Главная / Неформат

Хроника дня

Когда книга на родную тему не радует

Скажу честно, любезные наши читатели: люблю я хорошие биографические книги.

Право же, весьма приятно и поучительно бывает погрузиться в прошедшие времена, знакомясь с их реалиями и духом через жизнеописание интересного человека. И не важно, добрым был он или злым, ибо из каждой судьбы можно извлечь должные уроки. А посему с одинаковым удовольствием читал и перечитывал ваш покорный слуга и блистательную книгу Стефана Цвейга о редком негодяе Жозефе Фуше — министре полиции при Наполеоне, умудрившемся предать всех и прожить долгую и подлую жизнь, и его же пера книгу о злополучной королеве Марии Стюарт, и трагическую в совсем ином смысле историю духовных метаний блистательного мыслителя эпохи Возрождения и реформации Эразма Роттердамского…

А сколь хороши романизированные биографии, вышедшие из–под пера француза Андре Моруа, и Дюма, и Бальзака, и Жорж Санд…

Замечу, что и наши отечественные авторы оставили весьма яркий след в этом жанре. Достаточно вспомнить романы Юрия Тынянова о Грибоедове, Кюхельбекере и Пушкине или монографии историка Евгения Тарле о Наполеоне и Талейране, читающиеся с неослабевающим интересом, сочетая в себе образцовую точность и прекрасный стиль.

Перечислять авторов сего популярнейшего жанра можно долго и со вкусом, ибо, начиная от времён античного основателя его, Плутарха, и последователей его — Светония, Саллюстия и прочих, и до Ирвинга Стоуна и Анри Перрюшо, интерес к тому, как жили и кем были великие люди иных эпох, не ослабевает.

А посему с начала 30-х годов прошлого века и доселе выходит и пользуется изрядным спросом серия биографий «Жизнь замечательных людей», «ЖЗЛ». Книги эти составили уже целую библиотеку из многих тысяч выпусков. И среди них за последние годы вышло немало томов, посвящённых нашим землякам–одесситам. С огромным удовольствием прочитал я и поставил на полку «Корнея Чуковского» Ирины Лукьяновой — великолепный портрет мудрого, безумно талантливого и разностороннего филолога, фельетониста и детского поэта. Человека, что называется, сделавшего самого себя, всю свою жизнь учившегося и просвещавшего других. И не менее яркую, написанную с любовью к герою и доскональным знанием времени книгу Сергея Шаргунова «Валентин Катаев», в которой впервые мы смогли увидеть в полном объёме весьма непростой путь блестяще одарённого писателя — от гимназиста–ученика великого Ивана Бунина, добровольца Первой Мировой и белого офицера — до певца революции, на склоне лет открывшего новый, неповторимый стиль «мовизм». Истинного одессита, воспевшего наш город во множестве своих творений с любовью и неповторимым ароматом ушедшего…

И вот, в мои руки попадает увесистый том, посвящённый ещё одной знаковой для Одессы фигуре — Леониду Осиповичу Утёсову, певцу, артисту и джазмену. Универсальному гению нашей эстрады. Автор его, доктор филологических наук Матвей Гейзер, за время своего сотрудничества с серией «ЖЗЛ» успел написать и издать книги о Соломоне Михоэлсе, Фаине Раневской, Зиновии Гердте… Плеяда, что называется!

Увы, предвкушение хорошего чтения на первых же страницах наткнулось на явный ляп: вдовствующая императрица Мария Фёдоровна почему-то именуется «великой княгиней». Ну, бывает, подумал я. Но… чем дальше — тем больше возмутительных для дипломированного и титулованного учёного грубейших ошибок попадалось мне на глаза, безобразнейшим образом искажая исторические реалии. Приведу лишь несколько наиболее вопиющих примеров…

По господину Гейзеру, Одессу в 1905 году защищал от погромов… Мишка Япончик со своими лихими ребятами. Хотя всем известно, что пребывал он тогда в возрасте отроческом, и более того, в тюрьме, куда попал за покушение на пристава–сатрапа Кожухаря… А организовывал оные бесчинства градоначальник Толмачёв, который в действительности был прислан в Одессу через несколько лет, прославившись неумеренным корыстолюбием и антисемитизмом… Утёсову приписывается и близкое знакомство со знаменитым певцом Петром Лещенко ещё до войны 1914 года, хотя блистательная карьера сего исполнителя популярных в народе песенок началась после Первой мировой. И далеко за кордоном — в Румынии…

По ходу чтения мы узнаём и о том, что выпускник Виленского университета, великий польский поэт Адам Мицкевич… учился в нашей Ришельевской гимназии, хотя в одесской ссылке он казался уже вполне взрослым человеком, да и гимназии такой тогда не было, а был вовсе даже одноимённый лицей. Друг же Утёсова, поэт Эдуард Багрицкий, почему-то по версии автора умирает вовсе не от бронхиальной астмы, коей страдал всю свою недолгую жизнь, но от неведомо откуда взявшегося туберкулёза. Зато Исаак Бабель, как нам известно, живший на Ришельевской, провёл свое детство на Молдаванке…

Когда книга на родную тему не радует

Если добавить к этому весьма сомнительное знание автором географии одесских улиц и крайне «клочковатый», фрагментарный и хаотический характер композиции книги, к середине текста сбивающейся с плавного жизнеописания на отдельные очерки, то становится понятно: книга явно не удалась. И что тому виной — небрежность ли автора, либо, увы, привычное в последнее время отсутствие грамотной и квалифицированной редактуры, уже не важно. А посему лучше перечитаю я великолепные, сочные мемуары самого Леонида Осиповича, чего и вам желаю! А прочие книги г–на Гейзера, несмотря на весьма привлекательные имена их героев, в руки уже не возьму. К чему разочаровываться и портить себе настроение?!

Автор: Игорь Плисюк

1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...