Главная / Неформат

Хроника дня

Книжный лоцман: физики и лирики. Извечный спор, не имеющий победителей.

Фантасты, уже привыкшие к своему «гетто», живут-поживают, иронизируя порой над своим занятным положением «вне боллитры».

…В 1959 году поэт Борис Слуцкий опубликовал знаменитое стихотворение о «физиках и лириках», ставшее своеобразным манифестом и уходившей эпохи «оттепели» - послабления сердитых сталинских норм, и – грядущей недолгой эры «шестидесятников», возомнивших себя свободными людьми в изначально несвободной системе. Само разделение на «физиков» - людей конкретного, логического склада ума, и «лириков» - мечтателей и фантазеров, несло в себе изначальную ошибку. Крылатая фраза « Что-то физики в почете, что-то, лирики в загоне», послужила вовсе без умысла поэта, подоплёкой для разделения и читателей, и писателей, на два вроде бы, противоположных лагеря: сугубо приземленных реалистов и рационалистов-«физиков»,  и отстраненных мечтателей-лириков. Уже тогда разумным людям было ясно: разделение сие сугубо искусственное, ибо к кому тогда отнести в литературе Гоголя, или ставшего несколько позднее, доступным  широкому кругу, Булгакова?!

С тех пор и доселе – это оторвало писателей-фантастов от общего течения нашей литературы. Что характерно, по иронии судьбы, творения иных «реалистов» минувшей поры сегодня выглядят как скверная, заказная и натужная  фантазия, а предсказания гениев-фантастов – реализуются с точностью, куда превышающей среднюю статистику совпадения прогнозов с реальностью. Ведь среди фантастов было множество людей с весьма серьезным образованием и учеными степенями да заслугами, умевших мыслить на основании глубокой и естественнонаучной, и гуманитарной базы. Достаточно вспомнить палеонтолога Ивана Ефремова, историка-востоковеда Кира Булычева (Игоря Можейко), япониста и астрофизика братьев Стругацких, и даже –… разведчика-нелегала Аркадия Днепрова. Список писателей, по странной предвзятости критиков отнесенных к «несерьезному жанру» велик, и из него можно было бы легко сколотить не один серьезный НИИ, а то и целую академию. И вовсе не случайно, лучшие из писателей реалистического направления «переходили в чужой стан». К примеру, Валентин Катаев в своих поздних, гениальных книгах периода «мовизма», прежде всего – в «Алмазном моём венце». А Владимир Орлов, начинавший как сугубый бытоописатель, прославился фантасмагорией в булгаковском духе «Альтист Данилов», и  с тех пор – не изменял дивному смешению волшебства и едко описанных реалий грешного нашего мира. Можно объяснять это просто – стремлением хоть немного уйти из-под гнета тогдашней всевластной и туповатой цензуры, пропускавшей порой сквозь пальцы явную крамолу под видом вымысла. Хотя, многим фантастам тоже доставалось! Тем же Стругацким, к примеру… Но, на мой взгляд, все куда и проще, и сложнее. Суть вопроса в том, что фантастическое для настоящего творца – всего лишь средство, метод передачи плодов своего дара, читателю, а не самоцель. Точно так же, как не является самоцелью механическое копирование действительности, а то и ее подгонка под идеи, именуемое разными подвидами реализма. Весь вопрос и ответ на него – в результате, резонансе благодарного читателя!

Нынче времена иные. Фантасты, уже привыкшие к своему «гетто», живут-поживают, иронизируя порой над своим занятным положением «вне боллитры». И примыкают к ним порой господа, вроде бы, совсем из другого литературного стана. Вот об одном из них я и поведаю вам.

Дмитрий Быков: свой среди чужих, чужой среди своих.

Скажу честно: позиция «активного либерала», которую занял в последние годы господин Быков, мне глубоко чужда и неприятна. Но… что поделаешь с тем, что человек этот глубоко талантлив, и дар его оказывается куда сильней  его личных  политических пристрастий.

Книжный лоцман: Физики и лирики. Извечный спор, не имеющий победителей.

Быков до невероятия многолик и плодовит – биограф – автор нескольких объемистых книг, вышедших в популярнейшей серии «ЖЗЛ»- о Пастернаке, Окуджаве, Горьком, Маяковском. Поэт, или, точнее, недурной стилизатор, умеющий не без изящества подражать классикам. Именно поэтому – его стихи вошли в знаменитую книгу фантастов Андрея Лазарчука и Михаила Успенского «Посмотри в глаза чудовищ» под видом… тайных плодов творчества спасенного и живущего доселе великого Николая Гумилёва, ставшего этаким странствующим рыцарем, сражающимся с инфернальным злом…

А еще, Дмитрий Львович зарабатывает на хлеб насущный и бойкой журнально-газетной эссеистикой, и – чтением лекций по истории изящной словесности., которые потом выходят отдельными книгами. Замечу, на мой скромный взгляд, в оных господин Быков насколько злоупотребляет собственной огромной эрудицией. Зачастую чисто по-журналистски норовя ошарашить слушателя достаточно поверхностными выводами и сравнениями, гонясь не столько за смыслом, сколько за блеском и мнимой оригинальностью выводов…

Но вернемся к нашей основной теме. Ведь Быков – еще и достаточно успешный беллетрист, среди прочих методов использующий и фантастический. И здесь – он бывает очень хорош. Как по мне, его плутовской, ёрнический и местами, очень смешной, роман «Правда», в коем он имел наглость…поведать нам «истинную историю настоящего Ленина», - просто шедевр. Блестящий пример того, как  можно абсолютно несерьезно подойти к трагической истории, превратив ее в фарс и литературную игру, не переходя границы хорошего вкуса и не становясь пошляком… Нет, эта книга отнюдь не идеальна, и люди, чересчур серьезные, особенно, из числа правоверных коммунистов, предадут хуле автора, покусившегося на их святыню. Я же – перечитывал ее не раз, получая искреннее удовольствие от фантазии и отличного юмора автора, смешавшего в «сборную солянку» и историю, и литературу, и сказки, и быль…

Не с меньшим, хоть и совсем иным, чувством прикосновения к хорошей литературе, читал я его роман «Орфография» - часть «Трилогии «О». Неимоверно печальную книгу о крушении старой русской словесности, что совпала с реформой орфографии 1918 года. Смешение истории и вымысла, порой заходящего за грань реальности. Легко узнаваемые за прозрачными «псевдонимами» знаменитые писатели и политики той поры – Горький, Луначарский, Грин, Маяковский… И – жуткий Петроград, голодный и страшный, где ночью на улицы выходят инфернальные существа только внешне похожие на людей. Книга пронзительная и больная, всей своей кровавой плотью ведущая к мысли о бесплодности и разрушительности любых революций, уничтожающих и судьбы людей, и саму культуру и цивилизацию.

Я мог бы назвать вам еще не одну беллетристическую книгу Быкова, написавшего их немало. Но… понравится – сами найдете! Для меня же в творчестве этого бесспорно, богато одаренного человека, интересно то, что как писатель – он куда сильней и умней себя же, играющего в политику. Ибо, талант пока побеждает в нем сиюминутные веяния то ли времени, то ли меркантильных интересов и пристрастий. Пока, ибо часто покидает он тех, кто начинает им торговать оптом и в розницу. Не дай Бог этого Дмитрию Быкову, выделяющемуся из числа своих единомышленников даром, который было бы жаль расточить на сиюминутные распри  и склоки.

Автор: Игорь Плисюк

1
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров: