. Удивительное дело — здесь думают в первую очередь о зрителе, о его впечатлениях, о том, что публика может почерпнуть от театра. Но за это мы «чайников» и любим. Ждём премьеру…

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера

А чаю так и не попили… Одесский театр «замахнулся» на Гарольда Пинтера
Режиссёр Александр Онищенко

Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

11
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...