Главная / Неформат

Хроника дня

«Кстати, а как лысая певица?» – спросили в одесском кабаре «Буффон»

Формула зрительского счастья: теснота времени, пространства и смысла. Плюс абсурд.

Друзья, прекрасен наш абсурд! Пока официальные театры сетуют на нехватку хороших пьес, одесское кабаре «Буффон», мирно существуя в подвальчике дома номер 6 на Екатерининской площади, поставило классику абсурдистской драматургии антипьесу Эжена Ионеско «Лысая певица». Штатная искательница смыслов ТАЙМЕРА Мария Гудыма обрела своё зрительское счастье.

Все эти постановки «от зерна», «от ядра», или как их там ещё любят называть умники-режиссёры, часто оборачиваются не столько театром, сколько литературщиной. Древние греки и шекспировские герои порядком притомили, шут с ними! Театр в чистом виде, биение жизни, виртуозность ремесла дарят нам как раз спектакли по пьесам абсурда, как бы абсурдно ни выглядело данное утверждение на первый взгляд. Просто они редко случаются в Одессе!

Навскидку можно назвать разве что блестящий моноспектакль Юрия Невгамонного «Счастливые дни» по Сэмюэлю Беккету, да «Ночную фантазию» Бориса Барского и Георгия Делиева та же эстетика! А эстетика, кстати, кабаретная, главными условиями которой являются теснота времени, теснота пространства, теснота смысла.

Злободневность? Вся наша жизнь абсурд, коль существует смерть; брак абсурден, когда существует развод, мы разговариваем порой абсурдными фразами-штампами. Ничего специально даже придумывать не надо, бери любой текст любого классика абсурда, и душа отзовётся. 

И вот снова радость нечаянная, «Лысая певица» Эжена Ионеско в постановке Олега Савченко. Здорово также, что был выбран перевод именно Елены Суриц, он сделан весьма «вкусно» и легко запоминается, это немаловажно для артистов, которым порой нужно отбарабанить (как капитану пожарной команды, например) много абсурдного текста.

«Мечтал поставить «Лысую певицу» лет восемь, есть в ней что-то, есть некий таинственный юмор, признаётся режиссёр. Но всё не получалось, необходимо было деньги зарабатывать, мы занимались клоунадой. Наконец пришло время решиться на эксперимент. Я через социальную сеть объявил набор актёров на главные роли. Ну там же все роли главные, никакой натяжки в моём предложении не было... Откликнулись ребята, так или иначе имеющие отношение к сцене, в основном любители, только Таня Цявкун у нас дипломированная актриса. Актёра-то оценивают не по диплому, а по тому, что он делает на сцене! В итоге у нас образовалось даже два исполнительских состава. После трёх премьерных спектаклей вынуждены будем прерваться, начинаются ёлки, в которых ребята задействованы. Так что следующую «Лысую певицу» можно будет увидеть в январе, а то и феврале. Весной думаем перенести её на большую сцену. Наверное, опять кину клич в социальной сети, тут же выстроится ряд желающих принять нас театров, и что-то подсказывает мне, что дело закончится Домом клоунов, с которым у нас давние, прочные связи...»

 
«Спички, зажигалки, сигареты сдаём! Разрешение на фотосъёмку есть?» 

Большой зал? Ну, не знаю... В тесном кабаре, где чувствуешь соседей локтем и коленом с обеих сторон, не смеешь подвинуть стул, иначе всё посыплется по принципу домино, абсурд воспринимается феерически. Наконец, пусть не обманывают большие театры, продавая билеты в задние ряды партера и всяческие ярусы с таким видом, будто оттуда можно что-то по-настоящему воспринять. Нет, к происходящему на сцене лучше подползти поближе, чтобы не ускользнул ни один изгиб брови, ни одна нотка в голосе артиста. «Буффон» как раз это и обеспечивает. Теснота времени? Спектакль компактный, одноактный, все эти шестичасовые представления модных гуру от режиссуры растягиваются за счёт пустого хождения по сцене, раздувания щёк и заламыванья рук проверено на собственном зрительском опыте. Теснота смысла? Предельная! Именно абсурд и обнаруживает истинные и скрытые смыслы, которые могут потонуть в потоках гладкого словоблудия.

... На крохотной сцене появляется изящная дама в шёлковом чёрном платье и маленьком меховом палантине (Натали Кошкина). Нежная кожа, локоны вдоль щёк, спокойная и воспитанная манера вести разговор, как и принято в хорошем салоне. Это истинная англичанка миссис Смит. Но такой красивой леди невозможно было дать в руки для штопки «английские носки», как на том настаивал драматург, она по воле постановщика «терзает английскую газету», медленно разрывая листы газетной бумаги на полоски. Своему мистеру Смиту (Виктор Фурдуй в этой роли смотрится вполне респектабельным джентльменом) она размеренным голосом сообщает: «Вот и девять часов. Мы ели суп, рыбу, картошку с салом и английский салат. Дети пили английскую воду. Мы сегодня хорошо поужинали. А все потому, что мы живём в окрестностях Лондона и наша фамилия Смит».

 
«А всё потому, что наша фамилия Смит!»

Эжен Ионеско написал свою антипьесу в 1950-м, вдохновившись примерно такими же предложениями из учебника английского языка и засомневавшись в возможности существования осмысленной коммуникации в современном обществе. Каждый, кто вёл (вернее, пытался вести) деловую переписку с чиновниками, рано или поздно погружается в подобные сомнения. Ты ему про Ивана, он тебе про болвана. Беккет с Ионеско нервно курят в сторонке.

Действие то и дело взрывается появлением служанки Мэри (Татьяна Цявкун). Вот уж кому кабаре маловато разгуляться негде. Нет, всё же актёрский диплом не пустая бумажка, профессионализм великая вещь! Таня изумительна всегда. Глубокий голос, неуёмный темперамент, сияющие звёздами глаза, сокрушительно обаятельная улыбка... Неудивительно, что она на поверку окажется... Шерлоком Холмсом, а капитан пожарной команды (очаровательно брутальный Пётр Липинский) без ума от неё как от женщины. Веришь всему! Соглашаешься с любым абсурдным утверждением, раз его изрекает такое неотразимое существо.


«Каску я сниму, конечно...» 

А вот ещё герои – аристократически утончённая миссис Мартин (Елизавета Рарог) и неприлично красивый мистер Мартин (Аммар Саппо, в миру, как сообщил режиссёр, Сапожников). Елизавета – мечта поэта. Случалось видеть на другой сцене, как она танцует. Здесь такой возможности актриса лишена, однако удовольствия от её игры не меньше. С другой стороны, такой партнёр как не вдохновит? С такой живописной внешностью Аммару Саппо вполне можно поручить роль какого-нибудь французского поэта, чтобы томно встряхивал шапкой кудрей и декламировал что-нибудь вроде «Я верую в любовь, как верю в Бога я», а благовоспитанные дамочки задыхались бы от восторга в своих корсетах. В «Лысой певице» Лиза и Аммар здорово украшают действо гримасками своих подвижных лиц, это калейдоскоп эмоций, случайных и неслучайных, пусть простит Ионеско, желавший монотонности в диалогах мистера и миссис Мартин. Ну нормально, да – пришли в гости вместе и не узнают друг друга, выпытывают, в каком вагоне да на какой улице встречались, постоянно восклицая: «Какое совпадение! Весьма вероятно... Но не помню». С другой стороны, чем объяснить огромное количество разводов, как не тем фактом, что женятся, в сущности, малознакомые люди? Тут уже впору говорить об абсурдности развода, когда существует брак, заключённый по принципу, как формулировали в старину, «на скорую руку, да на долгу муку».


 
«Весьма вероятно... Но не помню!» 

 
«Дональд, так это ты?»  

И нельзя не упомянуть о ещё одном герое английских часах, которые отбивают (эту функцию взял на себя сам Олег Савченко) то семнадцать ударов, то вовсе бьют как попало. А что же сама лысая певица, спросите вы? Она не появляется на сцене, более того в первоначальном варианте пьесы даже и не упоминалась. По театральной легенде, название пьесы возникло у Ионеско на первой репетиции, из-за оговорки актёра, репетирующего роль капитана пожарной команды (вместо слов «слишком светлая певица» он произнес «слишком лысая певица»). Ионеско не только закрепил эту оговорку в тексте, но и заменил первоначальный вариант названия пьесы «Англичанин без дела». Поэтому на вопрос о лысой певице, который всё же задаёт хозяевам дома бравый пожарник, следует ответ: «У неё всё та же причёска».    


«Простите меня, капитан, но я не совсем поняла вашу историю. Когда дошло до бабушки попа, я почему-то запуталась!»   

Самое абсурдное во всей этой истории то, что прекрасный спектакль вынужден взять тайм-аут ради новогодних ёлок. Будем следить за афишами и «сидеть черепицей» в маленьком кабаре – катарсис такой, что древним грекам, не к ночи будь помянуты, и не снилось. 

 
«И какова же мораль? - Это уж вам решать!»  

Фото: Пётр Катин 

Автор: Мария Гудыма

5 7
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...