Главная / Неформат

Хроника дня

Книжный лоцман. Тысяча и одно китайское приключение

Давным-давно, когда мне было лет десять, то ли во время очередной детской болезни, то ли — в довольно-таки скучные, хоть и вожделенные, дни долгих зимних каникул, роясь в огромной дедовской библиотеке, нашёл я книгу, которую и доселе нежно люблю и вам рекомендую.

Четыре тёмно-фиолетовых тома со старинными и весьма завлекательными гравюрами, изображавшими всяческих чудовищ, невиданных существ и лихие битвы оных. «Путешествие на Запад» У Ченъэня. Классический китайский роман, впервые изданный у нас в середине 50-х годов прошлого века, во время недолгой дружбы с Китаем…

Книжный лоцман. Тысяча и одно китайское приключение

Привлечённый сначала картинками, я начал читать его и не смог оторваться, пока не дочитал все две с лишним тысячи страниц этого завлекательного повествования. До сих пор не могу забыть удивительного ощущения причастности к невероятным приключениям, волшебным делам и презабавным похождениям героев этой почти бесконечной книги, рядом с которой бледнеют нынешние «фэнтези-эпопеи» типа раздутой благодаря сериалу «Игры престолов» Джорджа Мартина.  Право, и «рядом не стояло»! Равно как и пресловутая «Тысяча и одна ночь», до полного восьмитомника которой я дорвался в те же годы, вопреки стараниям родителей, норовивших спрятать от меня сей крамольный компендиум арабских сказок, оказавшийся огромным разочарованием. Ведь вместо вожделенных чудес, знакомых мне по любимой киносказке детства — «Волшебной лампе Аладдина», оные оказались неимоверно запутанным смешением кучи разорванных на клочки историй, да ещё и с примесью вовсе непонятной мне тогда пряной восточной эротики. И даже герой нескольких западных фильмов, шедших в нашем прокате, благородный Синдбад-мореход в оригинальном варианте выглядел жестоким и алчным проходимцем…

Но вернёмся к моей любимой книге, не уподобляясь лукавой Шахерезаде, запутывавшей своего жестокого мужа хитросплетением сюжетов. Итак, чем же столь прельстил меня старый китайский роман. Прежде всего — главным героем!

Китайский д’Артаньян с хвостом

Да, можете себе представить, ключевой персонаж этой книги, царь обезьян Сунь Укун, напоминает именно лихого гасконца из незабвенных книг Александра Дюма-старшего. Отчаянный храбрец и драчун, мастер боевых искусств, бунтарь и обаятельный разгильдяй, волей всесильных божеств сразу всех китайских пантеонов — и конфуцианского, и буддийского, и даосского — становится он верным спутником-телохранителем Танского монаха Сюан Цзана, отправившегося в долгий и опасный путь из Китая в Индию за полным сводом буддийских священных книг.

Не стану пересказывать вам всю историю этого похода, полного невероятных приключений и бездны фантастических историй, ибо это абсолютно невозможно. Скажу лишь одно: все они нанизаны как этакое экзотическое ожерелье из разноцветных драгоценных камней на чудесную нить абсолютно неподражаемого «Великого мудреца, равного небу» — уж таков был титул развесёлого обезьяна Сунь Укуна, участвовавшего в этой книге аж в 50 поединках, подробно описанных в стихах и прозе. И это — не считая неимоверного количества приключений, эскапад и подвигов неподражаемого воина, шалуна, плута и героя… Волшебного героя, появившегося на свет благодаря трудам и таланту неудачливого ученого и блистательного сказочника У Ченъэна во второй половине XVI века.

Книжный лоцман. Тысяча и одно китайское приключение

Незадачливый мудрец и его наследие

У Ченъэнь родился в небогатой семье и, несмотря на блестящее образование и изрядный талант писателя и поэта, все свои 80 с лишним лет, прожил он в бедности и отдаленности от столицы, не добившись карьерного успеха и высоких чинов. Ведь тогдашний Китай требовал от «сановного мудреца» не столько дара художника и ученого, сколько — занудливости начётчика и тупой, механической памяти в заучивании наизусть трудов классической древности. Но зато его роман с тех пор и до наших дней является любимой книгой всего китайского народа.

Бродячие рассказчики-шошуда на базарах пересказывали его охочим до занятных историй простолюдинам. Простонародные театры инсценировали фрагменты из нескончаемой эпопеи, веселя публику смешными и героическими эпизодами похождений царя обезьян и его спутников. И уже в наше время эту книгу больше чем 20 раз (!) экранизировали кинематографисты, телевизионщики и мультипликаторы Китая, Сингапура и Гонконга. От сериалов — до полноэкранных кино-эпопей! Назовите-ка хоть один классический европейский или американский роман, получавший столь обильное экранное воплощение!

Книжный лоцман. Тысяча и одно китайское приключение

Книга со множеством лиц

В чём же секрет этого мега-романа? На мой взгляд, в его «многослойности». Для подростка или любителя лихого фэнтези — это бесконечная череда волшебных приключений. Для поклонника древнейшей цивилизации Поднебесной — неимоверно богатый кладезь сведений о её мифологии, культуре и быте. Для обычного же поклонника изящной словесности — просто большая, умная, весёлая и преисполненная юмора и фантазии книга, подаренная нам старинным китайским мудрецом. Лукавым и добрым сказочником и сатириком У Ченъэнем, который достоин места в ряду великих писателей этого мира рядом  с Франсуа Рабле и Александром Дюма, и… заслуженного титула автора первой фэнтези-эпопеи, предвосхитившей современные многотомные и, порой, куда менее оригинальные, опусы.

Р.S. Для нетерпеливых читателей: на русском языке издан и сокращённый однотомный вариант этого романа под названием «Сунь Укун — Царь обезьян», в коем многие повторы и стихотворные вставки изрядно урезаны, но основная канва волшебных и веселых приключений сохранена. Приятного чтения!

Автор: Игорь Плисюк

3
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Как это было: дебош участников АТО в одесском парке и их усмирение

12 октября трое пьяных мужчин в камуфляже в парке Шевченко цеплялись к прохожим и всячески провоцировали конфликт. Наконец, они своего добились, но результаты оказались не в их пользу.