Главная / Неформат

Хроника дня

Добро пожаловать в «Осень». Одесский Театр «На Чайной» учит хорошо грустить

Сам себе режиссёр.



Театр «На Чайной» (Карантинная, 21/1) радует моноспектаклем Юрия Невгамонного «Осень» по Тадеушу Ружевичу. Штатная полячка ТАЙМЕРА Мария Гудыма растаяла от восхищения.

Ничего, казалось бы, не происходит, а зритель потрясён, забывая о жаре, раз о ней забыл артист, облачённый в плащ. «Человек в футляре» и несколько стульев, на которые он пересаживается по ходу перевоплощений. Одно из них старая крестьянка, вспоминающая прошедшую вполне безрадостную жизнь и не ждущая чудес. Зал тихо рыдает, радуясь, что партнёров у артиста на сей раз нет, что он сам поставил свой моноспектакль, это истинное театральное пиршество.

По образованию Юрий Михайлович как раз режиссёр, что не мешает ему быть фантастическим разножанровым актёром, востребованным и в музкомедии, и в русской драме, да везде, кроме оперного, но это пока… И с партнёрами он отлично умеет взаимодействовать, и женские образы для него не являются камнем преткновения, взять хотя бы его же нашумевший моноспектакль девяностых «О, счастливые дни!» по Беккету или недавний «Разговор в семействе фон Штейн об отсутствующем господине фон Гёте», на сцене кукольного (!), где он предстал в образе Шарлотты, возлюбленной великого Гёте, он до сих пор в репертуаре...

Чтобы закрыть вопрос о женских образах, вспомним фильм-призёр прошлогоднего Одесского Международного кинофестиваля «Песнь песней» — вот во всём, как там у классика, «может быть сомненье», но эта еврейская пожилая дамочка с лицом Невгамонного, которая, изображая всем видом безразличие, прокралась в нужное место и тайком хлопнула у буфета лишнюю рюмку наливки… Это да! Юрий Михайлович может и должен играть без оглядки на половые различия, оставим их мещанам от искусства.

Детство, проведённое в Дрогобыче, обусловило владение украинским и польским языками. «Осень» играет в украинском переводе — ближе по мелодике к польскому. Это, пожалуй, я впервые слышу, как Невгамонный по-украински играет, и блестяще он это делает, хотя опыт русской сценической речи — огромный. Спектакль обрамлён стихотворением «Птичка янтарная» Ружевича:

Осень,
Птичка янтарная
Прозрачная
С ветки на ветку
Носит капли золота.

Осень,
Птичка рубиновая
Прозрачная
С ветки на ветку
Носит капли крови.

Осень,
Птичка лазоревая
Умирает
С ветки на ветку
Падают капли дождя.

Артист читает его вначале по-польски, и снова безупречен, все эти «бурштынова», «с гайонски на гайонску», вот сидел бы век и слушал, и плакал… А танец в постановке Олега Гусаренко (ей-Богу, Невгамонный ещё и колесом пройтись может, просто тут это не понадобилось)… Всё, как в последний раз. Да он всегда играет, как в последний раз, мне ли не знать. За то и любит публика.

 

Не подумайте плохого, это не заунывно-загробный спектакль, это тот самый случай, когда хорошему человеку плохо, и хочется оглянуться назад, и впереди мало что просматривается. Всего 50 минут длится спектакль, а хочется, чтобы продолжался. Вот в Одессе любят «хорошо покушать», а ведь иногда нужно и «хорошо погрустить», без дурацкого надрыва, истерики, самопроклятий, с любовью к жизни, которая, как ни крути, уходит с каждым мгновением.

А когда выясняется, что уже нет, не продолжится, ползёшь к барной стойке, чтобы, по традиции, выпить… нет, не наливки, а чашку чаю с артистом, утираешь слезу, говоришь дежурную фразу: «Ну что я могу поделать, опять гениально». И, чтобы хоть как-то продлить странное удовольствие, вспоминаешь и Беккета, и Шарлотту, и князя Воляпюка опереточного, и дядю Ваню, и Арнольфа, которого он играл бесподобно в комедии Жана Батиста Мольера «Школа жён» в переводе Василия Гиппиуса и постановке бывшего одессита, ныне известного российского театрального режиссёра Бориса Мильграма.  Слушайте, зал недоумевал, почему же юная Агнесса в качестве будущего мужа предпочитает Арнольфу пустенького молодчика Ораса, когда такое было на театре?..  Или довольно бестолковую постановку в русской драме «Из жизни “Большого Яблока”» по Вуди Аллену, где от Вуди Аллена был только писатель Макс, которого играл…  вы уже сами догадались, кто. Если в Театре «На Чайной» до сих пор чего-то не хватало, так это Невгамонного. Теперь есть, и пусть появляется впредь, пусть играет, что хочет, кого хочет, на каком угодно языке.

 
 

Автор: Мария Гудыма
Фото: Снежана Павлова и Олег Мымрин

4
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров: