Главная / Неформат

Хроника дня

«Честь. Семья. Успех» – таков отныне манифест Одессы

Голос народа!

Музей современного искусства Одессы подвёл итоги завершившейся биеннале «MANIFESTO». Штатная манифестантка ТАЙМЕРА Мария Гудыма поняла, под чьи знамёна стоит становиться.

IV Одесская биеннале современного искусства работала в течение месяца, и за это время несколько интерактивных проектов показали, какова реакция зрителей на экспонаты. Более того, молодая художница Катерина Репа свой манифест сделала в форме... психологического теста на трёх языках, русском, украинском и английском.

«Мир очень изобретателен и оперирует бесчисленным количеством образов, — комментирует Катя свою работу. — И самое интересное во всей этой истории, что образы у каждого свои, так же как и установки, стереотипы и убеждения, у каждого свои индивидуальные. Например, мы все по–разному понимаем одно и то же слово, так как с каждым словом у нас связаны свои ассоциации и свой индивидуальный опыт. И если разным людям показать одно и то же изображение, они увидят и поймут его по–своему, услышат то, что они хотят слышать, или что подскажет подсознание. Своей работе я дала название «Манифест. Слова народа». Первые три слова, который человек увидит, покажут, в каком психологическом состоянии находится он в данный момент. Просила посетителей биеннале записывать на бумажках и составлять в специальной коробке эти первые три слова, после чего были выбраны слова, которые чаще других были повторены. После подсчётов выяснилось: «Честь. Семья. Успех». И именно эти три слова оказались манифестом нашего города».

Среди интерактивных проектов – отнюдь не комплиментарные для общества фото Саши Руденски, к которым куратор Михаил Рашковецкий предлагал сочинять подписи. Доска, молоток и гвозди, объединённые девизом «Забей на современное искусство» публика решила дополнить бумажками (рядом–то была работа Кати Репы, к ней прилагались бумажки и ручка для записи трёх волшебных слов), на которых писала свои отзывы и приколачивала к доске. Чаще всего отзывы были нелицеприятными и нецензурными. Но иные экспонаты давали к этому прямой повод, так что разговор шёл на равных… Растащили зрители по домам «книжное дерево» Ирины Озаринской. Всё–таки культура наша, прежде всего, вербальна: люди тянутся к печатному (а то и непечатному) слову, ждут от художников внятных решений, хотя пространные тексты-сопроводиловки к работам зачастую читать ленятся.

Тема войны мало у кого из художников, участвующих в биеннале, рождает энтузиазм. Помнится, год назад во дворике музея девушки с горящими глазами плели маскировочные сети, их к этому поощряли экзальтированные юноши, настроенные против «этих безумцев», как они называли жителей мятежных областей. Сегодня мы видим на биеннале работу «Temporary groop» (Макс Ковальчук, Валентин Мохнатый, Марина Талютто, Альбина Ялоза, все — Украина) под названием «Целое/Часть». Скульптурные фрагменты, словно куски расчленённых тел, валяются прямо на полу.

«Наглядный признак войны в стране – увечья тел её подданных. Тело без органов вмиг маргинализуется обществом, отторгается в тень – подальше от глаз. В обыденной жизни тело выделяется в опыте, когда соотносится с ближайшим окружением. В ситуации же, когда человек переживает опыт смертности других людей, между этим человеком, ощущающим присутствие в собственном теле, и телом самом по себе, располагается смерть. Происходит деформирование представления о теле, как вместилища человеческой сути. Тело и его части ранее воспринимались как естественный порядок вещей, даже как порядок, организованный Богом. Теперь же, лишаясь своих неизменных частей и функций, становится очевидно, что порядок этот не такой однозначный, а человек без рук или ног — это всё ещё человек», — заявляют авторы.

Киевлянка Влада Ралко в своих картинах показывает неприглядный образ терзаемого войной тела. Это зрелище сильнее лживых лозунгов, призывающих убивать и быть убитыми.

Неизменный восторг вызывает настенный объект из зеркального стекла Никиты Кадана – флаг, в котором зритель видит самого себя. Никаких раскрасок. Никакой кем–то придуманной символики. Никаких лозунгов. Неси себя, свои идеи, как знамя! Художник обиделся на куратора за то, что произведение было повешено слишком низко: по замыслу автора зритель должен тянуться ввысь, а не поправлять причёску у этого объекта. Но потолки нашего музея вовсе не так высоки, можно было повредить коммуникации, если сделать нестандартную развеску, так что без обид…

Говорят, за месяц выветрился запах денег из пустой комнаты в начале осмотра – да не было там никакого запаха денег и в день открытия, лично проверяла. Или мы тут в Одессе не знаем, как пахнут доллары? Рассказывать об эссенции из долларов США – это чисто по–одесски, хоть и занимались этим немецкие авторы. Вот если бы к пустой комнате прилагалось видео с документацией процесса – покупки пресловутых изношенных банкнот на миллион, возгонка пресловутой эссенции, – веры авторам было бы больше. «Аромат денежных знаков выступает семиотическим знаком существующего положения дел в капиталистическом постиндустриальном мире», – воля ваша, для кого–то деньги не пахнут, будем считать, что посетители биеннале не справлялись с поставленной авторам задачей.

К огромному сожалению, несправедливо не попали в экспозицию работы безвременно умершего куратора биеннале Мирослава Кульчицкого. Михаил Рашковецкий объясняет это так: готовились две работы, но одна из них (видео, посвящённое событиям 2-го мая в Одессе) не закончена, другая была только задумана и ещё не получила своего материального воплощения. Обсуждалась возможность представления этих работ, но было решено не выставлять. Может, я чего–то не понимаю в запахе денег, но если бы так рассуждали друзья и соратники не успевших из–за смерти осуществить свой последний замысел творцов, опера Александра Бородина «Князь Игорь» не увидела бы сцены. Её не стали бы завершать Римский–Корсаков и Глазунов. Работы Мирослава – далеко не опера, при желании можно было бы представить их на биеннале даже незавершёнными, как «метафору оборвавшейся жизни», по определению художника Вадима Бондаренко. И когда твой сокуратор делится с тобой замыслом во всех подробностях, а на следующий день внезапно останавливается его сердце, для чего–то же этот замысел был тебе поведан, мил человек… Но, как мы знаем, при желании – тысяча возможностей, при нежелании – тысяча причин. Хотелось бы, чтобы МСИО включил эти последние работы в экспозицию памяти Мирослава Кульчицкого, которая планируется зимой будущего года, к годовщине смерти. Ведь манифест каждого художника – это ещё и «Жизнь коротка. Искусство вечно».

Фото: Пётр Катин.

 

15
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».