Главная / Неформат

Хроника дня

Не умирай, старина Фирс! В Одесском Театре «На Чайной» — чеховские мотивы

Давайте «муздыкаться и курдёхаться», пока живы.

«Жизнь-то прошла, словно и не жил», — заявляет со сцены герой новой постановки Театра «На Чайной» (Карантинная, 21/1) под названием «Смерть Фирса». Штатная плакальщица ТАЙМЕРА Мария Гудыма побывала на премьере.

Пьесу российского драматурга и сценариста Вадима Леванова (1967-2011) «чайники» не поставить просто не могли. Антон Павлович Чехов оставил нам наследие, которое до сих пор стимулирует театры к новым режиссёрским и актёрским решениям. Но более того, драматурги с удовольствием перепевают чеховские мотивы и находят в них нечто новое.

Свежий пример — опять-таки «Чеховские мотивы» в постановке директора Театра «На Чайной» Александра Онищенко по пьесе ирландского драматурга Брайана Фрила «После занавеса», основанной на произведениях Чехова. Есть масса вариантов «Чайки», из «Вишнёвого сада» сварилось «Русское варенье» (пьеса Людмилы Улицкой), и вот эта история с забытым в заколоченном имении стариком Фирсом — тоже оттуда.

Пьеса Леванова опубликована впервые в 1998 году, достаточно популярна, но широко известным текстом пока не стала. Сперва публике покажется, что к ней приковылял из тьмы преклонных лет чеховский герой с больными суставами, одышкой и оправданными в самом натуралистическом смысле репликами: «Заперто. Уехали... Про меня забыли... Ничего... я тут посижу... Жизнь-то прошла, словно и не жил... Я полежу... Силушки–то у тебя нету, ничего не осталось, ничего... Эх ты... недотёпа!..».

Но охи и вздохи прервёт пресловутый звук лопнувшей струны и удары топора. А ещё крик режиссёра (Филипп Азаренко): «Рано!!! Рано начали рубить!! Стоп! Дайте, я вас умоляю, ему умереть по–человечески! Пусть помрёт человек спокойно! Ну?! Он всю жизнь, блин, страдал, мучился, а вы ему подохнуть не даёте как следует! Вы меня там слышите? Нет?! Не спать он тут ложится! Понимаешь?! Нет?! Он — болен! У автора, Антон Палыча, сказано: «Он болен»! Рак у него предстательной железы!!! Понимаешь? Эта пьеса — про Фирса! «Вишнёвый сад» — пьеса про Фирса! Он тут — всего квинтэссенция! Мировая душа! Мировая душа умирает здесь, сейчас, теперь! Понимаешь меня, родной?! Вот тут прям она агонизирует! Я ж тут, который сижу, зритель, мать твою, у меня ж жопа болит уже — два часа в жёстком кресле муздыкаться! Я же должен это о–щу-тить!!! Катарсис же я должен ощутить! Ну?! Сделай ты мне это, ради бога! Ты ж — актёр! И вы там! За кулисами! Я прошу! Я умоляю! Хватит уже муздыкаться и курдёхаться! Вовремя надо струну рвать! Вовремя! Топорами рубить — вовремя!! Дайте актёру помереть!».



Тексты Леванова эмоциональны и «вкусны» необычайно, и что выглядит зловещим совпадением: драматург окончил свою жизнь в 44 года почти точно с таким же диагнозом, который режиссёр походя поставил Фирсу…

Случайного не бывает в искусстве, пьеса не только «про Фирса», но и «про Леванова», «про любого актёра», масштабнее бери — «про любого человека». Умирать всем обидно, и всем кажется, будто вчера родился, даже если организм уже исчерпал все свои ресурсы. Даже если красивая фраза «мечтаю умереть на сцене» позволяет щегольнуть в интервью. Но ведь и вправду на сцене может прихватить сердце, а театр в это время пуст, и даже надежды на спасение не останется…

Олег Шевчук сыграет три выхода Фирса с репликами в различных трактовках, а между этими вехами спектакля будут перепалка сквозь зубы с режиссёром и воспоминания о жизни, о ролях, когда окажется он на сцене один, забытый всеми театральными служителями, как тот Фирс.



Режиссёр спектакля, артист Пётр Липинский поставил для этих воспоминаний зажигательный танец, во время которого несколькими жестами, не прерывая монолога, Фирс (впрочем, он уже не Фирс, не дворецкий из чеховской пьесы, а актёр) обозначит суть созданных им образов Ромео, Отелло и даже Штокмана! Этот потрясающий номер — спектакль в спектакле, хотя и так у нас уже сцена на сцене, театр в театре. «Смерть Фирса» подобна матрёшке, рассыпающейся на множество копий, и самая маленькая останется нераскрытой, так и финал оставит в сомнениях: что это было? Почему?



А вот Зилова этот актёр не играл, хотя и очень хотелось. Не время Вампилова — а чьё сейчас время? Хороший вопрос. Наверное, время Чехова никогда не закончится, и чеховские мотивы всегда будут звучать свежо, волнующе. В «Смерти Фирса» основным таким мотивом стал звон лопнувшей струны, время от времени тревожащий героя и будоражащий публику. Не спрашивай, по кому этот звон. И всё же… При всех восторгах от очередного сценического шедевра стоит заметить: слишком уж увлеклись наши любимые «чайники» пьесами загробной тематики, стоит ли так усердно вглядываться в бездну?.. Фирс-то жив, он подобен Агасферу (и это не только буйная режиссёрская фантазия трактовки), суждено ему вовек блуждать по сценам всего мира. И если он — мировая душа, то тут самое время понять, что никакой смерти для Фирса нет и быть не может.



Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

9
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».