Главная / Неформат

Хроника дня

«Если б я был султан, я б имел трёх жён…». Харьковский театр «Может быть» потряс одесскую публику

Что бывает, когда по твоей судьбе прошлась Катастрофа.

Полюбившийся одесситам Харьковский авторский театр «Может быть» (постановка харьковчан по мотивам бестселлера французского писателя Бернарда Вербера «Империя ангелов» всегда проходит у нас при аншлагах, её посещают не один раз) привёз и показал на сцене русской драмы премьеру «История любви». Штатная театралка ТАЙМЕРА Мария Гудыма побывала на спектакле.

Нас любят, нам везут новые постановки на наш суд, тем более, по ходу действия упоминается некая Адочка-одесситка, которая любила и умела пошутить сквозь слёзы. В основу этого профессионального, отменно сделанного и прочувствованного спектакля лёг знаменитый роман нобелевского лауреата Исаака Башевиса-Зингера «Враги. История любви». Но это не копирование сюжета, а изумительная театральная инсценировка, почти самостоятельная пьеса с хэппи-эндом и шагаловскими мотивами в оформлении сцены, а также душевных порывах героев, которые воспаряют в своих чувствах, но притяжение земного слишком велико, что уж тут поделать...

Хорошие люди, бывает, находятся в поиске любви, это их прекрасно характеризует, плохие люди обычно ищут в жизни иного, у них свой, особый интерес. Нью-Йорк середины 50-х, среда еврейских эмигрантов, странная супружеская пара – по американским законам они муж и жена, по иудейским друг другу никто. Продавец книг Герман Бродер (Сергей Листунов) обаятелен и харизматичен, его мужская неотразимость играет с ним злую шутку, слишком уж падок он на красивых женщин (а может, это они слишком красивые?), а жена, на первый взгляд, заботится о нём как матушка – то полотенцем вытирает, то рыбкой запечённой потчует. Только из диалогов мы узнаём, что Герман потерял во время войны жену и детей, сам чудом спасся, прячась на сеновале, и до сих пор снятся ему штыки, пронзающие сено у самой головы – он показывает, куда целились фашисты, и вдруг понимаешь, что человек-то в глубоком кризисе, зря ему дамочки мозг выносят...

Рискуя жизнью, спасала Германа его нынешняя супруга, безграмотная служанка Ядвига (светлоликая и светлокосая Светлана Гончарова), батрачила на его семью, а потом три года укрывала, боясь злобных намёков односельчан. Известно, что еврей – не роскошь, а средство передвижения, вот и вышло так, что после войны Герман вывез бесхитростную полячку в Америку, женился на ней, по-своему полюбил, вот даже в кино сводил «на итальянскую кинокумедию», как произносит с польским акцентом Ядзя – и на сцене загорается экран, появляются красивые синьоры и галантные синьоры, мелькают буквы – La Bella Di Roma… Ядзя хотела бы во второй раз в кино попасть.





Но «мужчине нарасхват» некогда, ведь он практически сватается уже не к «гойке», а к самой что ни на есть еврейке Маше (Марина Козюлина) – изящной, стервозной, таких любят не в благодарность, благодарить их, как правило, не за что. Хороша собой, стройна как тростинка (после концлагеря многие женщины остались изящными, желудок сократился), не зря стала стюардессой, секс-символом на все времена и во всех странах. Танцует прелестно, за словом в карман не лезет, только уж больно зла, и грязные реплики в адрес Ядзи её ничуть не украшают.

Маменька Маши, госпожа Шифра, как и дочь, побывала в лагере смерти, они тоже ударенные жизнью, только старшая женщина в этой семье сохранила чувство юмора, заменившее здоровье. Шифру играет постановщик спектакля Роман Жиров по всем канонам жанра, можете себе представить, он же исполняет две мужские роли второго плана, благо всем героям не обязательно появляться на сцене одновременно. Шифра старается обаять потенциального зятя изо всех сил («Вы боитесь поправиться? Выпейте перед ужином пива – алкоголь притупляет чувство страха!», «У меня столько болезней, что я не знаю, от какой умирать»). Начнёт философствовать, так самого Шопенгауэра за пояс заткнёт. И стоять бы Герману с Машей под хупой, брачуясь по закону Израилеву, но у Бога (хотя после смерти детей его существование для нашего героя более чем сомнительно) припасена для него ещё одна жёнушка.

 

Дети погибли, но объявилась в Нью-Йорке спустя почти десятилетие Тамара, его первая жена, чудом выжившая, самая любимая, самая красивая, изысканная, сердечная, с которой так много связывает Германа (Дарья Терновская). Мудрая неторопливость в движениях (идёт, как танцует, нет нужды, как Маше, скакать, такие женщины ног не задирают, Ядзя уважительно скажет: «пани»), затаённая страстность в тёмных очах – душа обуглилась, но тепло былой любви ещё не остыло…



«Одна жена готовит кофе на кухне, другая ведёт непринуждённую беседу в гостиной, а третья звонит ему по телефону. И где он их берёт?» – удивляется старый сосед. Вроде бы началась весёлая жизнь – на сцене звучат крики «Вот рыба из духовки!» (это Ядзя), «Мясо готово!» (это Маша), «Пирог испёкся!» (это Тамара). А Герман катается по сцене с воем: «Катастрофа! Катастрофа! Катастрофа!». Его легко понять, дело не только в невыносимости ситуации, по судьбе прошёлся катком Холокост, Шоа, Катастрофа. Канул в Лету местечковый рай, традиционный уклад, сгорела в печах крематория старая семья, и так ли уж виноват обычный мужчина, если его взгляд падает на ещё один цветок в стране свободных нравов (бойкую рыжеволосую американочку, рассекающую на байке, играет Юлия Забутная).

 

 

Герман всё-таки сделает выбор, и правильный, надо сказать, в пользу той, кто родит ему сына. Но Америку они покинут – финальные кинокадры покажут нам цветущий сад и пару с младенчиком на родной земле, где можно постараться обрести шанс на счастье и прорасти в родное пепелище корнями… Вот так вот случилось, что и сейчас одесситам это близко, больно, за душу берёт. Публика купает авторов спектакля в овациях – с Богом, теперь и в Харькове можно показывать…

 

 

8
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».