Главная / Неформат

Хроника дня

Фотопортреты в духе Сэлинджера, Хемингуэя и Караваджо

«Я имею удовольствие и счастье быть его моделью». Одесские художники позируют Степану Алекяну.

В Одесском музее западного и восточного искусства (Пушкинская, 9) открылась фотовыставка Степана Алекяна, на которой представлены исключительно портреты художников. ТАЙМЕР побывал на вернисаже.

В далёком 1968 году юноша из Тбилиси поступил в одесскую мореходку, а через год отправился в свой первый загранрейс. Морская биография Степана длилась 40 лет, а карьера фотохудожника – гораздо дольше, да и сейчас она вовсе не стремится к завершению. Мастеру интереснее всего снимать людей, и делает это он достаточно старомодно, при помощи плёночного фотоаппарата и ручной печати. Одесситы видели немало выставок Степана Арсеньевича, и пару лет назад в Греческом фонде культуры в экспозиции «Знакомые лица» были показаны портреты творческих людей – музыкантов, актёров, поэтов… Алекян любит контраст света и тени (ну совсем, как Караваджо!), питает искренний интерес к жизни, людям, своим моделям.

Автор на фоне своих работ

Сейчас перед нами только художники, портреты сделаны в основном на крупных планах, не всем это нравится.

«Ну вот какой женщине, тем более, в годах, понравится, когда камера настолько приближена к её лицу, что зритель видит каждую морщинку, каждую пору? – недоумевает посетительница музея Илона Кравченко. – И не всегда ясно, что перед нами именно художник. Вот портреты у мольберта, в мастерской, на выставке – другое дело, тут видно, что человек служит искусству, передан его характер…»

Действительно, есть такой момент. Вот один из лучших портретов – художник Саша Силантьев, совсем непарадный, чуть поникший от усталости, опустился на стул, а рядом, на мольберте – огромный законченный натюрморт.

«Было сделано много кадров, - вспоминает Александр. – Я даже и не знал, что для выставки Степан выберет именно этот, но с выбором согласен, мне нравится!»

«Я имею удовольствие и счастье быть его моделью, - говорит художник Алик Мирзоев. – Совсем недавно в этом же музее показывали проект «Я есть!», из живописных и графических портретов художников, теперь вот фото. Приятно, что к нам в этих стенах такое внимание. Считаю, Степан совершил творческий подвиг, заполнив три зала портретами художников».

Как оказалось, сам автор годам вопреки продолжает оставаться интересной моделью для живописцев.

«Я часто пишу Степана, иногда даже в образе Иисуса Христа, – признался художник Степан Давтян. – Стоило бы создать о нём книжку, базис всего творчества Степана Алекяна – благородство, любовь к своей профессии. Он вырос в высококультурной семье и никогда не позволяет себе быть злым, недовольным, не допускает нехороших мыслей, зависти. И эту экспозицию он создавал, не преследуя никаких меркантильных целей. Он скромен, скрыт в своих фантазиях, и потому его работам всегда присущ эффект распустившейся розы».

На выставке далеко не парадные портреты, лучшие из них показывают, как труд художника сложен, но и прекрасен. Вот Наталья Лоза и Ольга Разинкина на улице поставили два мольберта и пишут один и тот же пейзаж: шорты, майки, шлёпанцы, фартуки, пятна от красок, закушенные губы.. Вот концептуалист Сергей Ануфриев с воздушным шариком в руке: кажется, вот-вот начнёт цитировать своих любимых даосов… Покойный Ваган Ананян, любивший общение, пишет под одесским деревом отнюдь не с натуры, перед нами возникает лик женщины строгой красоты и чистоты. Американский одессит, успешный и гламурный Юрий Горбачёв застигнут на свой выставке: из-за плеча выглядывает его царь Пётр в лубочном стиле и позолоте… Виктор Павлов, конечно же, с «собакой Павлова», супруги Кравченко и Албулы – парами, как в жизни, в мастерских и на пленэрах… Многие мастера с трубками в руках многозначительно попыхивают в них, но так можно изобразить человека почти любой профессии, наверное.

«Мне безумно нравится портрет ушедшего от нас Юрия Коваленко, он сделан в духе Сэлинджера и Хемингуэя, - говорит директор музея, в котором проходит выставка, Владимир Островский. – Все художники испытывают искушение цветом, которому трудно противостоять. Выставки Степана Алекяна чрезвычайно изысканны и проходят с неизменным успехом. Работая в сугубо чёрно-белом формате, он всматривается в лица наших одесских творцов. Я убеждён, что эта выставка тоже будет иметь успех. И наш музей рано или поздно выйдет на уровень современных музеев мира, которые помещают фотографию даже в постоянную экспозицию».

Портрет Коваленко – это да, «Старик и море» в фотографии, а что касается современных музеев… Вот тут хотелось бы немного поспорить с уважаемым Владимиром Ивановичем. Всё же искусство фотографии в постоянной экспозиции вряд ли должно демонстрироваться в дворцовых помещениях. Увы, после кражи полотна Караваджо (неважно, подлинника или только копии, сейчас не об этом), когда основная экспозиция от греха подальше была упрятана в фонды, в музейных залах стали порой демонстрировать на выставках очень посредственную живопись, любительское фото из заграничных поездок, рекламные постеры, а недавно даже выставку фиалок провели – после этого осталось только организовать выставку кошек. Припоминаю также «выставку одной картины», на которой посетителям внушали мысль, будто копия известной картины Тинторетто – это подлинник Тициана, который нужно поскорее вывезти в Италию для оценки тамошними экспертами. Понятно, что всё это происходит не от хорошей жизни, но всему, знаете ли, есть предел. А за лики одесских художников в исполнении Степана Алекяна – искреннее спасибо. К слову, посетить выставку можно в течение месяца.

Мария Гудыма

Фото: Пётр Катин

3
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Интервью с адвокатом директора лагеря «Виктория» Петроса Саркисяна

Игорь Карпов рассказал, что директора «Виктории» обвиняют в невыполнении предписаний ГСЧС, но пожар возник не из-за этого.