Главная / Неформат

Хроника дня

«Лечу Масью от всего!» Музей современного искусства Одессы переехал

Кто сказал, что сезаннизма нет?

Свой переезд в новое помещение (Французский бульвар, 8) Музей современного искусства Одессы отпраздновал с размахом. ТАЙМЕР с удовольствием разделил радость музейщиков.

 

Уже на подступах к экспозиции, организованной по принципу лабиринта, в парадной МСИО посетителей ожидала выставка «В предчувствии музея». На ней представлены яркие, остроумные, иногда парадоксальные и эпатажные, работы современных одесских авторов Александра Венецкого, Марии Гончар, Романа Громова, Дмитрия Дульфана, Мирослава Кульчицкого и других. Забавные граффити на стенах, «усовершенствованные» плакаты, таблички с надписями «Это ещё не музей», «Coming soon», объявления с отрывными талончиками с изображением знаменитого «Чёрного квадрата» Малевича, объект «Авось» (птичья клетка с уныло свисающими двумя авоськами) – есть чему подивиться. А вот снова объявление: «Лечу Масью от всего». И на каждом талончике – «Мась». Что поделать, нашумевшую инсталляцию одесситки Оксаны Мась «Алтарь наций» из деревянных писанок на родине автора воспринимают с иронией. Впрочем, доброй.

 

Как выяснилось, первоначально Маша Гончар приклеила на стену парадной пустую бумажку, а потом какой-то «неизвестный автор» приписал насчёт «лечения Масью». Гениально получилось! В контексте одесской речи расхожее выражение «Не надо меня лечить» (то есть говорить, внушать ерунду), перекочевав на объявление, приобрело особо ироничное звучание. А тут ещё другое объявление: «Покраска яиц, изготовление копий…» Ну да ладно, пусть успешная художница не обижается. Удачи ей! А в дальнейшем музей объявляет конкурс на лучшие произведения для парадного подъезда. Соседи не возражают против экстравагантных произведений, улыбаются, рассматривают…

 

Но вот и второй этаж, святая святых… Обновлённая постоянная экспозиция и выставка живописи Светланы Юсим «Вариации» разместилась в залах, оборудованных по принципу лабиринта. Заблудиться, однако, сложно, на стендах расположены схемы и названия экспозиционных пространств. Потолки на 70 сантиметров повыше, чем в прежнем музейном помещении в Сабанском переулке, освещение гораздо лучше, поэтому даже знакомые экспонаты вдруг «заиграли» по-новому. А ведь здесь было совершенно убитое помещение, но заинтересованность Вадима Мороховского, из чьей коллекции, собственно, и составлено музейное собрание, помогла решить многие проблемы. Из нерешённых пока – отсутствие кондиционеров и музейного санузла, но это ещё впереди.

 

Директор МСИО Семён Кантор обходит своё хозяйство – вот незадача, тут этикетка отклеилась, там английский текст неверно написан… Позже подкорректируют, а с минуты на минуту нагрянут гости. Не всё в этих залах так уж авангардно и эпатажно. Но, может быть, тем и лучше?

 

«На последнем заседании нашего попечительского совета было много споров, – признаётся Семён Борисович. – Ну вот взять хотя бы картину «Август 90» Николая Прокопенко – кто-то скажет, что это салонная, коммерческая живопись, украшательство, декоративизм. Я вижу здесь живое, яркое искусство. Сезаннизм умер, говорят, но что тогда делать с молодой художницей Олей Котовой, которая творит явно в рамках этого течения? Давайте не будем забывать, что в советские времена наши художники не только не общались с Западом, даже запасники родных музеев были для них закрыты, а творчество Татлина и Цадкина было ещё более незнакомо, чем произведения Пикассо и Матисса. Екатерина Дёготь, известный арт-критик, порой позволяет сказать себе в адрес того или иного художника, что живой – ещё не значит современный. Мы понимаем, что модернизм для многих одесских мастеров ещё не закончился. Разве недостойны внимания Цюпко, Басанец, Волошинов, Стовбур, Филипенко, Варешкин? И мы отстаиваем позицию, что произведение может быть уже не авангардным, но это не лишает его права на нахождение в сфере современного искусства. Почему мы должны, как сказано у поэта, задрав штаны, бежать, правда, уже не за комсомолом, а за Хёрстом? Тяготы переезда позади, мы начнём спокойно жить и проведём научную конференцию на эту тему. Сезаннизм жив и через 100 лет после смерти Сезанна, вот такая штука… Авангард? Да! Но не вместо, а рядом. Единственное табу, которое я объявляю для кураторов наших молодёжных проектов: вариации на темы религии, национальности, порнографии».

 

А вот от формата привычных персональных выставок музей будет постепенно отходить. После абстрактной живописи Светланы Юсим представят выставку концептуальной живописи Владимира Нацмца 80-х годов, экспозицию памяти Александра Дмитриева, потом выставку Валерия Парфёненко, проект группы «Лаборатория живописи». Самые масштабные проекты будут готовиться к 10 апреля, это день основания МСИО, и ко Дню города, 2 сентября.

 

Поздравить Семёна Кантора как директора и Светлану Юсим как автора первой выставки пришли владелец музейной коллекции Вадим Мороховский и искусствовед Елена Шелестова, многие гости несли в подарок листы графики (тоже пополнение собрания МСИО!), цветы. А насколько радикальным будет то искусство, которое здесь станут предъявлять зрителю, покажет время. Может и правда, основными экспериментальными площадками должны оставаться галереи, а не музеи, где всё-таки принято оставлять нечто устоявшееся, доказавшее свою ценность и жизнеспособность? Вопрос остаётся открытым…

Фото: Алексей Кравцов

Автор: Мария Гудыма

15
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...