Главная / Неформат

Хроника дня

«Грешим много… Бога забыли…». Одесская русская драма показала «Уездную канитель»

Антон Павлович всегда актуален: в своём бы уезде порядок навести.

Свой профессиональный праздник, Международный День театра, в Одесском русском драматическом театре решили отметить на сей раз не капустником (как-то стало не до смеха), а премьерой. Штатный зритель ТАЙМЕРА Мария Гудыма приняла правила игры.

Обычно спектакли, чья сюжетная канва слагается из нескольких чеховских рассказов, получаются лёгкими, забавными. На этот раз получилась именно «канитель», достаточно продолжительная, грустная и местами мистическая. Опять же, видимо, не до смеха и лукавства, настроение у постановщиков апокалиптическое. По признанию режиссёра Елены Пушкиной, реплики чеховских героев вроде «Грешим много… Бога забыли…», показались актуальными и своевременными.

В спектакле использованы тексты и сюжеты следующих произведений Антона Павловича Чехова: «Беззаконие», «Беседа пьяного с трезвым чёртом», «Володя», «Выигрышный билет», «Драма», «За двумя зайцами не погонишься, ни одного не поймаешь», «Затмение луны», «Злоумышленник», «Канитель», «Мои жёны», «Налим», «Разговор человека с собакой». «Свирель», «Счастье», «Чёрный монах». Конечно, такая махина текстов содержит и вовсе необязательные сюжеты («Володю», например, без особого ущерба можно и вовсе исключить).

Интересный ход с проходящим через всё действие чёртом, в образе которого предстал молодой артист Ярослав Белый со своей фирменной нагловатой ухмылкой. Чёрт, как и положено ему в русских сюжетах, является в подчёркнуто европейском платье, красно-чёрном сюртуке и в цилиндре, в неуместном на фоне уездной простоты жабо – это «немец», пришлый, явился воду мутить да мирных христиан смущать. Впрочем, говорит чёрт, искушать ему уже и не приходится, ибо нет больше пути добра…

Елена Пушкина решила поискать мистическую подоплёку в Чехове (обычно лежащую на поверхности у Гоголя). И в самом деле, автор «Чёрного монаха» мистике не чужд. Но когда скользишь по поверхности множества сюжетов, ни совершить прозрение, ни хотя бы просто напугать зрителя не удаётся. Впору прибегать к помощи постановочных эффектов…

Сценограф Григорий Фаер придумал для спектакля «Уездная канитель» симультанное оформление, то есть не меняющееся на протяжении всего действа, всё, что нужно, изначально присутствует на сцене: мостик, погост, церквушка, стог сена, прудик, забор, из-за которого доносится лай незримого нам цепного пса и грохот цепи.

Время от времени начинается гроза, сверкают молнии, слышатся отдалённые раскаты грома, из разных мест сцены несутся клубы дыма.

Но, честно говоря, далеко не все привлечённые чеховские тексты выдерживают ложный пафос и апокалиптическую нагрузку. Несколько дезориентированные актёры играют скорее дремучую домостроевскую канитель Островского, очевидно прячутся за окладистыми бородами, пытаются имитировать какой-то простонародный говорок (так уж договорились бы между собой, какой именно, а то в одном пространстве собрались псковские, окские и ещё чёрт его знает какие).

Очень хороша молодая немая греховодница-прачка Аксинья, сыгранная Нелли Чуран на нескольких жестах, зато убедительно и ярко. Вот её основанной на умственной отсталости сговорчивостью пользуется местный паренёк, увлекая к стогу сена, а ведь в корзине остался младенец, и несколько сюжетов она начинает его искать с безумным, отчаянным мычанием, тряся волосами с запутавшимся в них сеном… И обретая вновь своё чадо, счастливо засыпает вместе с ним, накрывшись подолом юбки с головой – это их шатёр…

Чехов не терпит долгого уныния, и блёстками на дерюге уездного существования оказываются сцены ловли налима и проверки лотерейного билета. Старая гвардия не сдаётся печальным временам; диалог помещика (заслуженный артист Украины Анатолий Антонюк) и помещицы (заслуженная артистка Украины Юлия Скарга) вытекает из этой самой ловли. Помещик только извлёк из пруда своего налима (да только снулый какой-то изначально налим, можно же сделать такую бутафорию, чтобы колыхалась и трепыхалась в руках!), но прибежала жена, напугала криком, и выронил муж свою большую рыбу…

Чёрт принёс глупую бабёнку! Впрочем, она тоже свою большую рыбу упустит – лотерейный билет не выиграл, о том свидетельствует лотерейная таблица в газете, которую помещик извлекает из кармана халата. Но сперва супруги жестоко позавидуют друг другу, поделят шкуру неубитого медведя, составят каждый свой список первоочередных расходов, оттягивая волнующий момент узнавания истины.

Как роскошно помещица переживает своё разочарование! Юлия Скарга завершает сцену непередаваемым криком-клёкотом, когда дамочки, имеющие отношение уже к следующему сюжету, появляются на сцене и здороваются с ней. Вот их только и не хватало! Минутой раньше планировала приобрести недвижимость в Париже, а действительность намертво приковала к существованию в унылом уезде! Испустив пару нечеловеческих воплей, помещица убегает по мостику, уступая место иным действующим лицам.

Воля ваша, а мне милей такой Чехов, апокалипсиса нынче в жизни хоть отбавляй, нам бы свои желание и возможности привести к нормальному балансу, в своём бы уезде порядок навести – и хорошо… Но, возможно, у вас возникнут иные ассоциации, так сходите на следующий премьерный спектакль, который состоится 30 марта.

Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

18
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Видеовзгляд: восход солнца на одесском побережье

Корреспондент ТАЙМЕРА встретил рассвет на берегу Чёрного моря.