Главная / Неформат

Хроника дня

«Не может быть несчастливым то, что выглядит таким красивым…». В Одессе завершился фестиваль «Стена»

Спектакли, перформансы, семинары.

В прошлом году впервые проходивший тогда Odessa International Theater Festival получил название «Зелёный театр» и досадно совпал по времени с театральным же фестивалем «Молоко». Нынешним летом театралам везёт: никаких совпадений, наслаждаемся фестивальными событиями по очереди завершился один, начинается другой.  Ключевая идея OITF-2016 сформулирована так: «Стена», а на деле стен никаких и нет. Организатор фестиваля, клоун Олег Савченко предложил «разрушить стены, разделяющие людей, посредством искусства».

Многие события и впрямь проходили под открытым небом, например,  актёрские семинары под руководством канадского гостя Майкла Дивайна, спектакль-застолье SVATBA, перформанс TABU от аутентичного театра La Briar, перформансы от студии театральной импровизации ZaO (Кишинёв).

 

Честно говоря, зрителю, хоть немного интересующемуся современным искусством, частенько казалось, что в представлении некоторых участников жанр перформанса и танцы босиком как-то слились воедино, главное разуться, а там как покатит. С другой стороны, почему бы и нет, если люди только пробуют себя в перформансе.







А для театральных гурманов фестиваль приготовил два события, прошедших, как говорится, без шума и пыли, без босоногих танцовщиц, оркестров народной музыки и зазывал. Оба спектакля прошли в тесном пространстве театра «Буффон», как оказалось, максимально обеспечившим тесноту пространства для тесноты времени и смысла.

Особо отметить хотелось бы театр «Оксюморон» со спектаклем «Суррогаты». Режиссёр постановки, киевлянка Юлия Сулима очень волновалась, представляя одесситам своё прочтение пьесы Теннесси Уильямса «Outcry», дескать, уж сколько их (постановщиков) упали в эту бездну…  Как известно, Теннесси Уильямс переименовал самую любимую из своих поздних пьес «Спектакль для двоих» в «Outcry» («Крик»). «Я вынужден был не просто сказать, а крикнуть. И я сделал это», — говорил он. Чувствуется, что привычные рамки драматургу уже тесны, и нужна лишь режиссёрская смелость, чтобы приблизить эстетику постановки к театру абсурда.




Собственно, это театр в театре. Господа актёры, брат Феличе и сестра Клэр (Вячеслав Ратников и Светлана Онопа) давно уже перепутали жизнь с театром, перенесли свои далеко не однозначные взаимоотношения на персонажей. Феличе «рвёт страсть в клочья», то до непристойности демонстрирует сестре свою удаль, то с обожанием хвалит её тиару (а никакой тиары нет, есть маленькая шляпка, но мы веруем, ибо абсурдно), то утешает её, суеверно опасающуюся маминого опалового перстня: «Не может быть несчастливым то, что выглядит таким красивым…».





Суррогатные личности, суррогатные чувства, судорожные попытки уцепиться за красивые вещицы, но напряжение на сцене и в зале растёт. Беда в том, что соучастие в тёмном деле сделало брата и сестру заложниками
«мерцающего мира», где они заточены. Неспокойная совесть не спит даже во время работы над новым спектаклем, прорывается нотками истерики. У драматурга драка между героями происходит не на глазах у зрителей, в антракте. В спектакле Юлии Сулимы антракта нет, есть наглядный, драматичный  поединок здорового увальня и хрупкой козочки-актрисы… Исход диалога решает, конечно, пистолет… Вопрос «Кто убийца?» даже не стоит, оба хороши.



И как же легко оказалось превратить этот же крошечный зал в любительскую телестудию, где разыгралась в исполнении одесситки Надежды Марченко «Иная история фрёкен Хильдур Бок» (режиссёр Наталья Прокопенко)! Приглушённый свет, новогодние гирлянды, стул, антикварный телефон и снова драгоценность, только уже не кольцо с опалом, а мамина брошка-листок, пережившая целую эпоху, листок, носимый ветрами времён.






Пьеса Олега Михайлова сейчас очень востребована российскими театрами, она наверняка тоже станет классикой и просто идеально «легла» на индивидуальность актрисы. Конечно, Надежда слишком молода для «самой известной домоправительницы фрёкен Бок», но прибавить себе возраста на сцене даже при минимуме грима вполне посильная задача для любого исполнителя. Куда сложнее создать иллюзию жизненной правды (а в финале выяснится, что нас немножечко провели, в том смысле, что никаких зрителей у помешанной на телевизоре и телевидении фрёкен Бок на самом деле нет, это монолог, обращённый к самой себе).





Да и не фрёкен она уже давно, много лет именуется фру Йенсен, вышла замуж за дядю Юлиуса (тут надо быть в курсе семейных взаимоотношений Малыша, его воображаемого друга Карлсона, мумии Мамочки, собаки и так далее). Но, увы, спустя годы овдовела. Будучи ровесницей века, она повидала немало ужасного и печального, а ведь мы привыкли к мультяшной «домомучительнице» с пылесосом наперевес и горой румяных плюшек на столе.

 

Она и такая тоже, жизнь научила её хозяйственным премудростям, но если бы только этому!.. От Надежды Марченко привычно ждёшь клоунского фейерверка, криков, экстатического танца, а тут исповедальная интонация, смеющийся сквозь слёзы взгляд много повидавшего в жизни человека (всё же рядом со зрителем, на расстоянии вытянутой руки!) и тоже оглушительный успех. Через этот текст актриса открыла новую, потрясающую грань своего таланта. Следите за афишами премьера спектакля состоялась на фестивале, теперь одесским театралам предстоит открыть для себя новую Надежду Марченко. А там, глядишь, подвернётся возможность привезти на гастроли спектакль «Суррогаты», тоже не стоит пропускать.

 

Через год, будем надеяться, фестиваль пройдёт в третий раз и тоже порадует разнообразной программой, даст повод любоваться, смеяться и грустить.

Автор: Мария Гудыма
Фото: Лев Райзман

18
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».